Можно ли требовать полного возмещения ущерба с работника-водителя?

| консультации | печать
С водителем заключен договор о полной материальной ответственности. Он попал в ДТП. Второй участник ДТП взыскал с компании (работодателя) деньги за ремонт автомобиля. При этом решения, подтверждающего вину работника-водителя, нет. Может ли работодатель потребовать с водителя возместить эту сумму в полном объеме?

Нет, в полном объеме не может. Материальная ответственность стороны трудового договора наступает за ущерб, причиненный ею другой стороне этого договора в результате ее виновного противоправного поведения (действий или бездействия), если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами. Каждая из сторон трудового договора обязана доказать размер причиненного ей ущерба (ст. 233 ТК РФ).

Работник обязан возместить работодателю причиненный ему прямой действительный ущерб. Неполученные доходы (упущенная выгода) взысканию с работника не подлежат (ст. 238 ТК РФ).

Под прямым действительным ущербом понимается реальное уменьшение наличного имущества работодателя или ухудшение состояния указанного имущества (в том числе имущества третьих лиц, находящегося у работодателя, если работодатель несет ответственность за сохранность этого имущества), а также необходимость для работодателя произвести затраты либо излишние выплаты на приобретение, восстановление имущества либо на возмещение ущерба, причиненного работником третьим лицам.

По общему правилу, предусмотренному ст. 241 ТК РФ, за причиненный ущерб работник несет материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка, если иное не предусмотрено ТК РФ или иными федеральными законами.

Помимо этого, работник может нести полную материальную ответственность. Она состоит в обязанности возмещать причиненный работодателю прямой действительный ущерб в полном размере (ст. 242 ТК РФ). Случаи полной материальной ответственности указаны в ст. 243 ТК РФ. Наличие такого случая должен доказать работодатель при рассмотрении дела о возмещении причиненного работодателю прямого действительного ущерба в полном объеме.

Материальная ответственность в полном размере причиненного ущерба на основании п. 6 ч. 1 ст. 243 ТК РФ (причинение ущерба в результате правонарушения) может быть возложена на работника только в случае вынесения в отношении работника постановления о назначении административного наказания или постановления о прекращении производства по делу об административном правонарушении в связи с его малозначительностью (абз. 3 п. 12 постановления Пленума ВС РФ от 16.11.2006 № 52).

На практике взыскать ущерб в полном объеме, если в отношении работника-водителя нет решения о совершении правонарушения, проблематично.

Приведем пример: водитель компании попал на служебном автомобиле в ДТП. Автомобилю был причинен ущерб. Водитель был признан виновным по ч. 1 ст. 12.15 КоАП РФ. Суд отменил это решение в связи с недоказанностью обстоятельств. Водитель за свой счет отремонтировал автомобиль. Но затем он подал иск к работодателю и водителю другого автомобиля, который участвовал в ДТП, о взыскании потраченных на ремонт денег (Апелляционное определение СКГД Омского областного суда от 28.02.2019 по делу № 33-897/2019).

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Но апелляция с ним не согласилась. Она взыскала с работодателя потраченные работником деньги на ремонт автомобиля. Правда, за вычетом среднего месячного заработка.

Оба суда пришли к выводу, что виновным в причинении механических повреждений автомобилю являлся водитель (истец), а не другой участник ДТП. Поэтому они отказали в удовлетворении заявленных требований к другому участнику ДТП.

По поводу материальной ответственности водителя, нарушившего ПДД, апелляция отметила следующее. Водитель составил служебную записку, в которой он обязался восстановить автомобиль. Между работодателем и водителем был заключен трудовой договор, в котором было указано, что работник возмещает материальный ущерб, причиненный работодателю, в порядке и размерах, установленных законодательством.

В соответствии с ч. 4 ст. 248 ТК РФ работник, виновный в причинении ущерба работодателю, может добровольно возместить его полностью или частично. Но положения ст. 248 ТК РФ не являются дополнительным основанием для возникновения у работника полной материальной ответственности, а письменное обязательство о возмещении работником ущерба работодателю не должно противоречить требованиям ст. 241 ТК РФ, ограничивающей размер материальной ответственности работника.

Поскольку суд отменил решение о привлечении водителя к административной ответственности, доказательств умышленного причинения истцом вреда имуществу работодателя не было. Поэтому оснований для возложения на работодателя материальной ответственности в полном размере причиненного ущерба также не было.

Более того, должность водителя в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвер­жденный постановлением Минтруда России от 31.12.2002 № 85, не включена.

При этом договор о материальной ответственности с водителем не может заключаться в отношении транспортного средства, поскольку транспортное средство представляет собой материально-техническое средство, используемое и необходимое для исполнения трудовой функции водителя. Закрепленный за истцом автомобиль был предоставлен ему для выполнения трудовой функции водителя, а не в качестве материальных ценностей под отчет. В связи с этим размер материальной ответственности водителя в силу ст. 241 ТК РФ может быть ограничен только размером его среднемесячной заработной платы.

Таким образом, в данном случае водитель должен нести материальную ответственность в пределах своего среднего месячного заработка. Размер среднего месячного заработка водителя составлял 15 000 руб. Всего на восстановление поврежденного автомобиля он израсходовал 37 000 руб. В итоге апелляция взыскала с работодателя 22 000 руб., то есть сумму расходов работника за вычетом среднего месячного заработка.

Еще один пример — Определение СКГД ВС РФ от 13.01.2020 № 78-КГ19-54. В этом деле водитель компании на служебном автомобиле совершил столкновение с автомобилем, принадлежащим гражданину Е.

Гражданин Е. подал иск к компании (владельцу автомобиля) о взыскании ущерба, причиненного в результате ДТП. Суд удовлетворил иск и взыскал с компании 233 000 руб. Компания перечислила эти деньги гражданину Е. После этого она подала иск к своему водителю о взыскании той же суммы.

Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили иск. Они отметили, что ДТП, в результате которого был причинен материальный ущерб гражданину Е., произошло по вине водителя компании в период исполнения им трудовых обязанностей. Апелляция также указала, что заключение с водителем договора о полной индивидуальной материальной ответственности является правомерным, поскольку его должность предусмотрена Перечнем должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества, утвержденным постановлением Минтруда России от 31.12.2002 № 85.

ВС РФ с такой позицией не согласился. Он отменил судебные акты нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

Уполномоченный орган отказал в возбуждении административного дела в отношении водителя в связи с отсутствием в его действиях состава административного правонарушения. Вывод судебных инстанций о наличии оснований для возложения на водителя материальной ответственности в полном размере со ссылкой на наличие его вины в ДТП не может быть признан правомерным. Работы по управлению транспортным средством и должность водителя не включены в Перечень должностей и работ, замещаемых или выполняемых работниками, с которыми работодатель может заключать письменные договоры о полной индивидуальной материальной ответственности за недостачу вверенного имущества.

День
Неделя
Месяц