1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2116

Особенности «семейной» доли

В марте 2003 г. Иванов как единственный учредитель зарегистрировал ООО, оплатив 50% уставного капитала. Через год в связи с неполной оплатой он утратил статус участника общества. В декабре 2003 г. Иванов зарегистрировал брак с Петровой. В 2004 и 2005 гг. у них родились двое детей. В ноябре 2004 г. Иванов без согласия жены продал Сидорову 20% уставного капитала, а в июне 2005 г. подарил ему 29% уставного капитала с отражением данных сделок в ЕГРЮЛ. В сентябре 2005 г. Иванов оплатил оставшиеся 50% уставного капитала. О совершенных мужем сделках супруге стало известно в апреле 2008 г. На сегодняшний день ООО действует с отрицательной динамикой финансово­-экономической деятельности. Требовалось ли нотариально удостоверенное согласие Петровой на совершение ее мужем сделок в отношении его доли? Может ли она оспорить сделки по мотиву неполучения ее согласия?

Вопрос с сайта www.eg-online.ru

Если доля оплачена не полностью

Прежде всего обсудим замечание, что учредитель ООО, своевременно не оплативший долю полностью, якобы утратил статус участника общества. Для этого проанализируем положения ст. 16 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО) в редакции, действовавшей до 1 июля 2009 г.

Пункт 1 названной статьи требовал от каждого учредителя полностью внести вклад в уставный капитал общества в течение срока, определенного учредительным договором и не превышающего года с момента государственной регистрации ООО. Освобождение учредителя от такой обязанности в том числе путем зачета его требований к обществу не допускается.

В то же время законодатель не предусматривал такого отрицательного последствия за неисполнение обязанности по внесению вклада в полной сумме, как лишение учредителя (участника) ООО своего статуса. Следовательно, указанное замечание противоречит законодательству. Кроме того, в предоставленной информации отсутствует упоминание о каких­либо претензиях к обществу и его учредителю.

Отметим, что с 1 июля 2009 г. действует п. 3 ст. 16 Закона об ООО, введенный Федеральным законом от 30.12.2008 № 312-ФЗ. В этом пункте установлено, что в случае неполной оплаты доли в уставном капитале общества в течение срока, определенного в соответствии с п. 1 названной статьи, неоплаченная часть доли переходит к обществу и должна быть реализована им в порядке и сроки, определенные ст. 24 Закона об ООО. Однако приведенные положения нового пункта не имеют обратной силы (их нельзя распространить на правоотношения спорного периода).

Возможность оспорить сделку

Поскольку из вопроса не следует иное, будем исходить из того, что между супругами нет брачного договора. Рассмотрим данную проблему, существовавшую до изменения законодательства, без привязки к конкретным обстоятельствам, поскольку она еще долгое время будет оставаться актуальной в связи с возможными спорами по ранее возникшим правоотношениям.

Законный режим имущества супругов установлен главой 7 Семейного кодекса РФ. В пункте 2 ст. 34 названного Кодекса предусмотрено, что к имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся доходы каждого из них от трудовой и предпринимательской деятельности и результатов интеллектуальной деятельности. К такому имуществу причислены и приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, ценные бумаги, паи, вклады, доли в капитале, внесенные в кредитные учреждения или в иные коммерческие организации, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество. На имя кого из супругов оно приобретено, а также на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства, значения не имеет.

Как видим, доли в капитале, которые могут быть в совместной собственности супругов, законодатель в данном случае относит к имуществу. А это, по нашему мнению, некорректно. Ведь из Закона об ООО следует, что доля участника (учредителя) общества представляет собой комплекс имущественных и иных прав и обязанностей, не являясь, по сути, имуществом. Тем не менее в целях Семейного кодекса РФ долю в уставном капитале общества необходимо рассматривать именно как имущество.

В статье 35 Семейного кодекса РФ сказано, что владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по их обоюдному согласию. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению таким имуществом предполагается, что он действовал с согласия другого супруга. Но для совершения одним из супругов сделки по распоряжению недвижимостью и сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Возникает вопрос: требуется ли такое согласие при совершении учредителем (участником) ООО сделки по отчуждению доли или ее части? До 1 июля 2009 г. Закон об ООО не оговаривал необходимости нотариально удостоверить сделку по отчуждению доли в уставном капитале общества.

Существовало мнение, что для совершения данной сделки нотариально удостоверенное согласие супруга необходимо. Такая позиция обосновывалась ссылкой на положения Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей». Согласно названному закону регистрации подлежат изменения, вносимые в учредительные документы ООО. Мы с приведенной позицией не согласны, поскольку в данном случае речь идет о регистрации соответствующих изменений, а не о регистрации сделок. Кстати, изменения в документы общества могут вноситься и по другим причинам, а не только изза отчуждения долей и изменения состава участников ООО.

Значит, нотариально удостоверенное согласие супруга на отчуждение другим супругом его доли (части доли) в уставном капитале общества не требовалось. Следовало исходить из того, что при совершении сделки супруг согласовал свои действия со своей второй половиной.

Если же доля и ее часть отчуждались без ведома супруга, последний при наличии обстоятельств, определенных п. 2 ст. 35 Семейного кодекса РФ, мог оспорить совершенную сделку на основании указанной нормы. Так, сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом, может быть признана судом недействительной ввиду отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, когда доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии супруга на ее совершение.

Статья 21 закона в редакции, действующей с 1 июля 2009 г., устанавливает, что сделка, направленная на отчуждение доли или ее части в уставном капитале ООО, подлежит нотариальному удостоверению. Несоблюдение нотариальной формы сделки влечет ее недействительность. Законодатель также оговорил исключения из приведенного правила, которые выходят за пределы обсуждаемых нами вопросов.

Иными словами, с названной даты учредители (участники) общества при отчуждении доли или ее части должны получать от супруга нотариально удостоверенное согласие на совершение таких сделок. Последствия несоблюдения этого предписания определены п. 3 ст. 35 Семейного кодекса РФ. Согласно данному пункту супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) регистрации в установленном законом порядке, не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о ее совершении.

Может возникнуть ситуация, когда супруг при отчуждении доли или ее части не только не получил нотариально удостоверенное согласие второй половины, но и не удостоверил нотариально саму сделку, как того требует в настоящее время ст. 21 Закона об ООО. В этом случае «обиженный» супруг как заинтересованное лицо может основывать свое требование на основании не только п. 3 ст. 35 СК РФ, но и указанной статьи Закона об ООО. Приведенные предписания данной статьи корреспондируются со ст. 165 ГК РФ, в которой, в частности, определено, что несоблюдение нотариальной формы сделки влечет ее недействительность. Такая сделка ничтожна.

«Холостое» имущество супруга

Как уже отмечалось, до 1 июля 2009 г. для отчуждения доли или ее части супруг не был обязан получать от другого супруга нотариально удостоверенное согласие на совершение сделки. Соответственно не было такой обязанности и у Иванова, который осуществил отчуждение частей доли в 2004 и 2005 гг. Более того, Иванов в принципе не обязан был согласовывать с женой эти сделки в силу положений Семейного кодекса РФ.

В статье 36 названного Кодекса предусмотрено, что имущество, принадлежавшее одному из супругов до вступления в брак, является его собственностью. Иванов внес вклад в учрежденное им ООО в 2003 г. до вступления в брак. Следовательно, на имеющуюся у него долю в уставном капитале не распространялись вышеприведенные положения ст. 34 Семейного кодекса РФ о совместной собственности супругов. Поэтому он мог распоряжаться принадлежавшей ему долей по своему усмотрению. То обстоятельство, что данная доля на момент совершения сделок была им не полностью оплачена, в целях обсуждаемого вопроса значения не имеет, равно как и наличие детей и финансово­экономические показатели деятельности общества.

Неприменимы в данном случае и положения ст. 37 Семейного кодекса РФ. В этой статье говорится, что имущество каждого из супругов может быть признано их совместной собственностью, если будет установлено, что в период брака за счет общего имущества супругов либо имущества каждого из них были осуществлены вложения, значительно увеличивающие стоимость этого имущества. Из предоставленной информации следует, что Иванов полностью оплатил свою долю хотя и в период брака, но уже после совершения им сделок.

Таким образом, у супруги Иванова нет оснований для оспаривания совершенных ее мужем сделок по мотиву неполучения у нее согласия на их совершение. В то же время она может добиваться признания имеющейся в настоящее время у мужа доли в уставном капитале ООО их общим имуществом на основании ст. 37 Семейного кодекса РФ. Кроме того, Петрова вправе считать дивиденды и иные доходы, получаемые Ивановым в связи с участием в обществе, совместной собственностью супругов согласно вышеприведенным положениям ст. 34 Семейного кодекса РФ.