1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Кризис может стать лекарством

Кризис может стать лекарством

Сокращение работников, которое сегодня происходит на предприятиях, многие воспринимают как беду. Однако увольнения могут оказаться полезными не только для экономики, но и для граждан. Правда, для этого нужно проводить активную антикризисную политику, направленную на обучение и переквалификацию кадров.

Реальная безработица в нашей стране растет быстрыми темпами. По данным Международной организации труда, за последние полгода она увеличилась более чем на 3%, и теперь поисками нового места работы озабочены 8,5% экономически активного населения. Число официально зарегистрированных безработных уже достигло 2,2 млн человек. Это цифра, на которую правительство рассчитывало лишь к концу нынешнего года.

Галоп безработицы свидетельствует не только о нарастании болезненной социальной проблемы, но и о сокращении нерентабельного производства и закрытии неэффективных предприятий. Высвободившиеся работники имеют шанс найти себе применение в других отраслях, где нуждаются, например, в грамотных инженерах.

За последние годы на российском рынке труда, по оценке экспертов ООН, сформировались две зоны, в которых сосредоточена избыточная рабочая сила. Первая представляет собой промышленные предприятия с «мертвыми» активами (в первую очередь в металлургии и машиностроении), вторая – «офисный планктон», процветающий в крупных городах.

Больше всего лишних рабочих рук в 150–200 городах с монопрофильной экономикой (карта монопрофильных городов крупного бизнеса). В них сейчас проживает 11% населения, которое, как правило, весьма консервативно и не желает перемен.

Экономический кризис может сыграть роль «волшебного пинка». Он способен сдвинуть с места привыкших к ярму повседневной жизни и работы граждан и заставить их искать возможности получения новой, более перспективной квалификации и другого места работы, даже в городах, далеких от родных мест.

Но это теория. На практике переезд в другой регион чаще всего нереален. Где, чему и на какие деньги переучиваться, тоже не ясно. Ведь именно эти две задачи в цивилизованных обществах решает (то есть дает денег на их решение) государство.

В рамках антикризисной программы правительства в текущем году для поддержания рынка труда в регионах было выделено 43,7 млрд руб., из них 23 млрд уже израсходовано. На втором этапе антикризисных мер, которые сейчас определяются, власть намерена усилить адресную поддержку создания новых рабочих мест. Хотелось бы, чтобы федеральный центр требовал от региональных властей планы конкретных мероприятий с указанием перечня специальностей и количества обучающихся. Может, тогда вливания бюджетных денег дадут реальную отдачу.

Стоит уделить особое внимание тем, кто отличается высоким уровнем социальной и экономической активности. Государство могло бы содействовать им в процессе перепрофилирования с прицелом на нужды пост­кризисной экономики путем предоставления образовательных сертификатов и грантов. В некоторых случаях можно выдавать на льготных условиях займы и кредиты на обучение с пролонгированным сроком погашения.

Объединение усилий государства, граждан и предприятий позволит одновременно поддерживать население и систему образования и к началу восстановительного роста экономики подойти с подготовленными современными кадрами. Кризис может стать пусть горьким, но все же лекарством, которое поможет как предприятиям, так и работникам. Но кризис может оказаться и просто ядом для экономики и граждан, если государство не предпримет хорошо известные и детально прописанные в спецлитературе действия, чтобы помочь своим гражданам.

 

Дефицит рабочей силы ослабнет

Михаил Дмитриев, научный руководитель Центра стратегических разработок

Массовое высвобождение рабочей силы в ходе кризиса ослабит проблему нехватки рабочей силы из-за начавшегося снижения численности населения в трудоспособном возрасте. А закрытие неэффективных предприятий создаст резерв кадров для быстрого восстановительного роста после кризиса. Разумеется, кризис сработает во благо, если не поддерживать эти предприятия на плаву.

Сокращение численности трудоспособного населения обходится сейчас России примерно в 0,7% ВВП в год. В ближайшие десятилетия России предстоит решить уникальную задачу, не имеющую исторических аналогов, – поддержание высоких темпов экономического роста в условиях убывающего населения, в том числе его экономически активной части. Помимо сокращения предложения рабочей силы будут происходить и ее качественные изменения. Главное из них – старение экономически активного и занятого населения. Структура населения в экономически активных возрастах в ближайшие десятилетия сдвинется в пользу преобладания в ней лиц старших трудоспособных возрастов (40–72 года), тогда как на долю молодежи до 30 лет придется менее четверти.

Ответом на эти вызовы может стать, с одной стороны, рост производительности труда и структурные изменения, повышающие отдачу экономики в целом, с другой – использование существующих на российском рынке труда резервов для компенсации сокращения предложения труда. Последнее требует проведения эффективной политики занятости, цель которой – рост участия в занятости на протяжении всего жизненного цикла (от молодости до старости), повышение качества человеческого капитала и более полное и эффективное его использование.

Сейчас крайне необходимо открывать новые эффективные производства, а старые закрывать, координируя процессы ликвидации неконкурентоспособных старых предприятий и создания новых. Российские власти пока не научились этого делать, но кризис поможет.

Остроту дефицита трудовых ресурсов может снизить улучшение здоровья населения, увеличение продолжительности жизни в трудоспособных возрастах. Повышение пенсионного возраста даст от 1 до 3 млн дополнительных работников. Для России характерен крайне низкий уровень занятости инвалидов: их активное участие в трудовой деятельности способно снизить дефицит кадров еще на 3 млн человек.

В России раздут бюджетный сектор, в нем работает более 20% населения. Среди развитых стран этот показатель выше только у Норвегии, Нидерландов и Бельгии. Повышение эффективности бюджетного сектора и высвобождение лишних рабочих рук также могло бы стать важным резервом увеличения предложения на рынке труда. Наконец, ситуация может улучшиться за счет более свободного межотраслевого перераспределения трудовых ресурсов и повышения активности внутренней миграции.

 

Безработица в промышленных городах

Наталья Зубаревич, д.г.н., эксперт программы развития «ООН»

На российском рынке труда образовались два «пузыря занятости», которые могут послужить источником трудовых ресурсов. Первый сформировался на промышленных предприятиях с устаревшими основным фондами (прежде всего в металлургии и машиностроении), второй представляет собой так называемый офисный планктон. Поэтому большие риски безработицы сегодня существуют в регионах с высокой долей занятых в промышленности. Среди них выделяются Владимирская, Ярославская и Ульяновская области, где высока доля занятых в машиностроении. В Челябинской и Свердловской областях велика доля работающих на металлургических предприятиях.

Самая серьезная опасность грозит тем 150–200 моногородам, которые в сытые годы не сползли в летаргическое состояние 1990-х гг., но и не стали ключевыми для федеральных финансово-промышленных групп. Всего в моногородах, где расположены крупные предприятия, проживает 11% населения. В них, а также в местных центрах и малых городах наиболее вероятно массовое снижение зарплаты при сохранении занятости, как это происходило во время кризиса 1998 г. Увольнения более характерны для городов-миллионников и их агломераций, а в региональных центрах меньшего масштаба происходит и то и другое.

Важным условием поддержки регионов должно стать прозрачное распределение федеральных субсидий. Помимо этого весьма актуальны налоговые каникулы для малого бизнеса и снижение налогов для остального бизнеса, особенно в крупных городах и развитых регионах. В базовых моногородах нужны трехсторонние комиссии по регулированию сокращений, а самым проблемным поселениям потребуются средства на массовое переселение и значительные субсидии в муниципальные бюджеты.

Бороться с кризисом на федеральные деньги должны сами регионы. Они лучше знают местную специфику. Но решать эту задачу готовы только около 10% губернаторов. Развертывание кризиса неминуемо приведет к оскудению федеральных запасов.

 

Соотношение центров силы меняется

Герман Ветров, директор направления «Муниципальное экономическое развитие» Института экономики города

Для муниципальных образований с градообразующими предприятиями характерна низкая адаптивность социальной среды, которая становится дополнительным фактором риска в условиях кризиса. Рынок альтернативной занятости очень узок, а запуск программ переподготовки кадров достаточно сложен из-за консервативности населения и оттока активной части жителей в другие регионы.

Сегодня происходит одновременное сокращение социальных программ муниципалитета и градообразующих предприятий. В результате происходит усиленный мультипликативный эффект – ослабление потребительского рынка, обвал малого и среднего бизнеса. Все это разворачивается на фоне ухудшения психологического климата, опасности взрывных протестных действий.

В спокойные времена между местной властью и градообразующими предприятиями складывается патерналистская модель взаимоотношений, при которой руководство компании во многом определяет условия работы муниципальной администрации.

В условиях кризиса соотношение центров силы в таких городах меняется. Снижение объемов финансовых ресурсов местной власти оказывается меньше, чем на градообразующем предприятии (за счет поддержки федерального и региональных бюджетов). Это предопределяет новую, ведущую роль муниципальной власти в работе, направленной на решение проблем, возникающих на рынке труда, в том числе реализации мероприятий, связанных с переподготовкой кадров.

Особое значение приобретает стимулирование самих «моногородов» к активным действиям. Местные администрации обязаны предпринимать спешные шаги, ориентированные на оптимизацию текущих расходов.