1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 992

Такая, понимаешь, загогулина

Более 80% российского рынка ИСУП контролировали в 2005 году SAP, Oracle, «1C» и Microsoft Dynamics

Возникновение в России рынка бизнес-приложений для предприятия (EAS-Enterprise Applications Suite) можно отсчитывать с 1992 года, с открытия в Москве представительства мирового лидера интегрированных приложений — немецкой компании SAP AG.

Другие мировые производители (Oracle, Baan/SSA Global, Microsoft Dynamics (ранее Damgaard и Navision), J.D.Edwards (ныне слилась с Oracle), Platinum/Epicor, Frontstep/Infor, IFS и т. д.) появились у нас около десяти лет назад. Первую попытку создать отечественный продукт подобного класса предприняла корпорация «Галактика», сегодня интенсивно развиваются бизнес-приложения фирмы «1С».

 

Сперва на рынке доминировала SAP, создавшая определенный образ ERP-системы. В 1993 году, выпустив систему R/3, она пошла по пути «суперинтегрированного приложения», стремясь объединить в единый монолитный продукт все функциональные области управления предприятием. Это было оправданно: специализированных приложений было мало, стандарты открытых интерфейсов для интеграции приложений разных производителей не установились. Продукт имел высокие качество и надежность, что для программных комплексов такого размера и сложности составляло немалое конкурентное преимущество.

Но SAP торговала «небоскребом», хотя заказчикам зачастую была нужна другая «недвижимость». R/3 же отличалась негибкостью бизнес-логики, плохой масштабируемостью и огромной стоимостью. Она определялась и затратами на право пользования программой (лицензию), за которую предлагалось купить зачастую явно более избыточную функциональность, и очень дорогим внедренческим консалтингом.

Консультанты были способны охватить весьма ограниченную часть функциональности продукта, их требовалось много, координация между ними усложнялась. Технология внедрения также отличалась громоздкостью и формализованностью, что затягивало сроки проектов.

Сложилось стойкое представление, что ERP-система – это не менее 10—15 тыс. долл. за рабочее место пользователя, внедряемая не менее 2—3 лет (а часто и бесконечно долго, ибо такие проекты мало кто выдерживал). Даже тогдашний крупный бизнес справиться с ней практически не мог. Да и в мире R/3 была идеальной системой разве что для крупных транснациональных корпораций, которым требовалось единообразие бизнес- и информационных процессов во всех своих отделениях от Гренландии до Новой Зеландии.

Снижение порога доступности

 

Первые серьезные конкуренты SAP – Baan и Oracle за счет ряда факторов снизили стоимость лицензий, упростили подготовку консультантов. Оба производителя уделили внимание платформе разработки, позволившей сравнительно просто создавать в среде системы дополнительные приложения для конкретных нужд пользователя (кастомизировать систему).

Baan встроила в свой продукт BaanIV (1996 год) средства гибкого моделирования бизнес-процессов. Oracle применила модульную структуру, позволившую разбить монолитную лицензию по рабочим местам функциональных подсистем. Позже возникла опция «тонкого клиента» – относительно недорогой ограниченной лицензии, устанавливаемой на массовые места ввода данных.

Все это позволило снизить порог доступности комплексных решений (по цене до 30—40%), но все равно он оставался весьма высоким.

«Тяжелые» и не очень

 

В конечном счете другие ведущие поставщики делового ПО того периода сформировали несколько облагороженный образ существующей и поныне «тяжелой» (или «полутяжелой») ERP-системы. Она со всеми затратами на внедрение стоит примерно 6—10 тыс. долл. за рабочее место и внедряется 1—2 года. С развитием технологий внедрения и ростом числа квалифицированных руководителей проектов и консультантов сроки сокращаются до 9—12 месяцев, хотя чаще всего это не полнофункциональные внедрения, а их очереди.

На доступность систем комплексной автоматизации для пользователей повлияли два фактора.

1 Развились концепции открытых систем деловых приложений, появились стандарты интеграции разнородных приложений, вышло много хороших продуктов, ограничивших свою функциональность подсистемами (управление логистикой, управление маркетингом и сбытом, управление производством на «цеховом» уровне и т.д.). Возникла идеология EAS как гибкого набора строительных конструкций, из которых можно делать системы с необходимой для заказчика функциональностью, но с интегрирующим ядром, чаще всего из «тяжелой» системы, установленной на меньшем количестве ключевых рабочих мест.

2 Появилась еще одна тенденция, которая проявилась тогда в продуктах датских компаний Damgaard и Navision. Они впоследствии сначала объединились между собой, а затем и были поглощены Microsoft, создавшей бренд Microsoft Dynamics. Эти продукты (Axapta и Navision), еще более «облегчив» базовую функциональность, по существу, сместили акцент процесса внедрения с настройки стандартной функциональности на параметры пользователя в сторону не только разработки дополнительных приложений, но и модификации исходного кода программы силами внедренческой команды.

Если производители «тяжелых» систем либо закрывали исходный код, либо максимально усложняли и ограничивали его лицензирование, эти производители сделали его доступным и, по сути, спровоцировали пользователя на его модификацию. Но любое изменение исходного кода означает невозможность дальнейшего автоматического обновления версий продукта и перемещает существенную часть затрат из инвестиционных в стоимость владения.

Кроме того, функциональное ядро интегрированных систем составляет целостную конструкцию, вмешательство в которую подобно попыткам жильца внести изменения в несущие конструкции дома: если не рухнет, то скособочится – и снова рост стоимости владения.

Axapta как бы зависла между «тяжелой» и «легкой» системами. Дробный принцип построения ее лицензий – много сравнительно недорогих модулей, из них собирается система, которая при количестве рабочих мест до 50 выходит в итоге дороже Oracle и даже иногда SAP.

Достоинства «легких»

 

Но как бы то ни было, а «легкие» системы именно таким путем и появились. По схожему пути пошел и первый по-настоящему серьезный российский игрок на рынке комплексной автоматизации – компания «1С», идеология основного EAS-продукта которой – «1С:Управление производственным предприятием 8» — достаточно близка к Navision.

Достоинства «легких» систем налицо – они прекрасно масштабируются, рабочее место радикально удешевляется (до 2—4 тыс. долл.), внедрение сокращается до 4—6 месяцев для очередей и максимум до 9—12 месяцев для полнофункциональной системы. Последнее особенно важно, так как предприятие ведет регулярный бизнес, а при внедрении инноваций его всегда лихорадит, что не может продолжаться долго. С появлением таких систем комплексная автоматизация стала по карману успешному российскому предприятию среднего бизнеса.

Позиции на рынке

 

Для характеристики EAS-продукта используют следующие параметры.

Во-первых, это бренд, что означает не только публичную раскрученность. За ним стоит производитель, способный инвестировать в разработку и поддержку продуктов десятки, а для гигантов и миллиарды долларов, имеющий много действующих внедрений, а следовательно, доказательства работоспособности своей системы и положительную обратную связь от ее эксплуатации.

Во-вторых, свойства самого продукта.

В-третьих, наличие развитой инфраструктуры внедренческого консалтинга, поддержки и сопровождения продуктов.

В-четвертых, доверие к фирме, предоставляющей услуги внедренческого консалтинга, обычно достигаемое хорошей предпродажной работой и наличием успешных референтных объектов внедрения, особенно среди предприятий той же отрасли, к которой принадлежит и заказчик.

Нишу «тяжелых» систем прочно заняли SAP и Oracle. Они соответствуют высшим стандартам изложенных критериев, имеют десятки успешных комплексных внедрений, тысячи консультантов в России, миллиардные мировые обороты, огромные бюджеты исследований и разработок.

Для крупных компаний, ставящих такие системы в свои центральные офисы и на большие предприятия, вполне осмыслен подход, при котором их менее крупные предприятия, офисы, торговые точки и т.п. могут автоматизироваться «легкими» продуктами. В техническом смысле теперь все совместимо со всем, а сэкономить здесь можно прилично.

В техническом и функциональном отношении другие «тяжелые» и «полутяжелые» продукты (Baan/SSA Global, IFS, Scala, Infor, SyteLine, MFG/PRO, Renaissance) тоже хороши, за ними стоят мировые бренды, хотя обороты на порядок меньше, чем у SAP и Oracle. Есть умеренное количество успешных внедрений на нашем рынке. С инфраструктурой хуже. Внедрением каждого из этих продуктов в России занимается от силы несколько десятков хороших консультантов. Они способны выполнить небольшое количество проектов, хотя и проявляя в ряде случаев большее внимание к заказчику.

Позиции Microsoft Dynamics двойственны. Бренд в наличии, консалтинговая инфраструктура достаточно велика, рыночная активность высокая. Axapta претендует на место и «тяжелой», и «легкой» систем, однако, даже встав под эгиду Microsoft, конкурировать с «тяжелыми» ей трудно.

Navision же встретил опасных соперников. Туда двинулся SAP, выведя на рынок перспективный продукт BusinessOne, достаточно «легкий», хотя и не покрывающий в отличие от Navision функциональность управления производством. Но самый грозный противник «1С».

Продукт «1С:УПП 8» возник лишь пару лет назад, но уже, по данным группы IDC за 2005 год, занял третье место в секторе EAS-рынка в России и СНГ вслед за SAP и Oracle, но впереди Microsoft.

«1С» – это уже бренд, хотя обороты компании еще заметно уступают западным конкурентам, но благодаря уникальной модели бизнеса, построенной Борисом Нуралиевым, с фирмой тесно работает не одна тысяча партнерских компаний, а это огромная консалтинговая инфраструктура, разработка дополнительных приложений, обратная связь от многочисленных внедрений. В этом плане инфраструктура внедрения Navision слабее.

Да и продукт получился совсем неплохим. Его базовая функциональность несколько ограничена, но концептуально он и построен как ядро интегрированной системы (а не как «небоскреб приложений») вполне четко и грамотно. Функциональность же  быстро нарабатывается, в том числе и трудами многочисленных партнеров.

Таким образом, комплексная автоматизация управления теперь доступна многим, выбор есть – рынок живет.