1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Вопрос без ответа

Правила размещения страховщиками средств страховых резервов, утвержденные Приказом Минфина России от 08.08.2005 № 100н (далее — Правила размещения), предоставили страховым организациям право принимать в покрытие страховых резервов активы, находящиеся в доверительном управлении. Однако, облегчив размещение средств страховых резервов, данное положение породило ряд вопросов относительно его применения.

 

Согласно Отчету о размещении средств страховых резервов Форма № 7-страховщик (далее — Форма № 7), утвержденному Приказом Минфина от 08.12.2003 № 113н, одним из видов активов, которые страховщик не может передать в доверительное управление, являются денежные средства. Вероятно, его авторы исходили из нормы, закрепленной п. 2 ст. 1013 ГК РФ, в соответствии с которой деньги не могут быть самостоятельным объектом доверительного управления, за исключением случаев, предусмотренных законом.

Неоднозначность ситуации заключается в том, что на сегодняшний день круг случаев, предусмотренных законом как исключения из п. 2 ст. 1013 ГК РФ, настолько широк, что можно говорить о практике доверительного управления денежными средствами как о норме российского рынка.

Такие исключения установлены следующими нормативными правовыми актами, прямо предусматривающими денежные средства в качестве объектов доверительного управления:

1 подп. 3 п. 2 ст. 5 Закона РФ от 02.12.90 № 395-1 «О банках и банковской деятельности» — к банковским операциям относятся: доверительное управление денежными средствами и иным имуществом по договору с физическими и юридическими лицами;

2 ст. 5 Федерального закона от 02.04.96 № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» — деятельностью по управлению ценными бумагами признается осуществление доверительного управления денежными средствами, предназначенными для инвестирования в ценные бумаги; денежными средствами и ценными бумагами, получаемыми в процессе управления ценными бумагами;

3 п. 3.1 Инструкции № 63 о порядке осуществления операций доверительного управления и бухгалтерском учете этих операций кредитными организациями РФ, утвержденной Приказом Банка России от 02.07.97 № 02-287 — объектами доверительного управления для кредитной организации, выступающей в качестве доверительного управляющего, могут быть денежные средства в валюте РФ и в иностранной валюте;

4 подп. 2.1.2 п. 2.1 Приказа ФСФР от 03.04.2007 № 07-37/пз-н «Об утверждении порядка осуществления деятельности по управлению ценными бумагами» — управляющий вправе принимать в доверительное управление и осуществлять доверительное управление: денежными средствами, предназначенными для инвестирования в ценные бумаги, в том числе полученными управляющим в процессе деятельности по управлению ценными бумагами.

При этом какие-либо требования к лицу, передающему денежные средства в доверительное управление, указанными документами не предусмотрены.

 

Отраслевое законодательство

Не установлены запреты на передачу в доверительное управление денежных средств и отраслевым законодательством. Так, Закон РФ от 27.11.92 № 4015-1 «Об организации страхового дела в РФ», гл. 3 которого посвящена обеспечению финансовой устойчивости страховщиков, не содержит никаких ограничений на активы, передаваемые страховой организацией в доверительное управление.

Требования, предъявляемые к составу и структуре активов, принимаемых для покрытия собственных средств страховщика, утвержденные Приказом Минфина от 16.12.2005 № 149н, также не предусматривают ни максимального объема активов, которые могут быть переданы в доверительное управление, ни каких-либо ограничений по их структуре.

Иначе дело обстоит с активами, принимаемыми в покрытие страховых резервов. Правилами размещения установлен ряд ограничений на передачу их в доверительное управление. Однако они касаются надежности самого доверительного управляющего и доли средств, принятых в покрытие страховых резервов, которая может быть передана в доверительное управление.

Правила размещения не содержат положений, предусматривающих запрет на передачу каких-либо активов, принимаемых в покрытие страховых резервов в доверительное управление. Более того, абз. 4 п. 8 Правил устанавливает требования к средствам страховых резервов, предназначенным для инвестирования в ценные бумаги. Думается, что в первую очередь к таковым относятся денежные средства.

То есть можно сказать о том, что действующее законодательство положительно относится к передаче в доверительное управление денежных средств.

 

Мнения экспертов

В то же время большинство специалистов в области гражданского права не считают такую практику обоснованной.

По мнению одних экспертов, возможность доверительного управления деньгами ограничена в силу самой их природы. Они обычно не относятся к индивидуально определенным вещам, а при их использовании в имущественном обороте право собственности на соответствующие купюры неизбежно утрачивается.

Другие считают, что денежное доверительное управление — это даже не разновидность договора о доверительном управлении, а скорее договор поручения… Таким образом, полагают они, доверительное управление и денежное доверительное управление — разные виды договоров.

Предпринимались попытки обосновать компромисс между правовой природой доверительного управления и нормами рассматриваемых законов. С этой точки зрения специфика передачи в доверительное управление наличных денежных средств, то есть вещей, определяемых родовыми признаками, состоит в том, что собственник, передав их в управление другому лицу, теряет право собственности на них, а взамен приобретает обязательственное право требования эффективного использования денежной суммы, эквивалентной той, которая была им передана.

Однако сложно согласиться с возможностью доверительного управления имуществом, при котором право собственности на него теряется. Не исключено, что судом такая сделка будет признана мнимой или притворной.

 

Судебная практика

Суды по данному вопросу апеллируют к таким категориям, как «общий смысл норм гл. 53 ГК РФ» и «длящееся использование вверенного управляющему имущества в интересах собственника». Так, Федеральный арбитражный суд Московского округа в своем Постановлении от 30.01.2001 по делу № КГ-А41/112-01 установил следующее.

В соответствии с п. 1 ст. 1012 ГК РФ по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления.

Передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему.

Как следует из указанной статьи с учетом общего смысла норм гл. 53 ГК РФ, под доверительным управлением законодатель понимает длящееся использование вверенного управляющему имущества в интересах собственника посредством осуществления ряда юридических и фактических действий в пределах определенного срока, по истечении которого предполагается возврат имущества собственнику.

При этом судом установлено, что стороны, заключившие договор доверительного управления имуществом, предусмотрели в нем возможность отчуждения имущества по наиболее выгодной цене.

Отчуждение имущества не предполагает возможности его длящегося использования посредством осуществления ряда юридических и фактических действий, как и не предполагает его возврата по истечении срока использования собственнику.

Таким образом, нельзя признать, что условия договора, устанавливающие характер и содержание управления имуществом, отвечают требованиям ст. 1012 ГК РФ и соответствуют общему смыслу норм гл. 53 ГК РФ, определяющим правовую природу института доверительного управления.

Судом принято решение, что стороны при заключении договора не имели намерений на достижение правовых последствий, установленных ими в договоре в соответствии с требованиями законодательства о доверительном управлении имуществом. Кассационная инстанция согласилась с решением Арбитражного суда Московской области и признала сделку доверительного управления ничтожной.

 

Выводы

Подытоживая вышеизложенное, можно сказать, что положение Формы № 7, не позволяющее страховщикам передавать денежные средства в доверительное управление, соответствует концепции, поддерживаемой значительной частью юристов, а также в определенной степени судебной практике. В то же время законодательство, регулирующее рассматриваемые вопросы, идет по иному пути.

В итоге страховщик оказывается перед выбором: либо в соответствии с Формой № 7 отказаться от передачи в доверительное управление денежных средств (а также векселей, депозитов и других), либо в соответствии с законодательством передать указанные активы в доверительное управление и тем самым войти в противоречие с подзаконным нормативным правовым актом и соответственно, навлечь на себя санкции органа страхового надзора.

Также возможен вариант, при котором на отчетную дату страховщик производит взаиморасчет с доверительным управляющим. При этом денежные средства, находящиеся в доверительном управлении и не вложенные в настоящий момент в активы, принимаемые в покрытие страховых резервов, изымаются из доверительного управления и возвращаются страховщику.

Однако применение данной конструкции ограничено нормами Приказа Минфина России от 20.06.2007 № 53н, согласно которым страховщики обязаны предоставлять по запросам Федеральной службы страхового надзора информацию о страховых резервах и активах, принимаемых в их покрытие, предусмотренную п. 6—13 Правил размещения, позволяющую проверить исполнение структурных соотношений активов и резервов на дату, установленную в запросах.

Сейчас трудно предположить, каким образом сложится правоприменительная и судебная практика по этому вопросу, но очевидно, что необходима скорейшая гармонизация правового регулирования отношений доверительного управления средствами страховых резервов в Российской Федерации.