Российский ТЭК успешно проходит через структурную перестройку глобального энергорынка

| статьи | печать

Геополитическое столкновение в Восточной Европе вызвало структурные изменения в мировой энергетике. Отказ ЕС от российских энергоносителей привел к дефициту газа и нефти на европейском рынке и взлету цен. Неожиданно для всех Россия, сумевшая сохранить и даже нарастить поставки в Азию, выиграла от шквала санкций против ТЭК. На этом фоне топ-менеджеры отечественных корпораций даже обещают спасти мир от энергетического кризиса.

Европейский союз (ЕС) за последние месяцы значительно — с 40 до 20% — снизил зависимость своей экономики от российского газа, по расчетам консалтинговой фирмы ICIS.

Сейчас Европе, по словам главы Международного энергетического агентства (МЭА) Фатиха Бироля, надо быть готовой к полной остановке поставок российского газа. Ее целью может стать создание ЕС барьеров, которые помешают заполнить подземные хранилища газа и сорвут подготовку к зиме.

В этих условиях вполне оправданными, по оценке г-на Бироля, выглядят принятые европейскими государствами меры, нацеленные на снижение спроса на газ, включая возобновление работы старых угольных электростанций. Одновременно Европе стоит ускорить реализацию планов сокращения зависимости от импортируемого ископаемого топлива. Общий размер инвестиций в возобновляемые источники энергии в нынешнем году возрастет на 8% и составит порядка 2,4 трлн евро.

Вместе с тем Китай в последние месяцы, по оценке NYT, увеличил импорт российской нефти почти на треть, что позволило России превысить показатели поставок черного золота на глобальный рынок Саудовской Аравией. Кроме того, Индия тоже резко увеличила покупку российских энергоносителей.

В результате высоких цен на нефть, которые даже с учетом дисконта превысили многолетние средние уровни, Россия сегодня стала получать больше средств, чем до введения многочисленных санкций.

Единый энергорынок мертв

Глобального энергетического рынка, объединенного общими правилами игры, по словам руководителя «Роснефти» Игоря Сечина, прозвучавшим на ПМЭФ, уже не существует. Все прежние институты и механизмы его регулирования действуют во внеэкономическом режиме, по сути, — в режиме войны.

«В этих условиях невозможно переоценить роль России в формировании новой конфигурации рынков и новых институтов взаимодействия стран, стремящихся к независимости от диктата и санкционного произвола», — уверен глава крупнейшей российской нефтяной компании.

Возникший дефицит энергоносителей может сформировать новые возможности для отечественных компаний. «Мы уже видим движение к новой конфигурации нефтяного рынка, где формируются два контура цен: для дружественных стран — справедливая рыночная цена, а для недружественных — к цене прибавляется премия, которая будет направлена на погашение наших издержек, связанных с нарушением правил и обязательств нашими бывшими партнерами».

В России сейчас уже есть портфель первоклассных проектов в энергетическом секторе, например «Восток Ойл», в рамках которого к 2033 г. планируется обеспечить добычу около 115 млн т нефти.

«На грустном фоне сокращения инвестиций в развитие нефтегазового сектора „Восток Ойл“ является единственным проектом в мире, способным оказать стабилизирующий эффект на рынки углеводородов, при этом он обладает высочайшими показателями эффективности и надежности», — подчеркнул г-н Сечин.

Причем прямой выход на транспортную артерию Северного морского пути снижает зависимость от политически нестабильных трубопроводных цепочек, поэтому партнерам из стран Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) стоит задуматься, чтобы стать участниками проекта.

В целом российские проекты в сфере ТЭК могут обеспечить долгосрочные потребности глобальной экономики в доступных энергоресурсах и стать, таким образом, своеобразным энергетическим спасительным ковчегом.

Закон — тайга

«Мы являемся свидетелями разрыва двух систем, — отметил на Петербургском форуме председатель правления „Газпрома“ Алексей Миллер. — С одной стороны, системы товарно-сырьевых рынков, ресурсной системы. А с другой стороны, назовем ее номинальной системой, системой центральных банков, резервной системой».

Центральные банки регулируют номинальную стоимость, процентные ставки, валютные курсы и стараются с их помощью управлять спросом. «Бреттон-Вудская система — 2, собственно говоря, предполагала парадигму: наша валюта — наши правила, мы вам говорим, как можно пользоваться нашей валютой. Что мы вам разрешаем, а что мы вам не разрешаем. И вообще, закон — это Атлантика», — заметил г-н Миллер.

Однако центральные банки не контролируют состояние товарно-сырьевых рынков, объемы предложения сырья, поскольку не располагают инструментами для такого регулирования.

В условиях безостановочной работы денежного печатного станка и хаоса санкций, которые запустили в последние годы западные страны, вместо классической схемы «деньги — товар — деньги-штрих», принятой в Бреттон-Вудской системе, приходит другая формула: «товар — деньги — товар».

«Продали сначала газ, потом его добыли. Наш товар — наши правила, — сделал вывод руководитель газовой корпорации. — Мы не играем в игры, правила которых придумали не мы. Кто-то говорит: „Закон — Атлантика“. А кто-то говорит: „Закон — тайга“».

Новая реальность, сформировавшаяся в мировой экономике, по мнению г-на Миллера, создала окно возможностей для перестройки мировой системы производства и распределения топливно-энергетических ресурсов с целью более эффективного и справедливого энергоснабжения.

«Наступает время создания новых энерго-экономических объединений, которые, в частности, могут быть построены на единой цепочке создания стоимости в топливно-энергетическом комплексе с учетом производственных циклов, — прогнозирует А. Миллер. — Но самое главное — с четкой ориентацией на конкретный объем потребления. Некоторые эксперты идут еще дальше и говорят, что основой таких объединений может стать триада: энергия и сырье, продовольствие, военный потенциал».

Наша страна очень богата натуральными ресурсами и обладает образованным талантливым населением, а значит, контуры мирового общественно-экономического устройства нового типа в большой степени будет определять Российская Федерация.

Вместе с тем главный газовщик страны отметил позитивные тренды на внутреннем российском рынке: «Мы видим изменения, которые происходят на внутреннем энергорынке в положительную сторону. Потому что это большая активность по созданию газоемких производств — и мелко-, и средне-, и крупнотоннажных — в области газопереработки, газохимии. Но самое главное — это задача, которая поставлена Президентом РФ Владимиром Путиным, — полная газификация страны. Технически возможная газификация страны на 100% будет достигнута к 2030 г.».

День
Неделя
Месяц