Самыми пострадавшими от пандемии в регионах оказались доходы россиян и поступления местных бюджетов

| статьи | печать
Самыми пострадавшими от пандемии в регионах оказались доходы россиян и поступления местных бюджетов

Коронавирусный кризис привел к спаду экономики в большинстве регионов России. Промышленное производство сократилось, в первую очередь в субъектах Федерации с добывающей индустрией и развитым автопромом. В большинстве федеральных округов сжались денежные доходы граждан и поступления от налогов в местные бюджеты. При этом эксперты отмечают снижение прозрачности распределения средств федеральной помощи.

При общероссийском спаде промпроизводства за январь — август 2020 г. на 5%, по оценке экспертов РАНХиГС, гораздо существенней (на 9—12%) сократился объем выпуска в регионах добычи экспортного сырья (Якутии, Красноярском крае, Ненецком АО, Ханты-Мансийском АО), субъектах Федерации с развитым автопромом и судостроением (Калининградской, Нижегородской, Ульяновской областях, Приморском крае).

Восстановительный рост розничной торговли после снятия карантинных ограничений уже в июле — августе затормозился, и в сентябре динамика товарооборота была отрицательной (–3%).

Сокращение объема платных услуг оказалось значительно более сильным, чем сокращение объема торговли. В августе оно составило 19%, в сентябре — 12%. За январь — август платные услуги снизились на 20%, в том числе в Москве — на 30%. Самый сильный кризисный удар получили крупнейшие города, в которых платные услуги в наибольшей степени развиты.

Основной причиной сокращения в розничной торговле и сфере услуг стало падение потребительского спроса, вызванное снижением доходов населения. Во II квартале 2020 г. они уменьшились на 8%. Среднедушевые денежные доходы населения снизились, по данным Росстата, во всех федеральных округах, кроме одного — Сибирского ФО.

«Влияние кризиса на региональные рынки труда было и привычным, и необычным, — отмечает г.н.с. РАНХиГС Наталья Зубаревич. — Во II квартале 2020 г., по сравнению с первым, на две трети выросла неполная занятость — до 6,3% от списочной численности работников крупных и средних предприятий. Это обычный для России способ снижения издержек путем сокращения заработной платы. Однако в нынешнем году в режим неполной занятости были переведены не только работники промышленных предприятий, но и занятые в секторе рыночных услуг.

Самый значительный рост и максимальный уровень неполной занятости — в республиках Крым и Якутия, Санкт-Петербурге и Москве, Пермском крае, Самарской, Калужской, Нижегородской и Московской областях (9—13%)».

Необычным был стремительный рост зарегистрированной безработицы — в 5,5 раза с начала марта по конец августа 2020 г. (с 1 до 4,8%). В субъектах Федерации с минимальным докризисным уровнем зарегистрированной безработицы (Москве, Московской области, Санкт-Петербурге, Татарстане) рост был еще сильнее — в 6—7 раз. Это следствие решений федеральных властей о повышении пособий по безработице до прожиточного минимума и упрощении процедуры регистрации в службах занятости в рамках антикризисной политики. По мнению аналитиков РАНХиГС, значительную часть зарегистрировавшихся в службах занятости граждан составляют те, кто до кризиса был занят в неформальной экономике.

Бюджеты регионов также сильно пострадали от кризиса, в апреле — июне 2020 г. их собственные (налоговые и неналоговые) доходы сократились на 567 млрд руб. по сравнению с тем же периодом 2019 г., или на 20%. Хуже всего была динамика налога на прибыль (–18%), поскольку основными его плательщиками являются крупные экспортные компании, а они столкнулись со спадом спроса и цен на продукцию. Налог на малый бизнес (на совокупный доход) снизился на 10%, на имущество — на 5%.

Федеральные власти оказали существенную поддержку регионам, за январь — август объем трансфертов (безвозмездной помощи) вырос на 785 млрд руб., или на 58% к тому же периоду 2019 г. Это самые большие темпы роста помощи регионам за все двадцать лет. Выделяемые по специальной формуле дотации на выравнивание бюджетной обеспеченности увеличились несущественно (на 6%). Однако другие дотации, которые можно выдавать без формальных правил, выросли в 3,5 раза и почти сравнялись по объему с дотациями на выравнивание. Вдвое вырос объем субсидий, они выделяются на конкретные цели, в основном по национальным проектам. Это целевые средства, которые регион обязан софинансировать, иначе субсидии придется возвращать. В 1,5 раза выросли прочие межбюджетные трансферты.

Одним из основных принципов выделения помощи стало предоставление средств самым богатым регионам по минимуму, поскольку они должны были справляться сами. Так, в Москве выпадающие доходы бюджета за январь — август 2020 г. составили 95 млрд руб. по сравнению с тем же периодом 2019 г., а дополнительные трансферты — только 12 млрд руб. В Тюменской области соотношение выпадающих доходов бюджета и дополнительных трансфертов — 48 млрд и 5 млрд руб., в ЯНАО — 42 млрд и 5 млрд руб., в Санкт-Петербурге — 26 млрд и 6 млрд руб., в Татарстане — 34 млрд и 24 млрд руб.

Однако среди регионов, в которых потери собственных доходов бюджетов не были полностью компенсированы федеральной помощью, есть и небогатые — Республика Коми, Архангельская, Вологодская, Мурманская, Астраханская, Кемеровская области, Краснодарский и Пермский край. «На вопрос, почему им помогли меньше, ответить сложно, — комментирует ситуацию Н. Зубаревич. — Как и на вопрос, почему так основательно добавили трансфертов Чечне (14 млрд руб.), хотя собственные доходы Республики не падали, или Дагестану (20 млрд руб.), хотя он недополучил только 2 млрд руб. собственных доходов. Прозрачность и обоснованность принятия решений о поддержке регионов в коронавирусный кризис явно снизились».

Расходы бюджетов регионов за январь — август выросли на 18%. Сильнее всего они увеличились на здравоохранение, особенно в Москве — почти в 2,5 раза, в остальных регионах, без учета столицы, рост был меньше — они повысились на 2/3. Первопрестольная потратила дополнительно более 200 млрд руб. на здравоохранение из своего бюджета, чтобы противостоять пандемии. У других регионов таких возможностей не было. Для сравнения: Санкт-Петербург нарастил расходы на здравоохранение только на 22 млрд руб., или на 47%.

Дисбаланс динамики доходов и расходов привел к дефициту бюджета у многих регионов. В январе — августе его имели 35 субъектов Федерации (за тот же период 2019 г. — только 13). Самый большой дефицит — у Архангельской области (16% от доходов), Ненецкого АО, Кемеровской области и Республики Коми (11—13%), Москвы и Московской области (8—9%). И если столица и Московская область могут занять на рынке относительно дешево, то для остальных регионов возможности заимствований ограничены. Если федеральный центр не увеличит трансферты субъектам РФ в конце года, то по итогам 2020 г., по оценкам РАНХиГС, количество регионов с дефицитом бюджета значительно вырастет.

Среднедушевые денежные доходы населения в федеральных округах, руб.

Федеральный округ

II квартал

2019 г.

2020 г.

ЦФО

46 830

45 120

СЗФО

37 406

37 271

ЮФО

28 359

25 893

СКФО

22 890

20 722

ПФО

28 158

26 389

УФО

37 590

36 610

СФО

26 980

27 026

ДВФО

37 233

36 814

Источник: Росстат

День
Неделя
Месяц