1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 37

ВС РФ не дал агенту взыскать с подрядчика убытки, понесенные и взысканные с него принципалом

Агент во исполнение обязательств по агентскому договору привлек подрядчика для выполнения работ по заданию принципала. Принципал обнаружил недостатки в выполненной работе и взыскал убытки с агента в третейском суде. Агент, в свою очередь, решил взыскать выплаченную принципалу сумму с подрядчика. Однако ВС РФ не нашел оснований для удовлетворения требований.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 27.06.2019 № 305-ЭС18-18843 по делу № А40-117021/2017

Истец

ПАО «Русолово»

Ответчик

ЗАО «Южное горно-строительное управление»

Суть дела

ПАО «Русолово» (агент) и ОАО «Оловянная рудная компания» (принципал) 29.09.2015 заключили агентский договор, по условиям которого агент принял на себя обязательство за вознаграждение от своего имени и за счет принципала (либо от имени и за счет принципала) заключить договор подряда на горнопроходческие и добычные работы на руднике «Молодежный».

Через месяц ПАО «Русолово» (заказчик) и ЗАО «Южное горно-строительное управление» (подрядчик) заключили договор подряда от 27.10.2015, согласно которому подрядчик принял на себя обязательства в установленный договором срок выполнить предусмотренные техническим заданием горнопроходческие и добычные работы на руднике «Молодежный», а заказчик обязался принять результаты работ и оплатить их в соответствии с условиями договора.

В дальнейшем заказчик в одностороннем порядке с 23.06.2016 отказался от исполнения договора подряда от 27.10.2015, а с 24.06.2016 заключил с ЗАО «Южное горно-строительное управление» новый договор подряда на выполнение тех же работ на том же объекте.

ОАО «Оловянная рудная компания» обратилось в Фондовый арбитражный третейский суд, решением которого от 14.04.2017 по делу № 34/477001-2017 с ПАО «Русолово» взыскано 19,5 млн руб. расходов, понесенных в связи с устранением недостатков в работе, выполненной ненадлежащим образом, а также взыскан третейский сбор в размере около 120 000 руб. Платежным поручением от 15.05.2017 ПАО «Русолово» перечислило ОАО «Оловянная рудная компания» 19,6 млн руб.

После этого ПАО «Русолово», ссылаясь на положения ст. 15, 309, 310, 393 ГК РФ, обратилось в суд с требованием о взыскании с подрядчика убытков (реального ущерба) в сумме требований, удовлетворенных третейским судом, указывая на то, что причинение убытков явилось следствием нарушения ЗАО «Южное горно-строительное управление» договорных обязательств.

Позиция судов

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении иска. Он исходил из недоказанности совокупности обстоятельств, необходимых для возложения на ответчика гражданско-правовой ответственности в виде взыскания убытков.

Суд исходил из того, что ответчик не являлся стороной агентского договора, его действие не распространяется на ответчика и не влечет для него возникновение прав и обязанностей. Кроме того, сославшись на положения ст. 720, 723 ГК РФ, суд указал на то, что утверждение ПАО «Русолово» о выполнении подрядчиком работ с нарушением требований к качеству не доказано. В договорах подряда не содержится условий о качестве работ, а законом и договорами подряда установлена ответственность подрядчика при обнаружении заказчиком отступлений при выполнении работ от условий договора либо при возникновении иных недостатков.

Суд апелляционной инстанции отменил решение первой инстанции и удовлетворил иск. Он подтвердил обоснованность выводов суда первой инстанции о том, что лица, участвующие в деле, являлись сторонами самостоятельных договоров. Вместе с тем он пришел к выводу об осведомленности ответчика о выполнении работ для третьего лица и, следовательно, о взаимосвязи агентского договора и договоров подряда, в соответствии с условиями которых на ответчика может быть возложена ответственность в виде взыскания убытков. Взыскание с ПАО «Русолово» убытков по решению третейского суда, размер которых подтвержден ОАО «Оловянная рудная компания», стало следствием выполнения работ подрядчиком с отступлением от проектных решений, несоблюдения им ГОСТов.

Суд округа согласился с выводами апелляции.

Позиция ВС РФ

ВС РФ отменил акты апелляции и первой кассации, оставив в силе решение первой инстанции. При этом он исходил из следующего.

Под убытками в виде реального ущерба понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (п. 2 ст. 15 ГК РФ, абз. 2 п. 2 постановления Пленума ВС РФ от 24.03.2016 № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств», далее — Постановление Пленума ВС РФ № 7). Право на возмещение убытков возникает у кредитора как из нарушения договорного обязательства (ст. 393 ГК РФ), так и из деликтного обязательства (ст. 1064 ГК РФ).

Истец заявил требования о возмещении убытков в виде реального ущерба, причиненного ненадлежащим исполнением подрядчиком обязательств по договорам подряда. Как следует из разъяснений, приведенных в п. 5 Постановления Пленума ВС РФ № 7, по смыслу ст. 15 и 393 ГК РФ кредитор представляет доказательства, подтверждающие наличие у него убытков, а также обосновывающие с разумной степенью достоверности их размер и причинную связь между неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства должником и названными убытками. Должник вправе предъявить возражения относительно размера причиненных кредитору убытков и представить доказательства, что кредитор мог уменьшить такие убытки, но не принял для этого разумных мер (ст. 404 ГК РФ).

Из условий договора подряда (с учетом приложений к нему) следует, что основной обязанностью ответчика являлось выполнение горнопроходческих и добычных работ в объеме не менее 300 погонных метров в месяц и 3800 погонных метров в 2016 г. Именно за невыполнение работ в указанном объеме по вине подрядчика, повлекшее остановку обогатительной фабрики и технологического процесса по переработке добытой подрядчиком руды, устанавливалась ответственность ПАО «Русолово» по агентскому договору.

При этом в журнале маркшейдерских указаний не содержится записей, свидетельствующих о невыполнении подрядчиком объема горной выработки, но отражена необходимость срочного выполнения вспомогательных работ — крепления горной выработки в связи с самопроизвольным обрушением породы. Из решения третейского суда усматривается, что убытки ОАО «Оловянная рудная компания» возникли в связи с частичным демонтажом аварийной конструкции портала наклонного съезда, строительством нового портала и засыпкой грунтом открытого пространства без возможности извлечения возвратных материалов.

В обоснование наличия и размера реального ущерба истец представил в материалы дела документы ОАО «Оловянная рудная компания», положенные в основу решения, принятого третейским судом. Вместе с тем указанные доказательства оспариваются ответчиком, который не привлекался к участию в третейском разбирательстве и не имел возможности заявить свои возражения относительно возникновения у ОАО «Оловянная рудная компания» ущерба по вине подрядчика, а также обоснованности таких расходов.

Отказывая в удовлетворении заявленных истцом требований, суд первой инстанции обоснованно исходил из того, что истцом не доказано ненадлежащее исполнение договорных обязательств, невыполнение ЗАО «Южное горно-строительное управление» плановых показателей проходки (их объема), предусмотренных договорами подряда, невозможность использования результата выполненных подрядчиком работ по назначению, а также факт остановки работы обогатительной фабрики и технологического процесса переработки руды по вине ответчика, в связи с чем пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения иска.