1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 49

Наиболее яркие негативные сигналы связаны с ростом НДС

Очередной анализ экспертами Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ результатов ежемесячных опросов Росстатом руководителей 4000 крупных и средних промышленных предприятий показал, что в прошлом феврале самые яркие негативные изменения в оценках делового климата связаны с повышением НДС. Но ученые центра не теряют надежду, что в конечном счете данный налоговый маневр принесет экономике и населению немалую пользу.

Обширность анализа ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭ вынуждает отобрать на газетную полосу те наблюдения и размышления ученых, которые, на сторонний взгляд, наиболее актуальны в представленной ими работе для них самих. Тем более что февральские индексы предпринимательской уверенности по укрупненным видам промдеятельности мы ранее читателям сообщили.

Серьезно выросли оценки роста цен

О росте «своих» цен в феврале сообщили 22% руководителей промышленных предприятий, а об увеличении «чужих» цен — 40%. При этом аналитики ЦКИ отмечают, что соответствующее распределение мнений респондентов в феврале 2018 г. составляло 10 и 26%. Увеличение за один год долей руководителей предприятий, констатировавших повышение «своих» и «чужих» цен, на 12 и 14 п.п. — это для авторов анализа серьезный негативный сигнал. Понятно, размышляют они, что моментально рост цен производителей промышленной продукции не отражается на росте индекса потребительской инфляции (ИПЦ), но с определенным лагом в два-три месяца начинает расти и ИПЦ. Так, годовой ИПЦ в январе — феврале 2018 г. к январю — февралю 2017 г., по данным Росстата, составлял 102,2%, а соответствующий показатель в 2019 г. — уже 105,1%. Немалую лепту в годовой рост ИПЦ почти на 3 п.п. внес рост цен производителей промышленной продукции, особенно в тех предприятиях, которые ориентированы на конечный спрос населения. В основе этого заметного подорожания, резонно считают ученые ЦКИ, лежит законодательная инициатива по росту НДС с 18 до 20%. Только этот налоговый маневр принесет федеральному бюджету более 600 млрд руб. в год. Правда, замечают они, оплачивать эту «премию» для государства будет отечественный бизнес, включая частный, и домашние хозяйства.

Вместе с тем, исходя из февральских ожиданий участников опроса, в ближайшие 3—4 месяца прогнозируется заметное замедление темпов роста цен производителей промышленной продукции и возвращение их к траектории чуть выше начала прошлого года. К этим наблюдениям экспертов центра добавим свежие предварительные данные Росстата: в прошлом феврале промышленные цены выросли на 0,1% (0,9% в феврале 2018 г.), а в годовом измерении — на 9% (5,7% соответственно). Относительно декабря прошлого года февральские цены снизились на 1,9%.

Аналитикам ЦКИ ясно, что предприниматели полностью компенсировать выпадающие доходы из-за роста НДС вряд ли смогут. Однако, напоминают они, существует масса механизмов, позволяющих в значительной мере минимизировать возникшие издержки.

Наиболее прогрессивный среди них — акцентированно нарастить производительность труда за счет внедрения новых управленческих схем и новых инновационных технологий. Но это направление используют не больше 15% экономических агентов, так как здесь возникают свои издержки и очень высока доля риска и неопределенности при расчете окончательной эффективности данного маневра.

Во-вторых, можно компенсировать потери от роста НДС путем сокращения инвестиционных затрат или прекращения увеличения (или снижения) зарплат персоналу, занятому на предприятии.

В-третьих, можно провести организационные перестроения или частично уйти «в тень». Например, разукрупнить предприятие, перейдя в статус нескольких малых с пониженным уровнем налогообложения или организовать несколько своих организационных «дочек» и зарегистрировать их, например, не в г. Подольске по основному месту деятельности предприятия, а на Каймановых островах или в Джерси. Кстати, отмечают авторы анализа, именно так и поступают многие отечественные крупные компании.

Можно просто банально поднять цены на конечную продукцию примерно на сумму возникших издержек от роста НДС, что и наблюдается в настоящее время. Однако, замечают ученые центра, таким маневром могут воспользоваться только монополисты на рынке производства торгуемых товаров или там, где наблюдается крайне низкий уровень производственной конкуренции.

В конце концов, можно в принципе поменять вид деятельности на более рентабельный и ликвидный.

Конечно, соглашаются авторы анализа, все эти схемы (кроме роста производительности труда) и ряд других, вплоть до полного ухода предпринимателей с рынка, отрицательно повлияют на деятельность промышленности в частности и экономики в целом, но одновременно облегчат существование самих предпринимателей и их предприятий.

Вместе с тем, считают эксперты ЦКИ, вполне реальным позитивным итогом данных перестроений может стать тот факт, что все-таки средства, полученные от бизнеса и населения в результате роста НДС, государство вложит в эффективные экономические и социальные проекты, в развитие человеческого капитала. Тогда через определенный период сегодняшние издержки вернутся экономическим агентам в виде финансовых бонусов, новой инфраструктуры, нового, более качественного и дешевого отечественного оборудования, снижения ставки по кредитам и др., а у населения значительно улучшится доступ к образованию, здравоохранению и другим социальным благам, а также доступ к новым инновационным рабочим местам с возможным принципиальным ростом реальных доходов.

Как поведет себя экономика и важнейшая ее сегодняшняя составляющая — реальные располагаемые доходы населения — покажут, по прогнозу ученых, ближайшие 2—3 года, но надежды на позитивный исход, на их взгляд, вполне реальные, особенно учитывая начавшуюся реализацию двенадцати президентских национальных проектов 2019—2024 гг. по трем направлениям — «человеческий капитал», «комфортная среда для жизни» и «экономический рост».

«Высокое налогообложение» и «неопределенность» нагоняют лидера — «недостаточный внутренний спрос»

К серьезным негативным сигналам, выявляемым в последних двух опросах, аналитики центра с уверенностью относят заметный рост (по сравнению с концом прошлого года) давления на производство двух лимитирующих факторов — «высокого уровня налогообложения» и «неопределенности экономической ситуации в стране». В феврале 2019 г. об ограничении своего производства под воздействием данных факторов сообщили по 46% руководителей крупных и средних предприятий из обрабатывающей промышленности. По сравнению со среднемесячным уровнем оценок в 2018 г. в отчетном месяце влияние фактора «высокое налогообложение» усилилось на 5 п.п., а «неопределенность» — на 4 п.п. Учитывая высокую консервативность, присущую динамике изменений факторных показателей, такое относительно резкое ухудшение мнений респондентов экспертов ЦКИ крайне настораживает. И главной причиной негативной реакции в январе — феврале на эти два фактора они вновь называют рост НДС с 18 до 20%. Вместе с тем у них есть определенная уверенность в том, что отечественные предприниматели, «самые предприимчивые в мире», используют ряд перечисленных выше управленческих схем и если не устранят, то хотя бы значительно минимизируют эти проблемы ближе к концу лета — началу осени текущего года. А пока, исходя из февральских результатов, «неопределенность» и «высокое налогообложение» (по 46% респондентов), делящие второе и третье места в антирейтинге лимитирующих факторов, уверенно приближаются к лидеру — недостаточному спросу на продукцию предприятия внутри страны (49%).

В самом начале анализа его авторы обращают внимание, что делать фундаментальные выводы о работе промышленности в целом по опросным данным, полученным в праздничном январе и усеченном феврале, крайне затруднительно. Для более адекватной оценки необходимо дождаться как минимум результатов за I квартал.

«Учитывая серьезный вес „добычи“ и ВПК в общем индексе физического объема промышленного производства и даже в ВВП, а также вклад других промышленных видов деятельности, которые покажут позитивную динамику, есть все основания предполагать рост объемов производства в 2019 г. по сравнению с 2018 г.», — считает директор Центра конъюнктурных исследований ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Георгий Остапкович.

Индекс предпринимательской уверенности

Виды деятельности

год

месяцы

1

2

3

4

5

6

7

8

9

10

11

12

Добыча полезных ископаемых

2018

0

1

2

2

3

3

3

0

1

0

–1

–4

2019

–1

0

Обрабатывающие производства

2018

–3

–3

–2

–2

–2

–2

–2

–3

–3

–5

–6

–8

2019

–2

–2

Обеспечение электрической энергией, газом и паром; кондиционирование воздуха

2018

–1

–2

–6

–9

–8

–6

–2

2

4

6

5

5

2019

–5

–5

Источник: Росстат