1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 79

Сокращение занятых в промпроизводстве — не проблема…

Представив итоговый за 2018 г. анализ состояния делового климата в промышленности, эксперты Центра конъюнктурных исследований Института статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ, как и по итогам 11 месяцев минувшего года, указали на факторы, которые в ближайшие год-два будут держать промпроизводство в режиме «позитивной стагнации» (см. «ЭЖ», 2019, № 01), при этом они не видят ничего критического в сокращении в последнее время промышленного персонала. Также, по их мнению, в значительной мере мифологизирована проблема нехватки в промышленности квалифицированных кадров.

Полученные ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭ данные базируются на результатах опросов руководителей 3900 крупных и средних промышленных предприятий из 82 субъектов Российской Федерации, которые ежемесячно проводятся Росстатом.

Итог — нормальный

Данные Росстата свидетельствуют аналитикам ЦКИ, что годовой производственный цикл в 2018 г. промышленность прошла вполне благополучно. Помесячные колебания темпов роста отрасли в целом, по данным статистической службы, находились в интервале от минимального значения 102,1% в сентябре до максимального 103,9% в июле. Подобная парадигма развития промышленности говорит экспертам Центра о том, что отрасли удавалось обеспечивать незначительное воспроизводство и не иметь серьезных проблем с основными индикаторами, характеризующими состояние делового климата.

Среди четырех укрупненных отраслей промышленности абсолютным драйвером, обеспечившим стабильные позитивные темпы роста отрасли, стала добывающая промышленность, где помесячные темпы роста колебались в интервале от 100,8% в январе прошлого года до выдающихся 107,8% в ноябре.

Авторы анализа отмечают, что присутствие в составе промышленности таких сегментов, как нефте- и газодобыча, а также предприятий из различных видов промышленной деятельности, напрямую или косвенно аффилированных с ВПК, практически гарантирует в настоящее время нахождение отрасли в целом в зоне положительных темпов роста. Это вызвано достаточно позитивной экономической и ценовой конъюнктурой у первых фигурантов (хотя в последнее время начали поступать тревожные ценовые сигналы с мирового нефтяного рынка) и наличием гарантированных долговременных государственных заказов с обеспеченным финансированием, а также высококвалифицированных кадров с достойной зарплатой и относительно высокой производительностью труда у вторых.

В отличие от промышленности в целом ее обрабатывающий сегмент характеризовался в прошлом году большей волатильностью помесячных темпов роста, побывав за год во всех трех экономических состояниях — спад в сентябре (99,9%); «топтание на месте» в ноябре (100%) и достойный рост в мае (105,4%). Подобная «пилообразная» помесячная динамика темпов роста, считают аналитики ЦКИ, в принципе присуща обрабатывающей промышленности в силу ее огромной разнородности, особенно в периоды стагнации или слабого экономического роста.

Вполне традиционно развивалась в 2018 г. третья укрупненная отрасль промышленности — «обеспечение электрической энергией, газом и паром; кондиционирование воздуха». Данная отрасль промышленности во многом зависит от природных температурных колебаний, длительности светового дня и состояния деловой активности в экономике. Помесячные колебания темпов роста в этой отрасли составили в 2018 г. от 99,3% в мае до 108,8% в марте.

Исходя из обобщенных мнений руководителей крупных и средних промышленных предприятий, участвовавших в регулярных ежемесячных предпринимательских опросах в 2018 г., аналитики Центра констатируют, что резких отклонений в настроениях респондентов относительно состояния делового климата практически не наблюдалось.

Анализ предпринимательских мнений, выявленных в помесячных опросах в прошлом году, позволяет им вновь утверждать, что никаких признаков возврата промышленности в целом к рецессионно-стагнационному сценарию наподобие 2015 — начала 2016 г. не наблюдалось, но и акцентированные сигналы к возможной интенсификации роста производства в ближайшей перспективе также не улавливаются. Промышленность в целом вошла в «колею» слабого, но устойчивого роста с темпами примерно в полтора раза ниже среднемировых, заключают ученые ЦКИ.

В декабре 2018 г. главный композитный сезонно скорректированный индикатор исследования — Индекс предпринимательской уверенности (ИПУ) — упал в добывающей промышленности на 1 п.п., но остался в позитивной зоне (+1%). Обрабатывающая промышленность сохранила значение ИПУ на уровне ноября прошлого года (–4%). В «обеспечении электрической энергией, газом и паром; кондиционировании воздуха» ИПУ вырос на 2 п.п., составив в декабре –2%.

… проблема — взять на карандаш «гаражный» бизнес

Сопутствующей важной темой итогового анализа ЦКИ стала повышенная в последнее время упоминаемость в СМИ и заявлениях некоторых экспертов проблемы якобы наблюдающегося сегодня и ожидаемого в ближайшей перспективе чуть ли не катастрофического сокращения численности занятых в промышленности.

«Сокращение численности занятых на крупных и средних промышленных предприятиях в последние два года подтверждается и официальными данными Росстата, — говорит директор ЦКИ ИСИЭЗ НИУ ВШЭ Георгий Остапкович. — Однако, как показывает ретроспективный анализ ситуации на рынке промышленного труда, наблюдаемое движение занятости нельзя назвать критическим, за которым может последовать ухудшение производственных и финансовых показателей. В принципе, оптимизация численности занятых в отрасли в условиях четвертой промышленной революции, перехода на новые инновационные управленческие схемы и „эпидемиоподобного“ развития цифровых технологий — абсолютно нормальный и закономерный экономический процесс».

Проблема, считает ученый, в другом: «Уже продолжительный период уровень безработицы в стране практически не растет, являясь одним из лучших макроэкономических показателей в экономике России. Ситуация с занятостью на крупных и средних предприятиях в других базовых видах экономической деятельности также имеет склонность к сокращению, кроме сезонных всплесков в торговле и сельском хозяйстве. Вряд ли сокращенные люди вместе со своими семьями переезжают на ПМЖ в другие страны — данные о миграционном потоке об этом не свидетельствуют. Значит, они находят применение своему труду в субъектах малого бизнеса и, главное, в неформальном секторе экономики, становясь частично самозанятыми и участвуя в скрытой от наблюдения не только статистических, но и налоговых органов „гаражной“ экономике. К сожалению, сегодня идентификация данной категории граждан и тем более взимание с них соответствующих налогов за ведение своего бизнеса становится заметной проблемой для регуляторов российской экономики».

Сомневается руководитель ЦКИ и в остроте постоянно в последнее время поднимаемой в СМИ проблемы нарастания давления на производство фактора «недостаток квалифицированных кадров». На его взгляд, данная ситуация излишне мифологизирована. Исходя из мнений участников регулярных ежемесячных предпринимательских опросов, он согласен, что данная проблема существует, однако по степени давления на бизнес «недостаток квалифицированных рабочих» стоит на шестом-седьмом местах.

«В принципе, в странах с рыночной экономикой не может быть дефицита каких-либо ресурсов, в том числе и трудовых, — считает Г. Остапкович. — Дефицит может быть только с финансами самого предприятия. Любые другие ресурсы можно всегда купить на внутреннем или внешнем рынке, в том числе трудовые. Данный тезис подтверждают и результаты конъюнктурных опросов, где четко прослеживается следующая зависимость: чем благоприятнее ситуация с финансами предприятий, тем меньше от них поступает сигналов о дефиците квалифицированных кадров, и наоборот».

Другое дело, отмечает эксперт, что квалифицированных кадров в российской промышленности относительно мало, но это уже проблема, связанная с сегодняшней системой, отвечающей за среднее специальное и высшее образование, а также подготовку кадров для российской промышленности, включая акцентированный запуск механизма подготовки специалистов на самих предприятиях для своих нужд.

Учитывая убыстряющиеся инновационные (включая цифровизацию) перестроения, необходимые в глобальном экономическом мире, особенно в странах с развитой экономикой, сегодня, полагает директор ЦКИ, главным фактором роста производительности труда становятся люди с высокой компетенцией. «Скорее всего, в ближайшем будущем не капитал, а именно люди с их знаниями, навыками и компетенциями будут являться основным фактором, формирующим экономический рост», — заключает ученый.

Индекс предпринимательской уверенности организаций обрабатывающих производств по России и отдельным странам*, %

Страна

12.17

11.18

Россия**

–1,0

–3,7

Австрия

13,2

7,0

Бельгия

–2,8

–2,1

Великобритания

13,2

4,1

Венгрия

10,2

12,5

Германия

15,5

7,3

Греция

0,2

–3,2

Дания

6,2

0,6

Испания

4,8

–0,8

Италия

5,4

–0,8

Люксембург

–0,9

–4,4

Нидерланды

6,7

4,1

Польша

–5,6

–3,9

Португалия

4,1

–0,3

Словакия

6,9

1,5

Финляндия

18,2

7,4

Франция

4,7

0,4

Чехия

4,5

2,2

Швеция

15,5

15,6

* По данным Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) (кроме России) с учетом сезонной корректировки.

** Оценка данных с исключением сезонного фактора осуществлена с помощью программы «DEMETRA 2.2.». При поступлении новых данных статистических наблюдений динамика может быть уточнена. За декабрь 2018 г. индекс предпринимательской уверенности составил –4,0%.

Источник: Росстат

Свежий номер
Экономика и жизнь №26 от 02.07.2020