1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 10759

Эксперты не понимают, что заставит население самим копить на пенсию

Индивидуальный пенсионный капитал (ИПК) — система, в которой граждане будут сами копить на пенсию, по планам властей, пишут аналитики Райффайзенбанка, должен заработать с января 2020 г. Сегодня, однако, новый проект рождает больше неприятных вопросов, чем сулит выгодных ответов.

Тариф отчислений на обязательное пенсионное страхование не изменится (22% от фонда оплаты труда), его продолжит полностью выплачивать работодатель, и весь он пойдет на выплату страховых пенсий. Раньше эти 22% делились между страховой (16%) и накопительной (6%) частями, но с 2014 г. накопительная часть заморожена, что фактически объединило ее со страховой частью.

В дополнение к этим выплатам каждый работник будет сам отчислять еще до 6% зарплаты (в 2020 г. — 0%, в 2021 г. — 1% и т.д. до 6%, начиная с 2026 г.), предположительно, в негосударственные пенсионные фонды через единого оператора, которого предстоит создать.

Среди ключевых факторов, которые могли бы поддержать интерес населения к ИПК (выводы аналитиков Райффайзенбанка основаны на имеющейся информации, новые сведения могут изменить оценку), можно перечислить:

1. В отличие от существовавшей в прошлом накопительной части пенсии, ИПК — именной вклад: отчисления работника принадлежат лично ему (они — его собственность), государство, по крайней мере пока, не может ими распоряжаться, например изъять их в пользу страховой пенсии.

2. В отличие от добровольного пенсионного плана в НПФ сохранность ИПК будет гарантироваться АСВ.

3. Для работника предусмотрен стимул: сумма отчислений в ИПК не будет облагаться НДФЛ (в отличие от средств, которые он сберегает из располагаемых доходов).

4. Систему ИПК не будут делать принудительной (пусть даже для части населения): в интервью «Российской газете» финансовый омбудсмен Юрий Воронин заявил, что каждый, кто имеет право участвовать в ИПК, может от этого отказаться.

По сути, ИПК похож на индивидуальный инвестиционный счет (ИИС): там также есть возможность получить налоговый вычет на сумму инвестированных средств, и он также — собственность инвестора. Но в отличие от ИПК ИИС не гарантируется АСВ.

Предложенная система ИПК, по мнению аналитиков Райффайзенбанка, имеет и недостатки как для бюджета, так и для граждан-участников.

Во-первых, при предоставлении налогового вычета по НДФЛ бюджеты регионов (именно они, а не федеральный бюджет, получатели этого налога) будут недополучать средства. Ставка НДФЛ (в процентах от зарплаты) будет равна 13% (1 – R / 100), где R — ставка отчислений на ИПК (от 0 до 6%). Соответственно, при ставке ИПК 6% бюджет региона получит не 13% зарплат граждан, участвующих в новой системе, а 12,2%.

Во-вторых, эффективная нагрузка на работника увеличивается. Теперь вместо 13% с зарплаты работник будет платить R + (100 – R) 0,13, что равно 13% + 0,87R, где, как и в прошлом примере, ставка ИПК R = {0...6}. Например, при ставке ИПК в 6% работник заплатит 18,22% зарплаты. Конечно, если доверие к пенсионной системе было бы высоким, такой вариант был бы все равно выгодным: отчисления по ИПК остаются собственностью гражданина, приносят доход, который в теории учитывает временную стоимость денег, а платежи по НДФЛ снижаются. Однако, указывают аналитики Райффайзенбанка, это снижение несущественно. Например, при зарплате в 100 тыс. руб. и ставке ИПК 6% работник сэкономит на НДФЛ лишь 780 руб. в месяц, или 9360 руб в год, то есть менее 1% зарплаты.

В-третьих, сомнения может вызвать также и доходность инвестиции — будет ли она привлекательна по сравнению с тем же банковским депозитом.

В-четвертых, непонятно, насколько люди готовы пожертвовать сокращением текущего потребления ради, пусть и заметной, доходности.

Кроме того, по мнению аналитиков, остаются открытыми еще два важных вопроса:

1. Что заставит население участвовать в системе ИПК?

2. Как и насколько власти собираются компенсировать выпадающие доходы регионов?

Наиболее очевидным решением с экономической точки зрения для обоих вопросов одновременно могло бы стать небольшое повышение ставки НДФЛ, предлагают аналитики Райффайзенбанка: для участников ИПК эффективный платеж по НДФЛ мог бы остаться на уровне 13% (за счет того, что взнос по ИПК не облагается налогом), а для тех, кто отказался от участия в ИПК, ставка НДФЛ стала бы выше 13% (в пределах +1 п.п.). Но повышение НДФЛ может нести в себе существенные социально-политические риски. Скорее всего, власти предпочтут отказаться от этой идеи.

Более вероятна какая-то комбинация добровольного и недобровольного привлечения граждан в систему: для одной части населения плюсы от участия в ИПК покажутся выгодными, а для другой (например, для работников крупных госкомпаний и чиновников), возможно, будет крайне трудно отказаться от участия в ИПК.

Выпадающие доходы регионов от налогового вычета по НДФЛ можно было бы компенсировать трансфертом из федерального бюджета или улучшением администрирования этого налога.

Пока власти не дают оценок ожидаемого притока населения в систему ИПК.

Вне зависимости от характера участия в системе (добровольно или частично принудительно), полагают аналитики Райффайзенбанка, максимальное число участников (в самом оптимистичном сценарии) будет ограничено численностью работников с «белыми» зарплатами, а в качестве «прокси» они взяли количество работников крупных и средних организаций (их чуть более 40% от общей численности трудоспособного населения, ~30 млн человек).

В более реалистичном сценарии «автоподписки» людей с доходом выше 85 тыс. руб. в месяц (о таком варианте сообщил в интервью Юрий Воронин) под действие новой системы попадет лишь наиболее обеспеченная часть людей, получающих «белые» зарплаты — по оценкам Райффайзенбанка, их порядка 7% от численности населения (~10 млн чел.). В худшем сценарии количество участников окажется крайне малым (1—2 млн чел.), и, скорее всего, власти решат изменить способ уплаты ИПК.

В расчетах аналитики предположили, что зарплата наиболее обеспеченной группы растет лишь на уровень инфляции (4%), тогда как у всех работников с «белыми» зарплатами она повышается в соответствии с исторической динамикой (выше инфляции на 3%, то есть на 7% в номинале). Они решили рассчитать основные параметры системы ИПК в оптимистичном и реалистичном сценарии.

Из расчетов можно сделать несколько основных выводов.

В самом оптимистичном сценарии отчисления в ИПК не станут большими: за следующие три года совокупно они едва превысят 500 млрд руб. В реалистичном сценарии эта сумма окажется менее 400 млрд руб. Впрочем, и эта сумма составляет почти половину заложенного бюджетом первичного структурного дефицита бюджета на следующие 3 года (той части, которая должна финансироваться только через ОФЗ), поэтому если предположить, что НПФ все эти средства инвестируют в ОФЗ, это поможет приблизиться к реализации плана властей.

Налоговые потери регионов будет очень небольшими даже в оптимистичном сценарии (менее 1% в год, с учетом того, что сборы НДФЛ приближаются к 4 трлн руб. в год). В этом случае власти вполне могут обойтись без повышения ставки НДФЛ.

Основной ощутимый эффект от этой реформы наступит ближе к 2025—2026 гг. (когда повысятся ставки отчислений ИПК). Поэтому в ближайшие годы эффект от ИПК вряд ли будет существенным для экономики, заключают аналитики Райффайзенбанка.