1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4783

Выплата выходного пособия при увольнении: всегда ли она обоснованна?

Выплата компенсации или выходного пособия при увольнении является одним из важных инструментов, используемых работодателями при управлении персоналом и его численностью. Такая выплата предусмотрена Трудовым кодексом РФ (ст. 178, 180, 181, 181.1). Особым случаем является компенсация при увольнении руководителя организации, которому в соответствии со ст. 279 ТК РФ в случае прекращения трудового договора выплачивается компенсация в размере не ниже трехкратного среднего месячного заработка. О том, каковы правовая природа и значение компенсаций, выплачиваемых работнику при увольнении, о ситуациях, при которых возможны выплаты компенсаций, их целях и назначении, а также выводах судебной практики, связанных с выплатой таких компенсаций, читайте в материале.

Предоставление компенсации при увольнении, наряду с ТК РФ, может регламентироваться соглашением сторон социального партнерства (например, коллективным договором) и внутренними локальными нормативными актами организации. Зачастую, чтобы без проблем уволить работника, работодатели предлагают ему некоторую компенсацию, размер которой определяется и устанавливается соглашением о расторжении трудового договора, заключаемым непосредственно между работником и работодателем.

Терминология закона не всегда единообразна («компенсация», «выходное пособие»), однако данные выплаты имеют одну и ту же правовую природу и социальную цель. Далее в статье данные выплаты будут названы компенсациями.

Цель и назначение компенсаций

  • Выходные пособия.

В соответствии со ст. 178 ТК РФ в связи с ликвидацией организации либо сокращением численности или штата работников организации увольняемому работнику выплачивается выходное пособие в размере среднего месячного заработка. Также за ним сохраняется средний месячный заработок на период трудоустройства, но не свыше двух месяцев со дня увольнения (с зачетом выходного пособия). В исключительных случаях средний месячный заработок сохраняется за уволенным работником в течение третьего месяца со дня увольнения по решению органа службы занятости населения, если в двухнедельный срок после увольнения работник обратился в этот орган и не был им трудоустроен.

В данном случае выходное пособие по своей правовой природе является компенсационной выплатой, выплачиваемой работнику при увольнении в связи с ликвидацией организации либо сокращением штата, в целях компенсации неблагоприятных последствий, связанных с расторжением трудового договора по инициативе работодателя или по обстоятельствам, не зависящим от воли сторон, но не по инициативе работника. То есть данные выплаты компенсируют тот заработок, который работник получал бы, продолжая работать.

Компенсация в таком случае играет и определенную социальную роль, защищая общество от расходов по содержанию безработных.

  • Компенсация руководителю организации (генеральному директору) при увольнении.

В соответствии со ст. 279 ТК РФ руководителю организации, уволенному в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица решения о прекращении трудового договора (п. 2 ст. 278 ТК РФ), выплачивается компенсация в размере не ниже трехкратного среднего месячного заработка. Основной целью такой компенсации является смягчение неблагоприятных последствий для работника, связанных с расторжением его трудового договора, так как в соответствии с ч. 2 ст. 278 ТК РФ уполномоченный орган юридического лица может принять решение о прекращении трудовых отношений в любой момент и уволить руководителя организации без заранее представленного уведомления.

В соответствии с правовой позицией Конституционного суда РФ (см. постановление КС РФ от 15.03.2005 № 3-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 2 статьи 278 и статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации и абзаца второго пункта 4 статьи 69 Федерального закона „Об акционерных обществах“ в связи с запросами Волховского городского суда Ленинградской области, Октябрьского районного суда города Ставрополя и жалобами ряда граждан») прекращение полномочий руководителя организации на основании п. 2 ст. 278 ТК РФ и абз. 2 п. 4 ст. 69 Федерального закона от 26.12.95 № 208-ФЗ «Об акционерных обществах» не является мерой юридической ответственности и не допускается без выплаты справедливой компенсации, размер которой определяется трудовым договором, то есть соглашением сторон, а в случае спора — решением суда. Данной позиции придерживаются Верховный суд (см. постановления Пленума ВС РФ от 17.03.2004 № 2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации» и от 02.06.2015 № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации») и Московский городской суд (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 04.12.2015 по делу № 33-41316/2015).

Таким образом, компенсация, предусмотренная ст. 279 ТК РФ, направлена на защиту прав руководителя как работника. Правовая природа компенсации, выплачиваемой руководителю организации при досрочном прекращении с ним трудового договора, аналогична выходному пособию, выплачиваемому работнику при расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации либо сокращением штата. В обоих случаях работник получает компенсацию за неполученные доходы, которые он бы мог получить, продолжая работать по трудовому договору.

Стоит отметить, что в соответствии с ч. 3 ст. 217 Налогового кодекса РФ выходное пособие в части, не превышающей трехкратный размер среднего месячного заработка работника, не облагается НДФЛ, а также страховыми взносами в Пенсионный фонд России, в Фонд социального страхования и в Федеральный фонд обязательного медицинского страхования. Этот вывод также подтверждается письмами Минфина России от 12.02.2016 № 03-04-05/7581 и Минтруда России от 13.03.2015 № 17-3/В-118. Таким образом, можно увидеть логику законодателя в том, что компенсации при ликвидации организации, при сокращении штата работников организации и компенсации руководителю организации при увольнении по п. 2 ст. 278 ТК РФ являются возмещением расходов работника, связанных с незапланированной потерей рабочего места, и поэтому не образуют у него экономической выгоды. В связи с чем данная компенсация несет в том числе социальную функцию.

Компенсации при увольнении, предусмотренные соглашением сторон

Частью 4 ст. 178 ТК РФ установлено, что трудовой договор может предусматривать иные случаи выплаты выходных пособий, а также устанавливать повышенные размеры выходных пособий, отличающиеся от установленных законодательством. В случае установления компенсации при увольнении работника в соглашении сторон о расторжении трудового договора компенсация служит дополнительной мотивацией работника для заключения такого соглашения и защищает работодателя от возможных требований работника о восстановлении на прежнем месте работы. Компенсация позволяет сохранить между работником и работодателем мирные отношения, что обеспечивает достижение баланса интересов обеих сторон.

Однако по вопросу правомерности установления и выплаты такого рода компенсаций существует противоречивая судебная практика. С одной стороны, в некоторых случаях суды приходят к выводу, что установленная соглашением сторон денежная компенсация носит произвольный характер и не направлена на возмещение работнику издержек, связанных с прекращением трудовых отношений. Кроме того, ее установление является преимуществом по сравнению с другими работниками организации, что противоречит требованиям ч. 1 и 2 ст. 3 ТК РФ (см., например, Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 27.03.2018 № 33-6196/2018 по делу № 2-1581/2017).

С другой стороны, суды считают, что работодатель, подписав соответствующее соглашение, добровольно принял условие о выплате денежной компенсации работнику при увольнении. Трудовое законодательство не содержит запрета на установление непосредственно в трудовом договоре либо дополнительном соглашении к нему условий о выплате выходных пособий, в том числе в повышенном размере (см. Определение Верховного суда РФ от 06.12.2013 № 5-КГ13-125). При этом ВС РФ отмечает, что, несмотря на то что установленный гл. 27 ТК РФ перечень гарантий и компенсаций, подлежащих выплате работникам при расторжении трудового договора не включает такие выплаты, как выходное пособие в связи с расторжением трудового договора по соглашению сторон, ч. 4 ст. 178 ТК РФ позволяет работодателю трудовым договором или коллективным договором определять другие случаи выплат выходных пособий, а также устанавливать повышенные размеры выходных пособий (п. 34 Обзора судебной практики Верховного суда РФ № 1 (2017), утв. Президиумом ВС РФ 16.02.2017).

Стоит также обратить внимание на другой спорный вопрос: должны ли компенсации, предусмотренные соглашением сторон, облагаться налогом на доходы физических лиц и страховыми взносами? Как уже было описано выше, в соответствии с ч. 3 ст. 217 НК РФ выходное пособие в части, не превышающей трехкратный размер среднего месячного заработка работника, не облагается НДФЛ. А в соответствии с позицией Минтруда все компенсационные выплаты, связанные с увольнением работников, в том числе при расторжении трудового договора по соглашению сторон, освобождаются от обложения страховыми взносами в сумме, не превышающей в целом трехкратного среднего месячного заработка.

При этом позиция Минфина России несколько отличается тем, что он указывает: ключевым критерием, позволяющим отнести выплаты компенсаций в пользу работников к расходам на оплату труда, является их закрепление в трудовых договорах или приложениях к трудовым договорам при условии, что такие приложения являются неотъемлемой частью трудовых договоров (см. письмо ФНС России от 13.09.2012 № АС-4-3/15293@ «О порядке исчисления НДФЛ с сумм выходного пособия, выплачиваемого сотруднику организации при увольнении по соглашению сторон»). Подтверждение этому можно найти в судебной практике. Так, коллегия Московского городского суда установила, что компенсация, установленная в соглашении о расторжении трудового договора, законодательством не предусмотрена и не является компенсационной выплатой, поэтому она подлежит включению в базу для начисления налога на доходы физических лиц, в связи с чем удержание налога на доходы физических лиц с дополнительной денежной компенсации является правомерным (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 16.09.2015 по делу № 33-33380/2015). В то же время Минфин России поясняет, что выплаты, производимые при увольнении работника на основании трудового договора, дополнительного соглашения к трудовому договору, а также на основании соглашения о расторжении трудового договора, являющегося неотъемлемой частью трудового договора, освобождаются от обложения налогом на доходы физических лиц в сумме, не превышающей в целом трехкратный размер среднего месячного заработка (письмо Минфина России от 30.11.2015 № 03-04-06/69447).

На основании вышеизложенного можно сделать вывод, что в силу различного трактования и применения ч. 4 ст. 178 ТК РФ и п. 3 ст. 217 НК РФ наиболее надежным вариантом будет закрепить выплату компенсации при увольнении работника не только в соглашении о расторжении трудового договора, но и в трудовом договоре либо в дополнительном соглашении к трудовому договору или в локальных актах работодателя.

Компенсация при увольнении в случае истечения срока действия трудового договора

Еще одним важным вопросом является определение правовой природы и законности компенсации, которая выплачивается работнику в связи с истечением срока действия трудового договора. Данная выплата прямо не предусмотрена законом, однако на основании ч. 4 ст. 178 ТК РФ стороны вправе предусмотреть дополнительные случаи выплаты выходного пособия.

Существует судебная практика, когда суд признавал условие о выплате компенсации при истечении срока действия трудового договора неправомерным, основываясь на том, что выходное пособие по своей правовой природе является компенсационной выплатой, то есть выплачивается работнику при увольнении в целях компенсации неблагоприятных последствий, связанных с расторжением трудового договора. В случае же расторжения трудового договора в связи с истечением его срока никаких неблагоприятных последствий для работника не наступает, поскольку момент прекращения трудового договора работнику был известен заранее. Также стоит учитывать, что компенсацию, связанную с окончанием срока действия трудового договора, стоит закреплять в локальных нормативных актах работодателя. Если условие о компенсации предусмотрено только в соглашении между работником и работодателем, суд может признать его незаконным (см., например, Апелляционное определение Астраханского областного суда от 07.05.2014 по делу № 33-1318/2014).

Также некоторые суды расценивают соглашение о выплате работнику денежной компенсации по истечении срока действия трудового договора как злоупотребление правами, принадлежащими сторонам в сфере трудовых отношений, так как такая выплата не предусмотрена Трудовым кодексом РФ или локальным актом работодателя (см., например, Апелляционное определение Московского городского суда от 18.06.2015 по делу № 33-20726).

Таким образом, выплата компенсации по истечении срока действия трудового договора признается безосновательным получением работником выгоды, так как взамен он не осуществляет никаких трудовых функций и не несет никаких рисков.

Правовая природа компенсации в судебной практике. Размер выплачиваемой компенсации

На основании ч. 4 ст. 178 и ст. 279 ТК РФ широкое распространение получила практика выплаты «золотых парашютов», которая по-разному оценивается судами. «Золотой парашют» подразумевает установление работнику компенсации при увольнении, своим размером выходящей далеко за рамки обычной компенсации за потерю рабочего места.

В судебной практике можно выделить несколько подходов к пониманию правовой природы повышенного размера выходного пособия, определяемого сторонами в коллективном либо трудовом договоре.

  • Позиция Конституционного суда РФ.

Конституция РФ закрепляет принцип, согласно которому осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц (ч. 3 ст. 17). При установлении размера компенсации следует соблюдать баланс интересов как работника, так и общества, его учредителей, акционеров, чьи интересы затрагиваются при установлении явно завышенной и необоснованной компенсации.

Решая вопрос о конституционности ч. 4 ст. 178 ТК РФ, Конституционный суд РФ указал, что данная норма предусматривает возможность установления оснований выплаты и размеров выходного пособия в договорном порядке, что обеспечивает получение работниками выходного пособия в случаях, не указанных в Трудовом кодексе РФ, и в повышенном размере, а потому данная норма не может рассматриваться как нарушающая конституционные права работников (Определение КС РФ от 17.06.2013 № 985-О). Таким образом, трудовое законодательство не содержит запрета на установление непосредственно в индивидуальном трудовом договоре условий о выплате выходных пособий.

  • Позиция Верховного суда РФ.

В отношении компенсационных выплат руководителям организаций Пленум Верховного суда РФ пояснил, что размер компенсации при увольнении руководителя общества, предусмотренный ст. 279 ТК РФ, определяется трудовым договором, то есть соглашением сторон, а в случае возникновения спора — судом, исходя из целевого назначения данной выплаты, направленной на предоставление защиты от негативных последствий, которые могут наступить для уволенного руководителя организации в результате потери работы, но не ниже его трехкратного среднего месячного заработка. При принятии решения о размере компенсации суду следует учитывать фактические обстоятельства дела, например длительность периода работы уволенного лица в должности руководителя организации, время, остающееся до истечения срока действия трудового договора, трансформацию срочного трудового договора в трудовой договор, заключенный на неопределенный срок (ч. 4 ст. 58 ТК РФ), размер сумм (оплаты труда), которые увольняемый мог бы получить, продолжая работать в должности руководителя организации, дополнительные расходы, которые он может понести в результате прекращения трудового договора (постановление Пленума ВС РФ от 02.06.2015 № 21 «О некоторых вопросах, возникших у судов при применении законодательства, регулирующего труд руководителя организации и членов коллегиального исполнительного органа организации»).

Также Верховный суд отмечает, что в случае установления в трудовом договоре условий, нарушающих требования законодательства и требования иных нормативных правовых актов, в том числе в отношении недопустимости злоупотребления правом, законные интересы организации, других работников, иных лиц, суд вправе отказать в удовлетворении иска о взыскании с работодателя выплат в связи с прекращением трудового договора или уменьшить их размер. ВС РФ исходит из того, что при принятии решения о размере компенсации работодатель (по отношению к руководителю организации таковым будет являться учредитель, совет директоров либо общее собрание участников/акционеров) не может действовать произвольно (см. Определение ВС РФ от 30.03.2015 № 307-ЭС14-8853 по делу № А56-31942/2013). При установлении и выплате повышенного размера компенсации затрагиваются интересы как самого общества, так и его участников, акционеров, а также других работников, так как в таком случае возникает преимущество перед другими работниками, что недопустимо в силу ст. 3 ТК РФ (см. Определение ВС РФ от 17.05.2013 № 14-КГ13-2).

  • Позиция Московского городского суда.

На сегодняшний день сложилась обширная судебная практика в отношении взыскания с работодателя повышенного размера выходного пособия при увольнении. Суды зачастую отказывают во взыскании повышенной компенсации, установленной по соглашению сторон в пользу работника, аргументируя это тем, что любые компенсации, выплачиваемые работникам сверх предусмотренных законами или иными нормативными правовыми актами, должны быть соразмерны фонду заработной платы, который имеется у предприятия, и той прибыли, которая им получена. В противном случае бесконтрольность и экономически необоснованное определение размеров таких выплат неизбежно приведут к нарушению прав других работников на получение заработной платы и негативно повлияют на деятельность организации в целом (см., например, Апелляционное определение Московского городского суда от 18.06.2015 по делу № 33-20726).

При анализе судебной практики Московского городского суда прослеживается тенденция, в соответствии с которой компенсация должна быть определена не только в трудовом договоре с работником либо в дополнительном соглашении к трудовому договору, но и в локальных нормативных актах, таких как коллективный договор, положение об оплате труда работников. В противном случае такая компенсация рассматривается как злоупотребление правом, что влечет неприменение судом условий трудового договора и соглашений к нему в соответствующей части (Определение Московского городского суда от 04.08.2015 № 4г/8-7961/2015).

В одном деле судебная коллегия Московского городского суда приходит к выводу, что несоразмерно высокая компенсация к гарантиям и компенсациям, подлежащим реализации при увольнении работника, не относится, не направлена на возмещение работнику затрат, связанных с исполнением им трудовых или иных обязанностей, а также носит произвольный характер, что в совокупности свидетельствует о злоупотреблении сторонами правом при включении подобного пункта в трудовой договор и дополнительное соглашение (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 10.11.2017 по делу № 33-46879/2017).

При этом вызывает некоторые вопросы позиция Коллегии Московского городского суда, изложенная в Апелляционном определении от 18.06.2015 по делу № 33-20726. При рассмотрении этого спора суд посчитал, что компенсация работнику при увольнении в размере 50% от трех месячных должностных окладов, установленная соглашением сторон, также является несоразмерной и говорит о злоупотреблении сторонами правом. С этим выводом нельзя однозначно согласиться — компенсация при увольнении (в данном случае по соглашению сторон) направлена на прекращение трудовых отношений и компенсирует работнику потерю рабочего места. Указанная компенсация никак не нарушает интересы работодателя и других работников. При этом даже Налоговый кодекс, как отмечалось выше, устанавливает, что компенсации в размере до трех среднемесячных окладов не облагаются НДФЛ. Иными словами, законодатель прямо допустил возможность установления компенсации в размере трех среднемесячных окладов.

Также Московский городской суд упустил из виду, что установленная соглашением компенсация выполняет социальные функции. Работодатель получил преимущество — прекратил трудовые отношения с работником без формальностей, предусмотренных ст. 178 ТК РФ, и значительно сократил свои расходы, которые он мог понести при проведении процедуры увольнения по ст. 178 ТК РФ (ликвидация организации, сокращение численности или штата работников организации). Таким образом, в данном случае можно, скорее, сделать вывод, что именно работодатель, а не работник злоупотребил правом, отказавшись выплачивать компенсацию.

***

На основании изложенного можно сделать вывод, что выплаты работнику при прекращении трудового договора представляют собой компенсацию за потерю рабочего места и лишение возможности трудиться. Компенсация при расторжении трудового договора выполняет как социальную, так и частно-правовую функцию — обеспечение баланса интересов обеих сторон трудовых отношений. Каждой стороне гарантируется определенная защита от негативных последствий. Интерес работника заключается в получении более высокого размера компенсации по сравнению с предусмотренной в Трудовом кодексе. Интерес работодателя — в получении определенных гарантий от предъявления исков работниками о восстановлении на работе и в возможности избежать выполнения предусмотренных законом формальностей при ликвидации, сокращении штата и численности персонала (ст. 178, 180 ТК РФ, ст. 25 Закона РФ от 19.04.91 № 1032-1 «О занятости населения в Российской Федерации»).

При установлении и выплате компенсации увольняемому работнику стоит обратить внимание, что суды оценивают в первую очередь документ, в котором закреплено соответствующее условие о компенсации. Выплата компенсации при расторжении трудового договора должна быть предусмотрена законом или действующей в организации системой оплаты труда. Если соответствующее положение предусмотрено лишь в дополнительном соглашении к трудовому договору, то велика вероятность, что суд рассмотрит это как злоупотребление правом. Однако ввиду того что судебная практика по данному вопросу неоднозначна, в каждом отдельном случае все зависит от усмотрения судьи.

Стоит учитывать, что некоторые суды чрезмерно социализируют назначение компенсации, привязывая ее выплату к нарушению прав других работников. Тем самым они нарушают принцип свободы договора. Если есть свобода выбора условий трудового договора при его заключении, то должна быть свобода при установлении условий и при прекращении договора. Безусловно, должен соблюдаться общий принцип запрета злоупотребления правом, а также соразмерности при установлении общего размера компенсации применительно к каждому конкретному случаю, учитывая такие факторы, как возраст работника, возможность найти новое место работы, наличие детей, трудовой стаж и др.