1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 134

Суды решили так (УСН) («Малая бухгалтерия», № 7, 2018 г.)

[-] Индивидуальный предприниматель не имеет права на применение упрощенной системы налогообложения в отношении доходов, полученных при осуществлении деятельности в качестве арбитражного управляющего

(Постановление АС Волго-Вятского округа от 13.09.2018 по делу № А11-13922/2017)

Индивидуальный предприниматель на упрощенной системе осуществлял деятельность в качестве арбитражного управляющего. Налоговый орган провел камеральную проверку его декларации и доначислил бизнесмену налоги по общей системе. Налоговики посчитали, что предприниматель не имел права на применение УСН в отношении доходов, полученных от деятельности в качестве арбитражного управляющего.

Бизнесмен с такими выводами не согласился. По его мнению, налогообложение доходов, полученных при осуществлении деятельности в качестве арбитражного управляющего, он произвел по упрощенной системе в соответствии с разъяснениями, данными Минфином России в письме от 10.10.2014 № 03-11-09/51051. В этом письме финансисты указали, что по вопросу применения УСН арбитражными управляющими, зарегистрированными в качестве индивидуального предпринимателя и получающими доходы только от частной практики, осуществляемой в соответствии с Федеральным законом от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), следует руководствоваться постановлением Президиума ВАС РФ 04.03.2014 № 17283/13. А в этом деле высшие арбитры пришли к выводу, что арбитражный управляющий, имеющий статус индивидуального предпринимателя, вправе применять УСН, в том числе и по суммам доходов, полученных от профессиональной деятельности в качестве арбитражного управляющего, и при соблюдении ограничений, установленных п. 4.1 ст. 346.13 НК РФ.

Предприниматель считал, что указанные разъяснения финансистов являются обязательными к использованию в работе налоговых органов и налогоплательщиков и не были признаны утратившими силу.

Спор дошел до суда. Суд первой инстанции пришел к выводу о том, что доходы, полученные от профессиональной деятельности в качестве арбитражного управляющего, облагаются НДФЛ, в связи с чем отказал в признании решения инспекции недействительным. Вот чем руководствовались арбитры, принимаю решение в пользу налоговиков.

Согласно п. 1 ст. 346.11 НК РФ упрощенная система применяется организациями и индивидуальными предпринимателями наряду с иными режимами налогообложения. Использование этого спецрежима предусматривает освобождение предпринимателей от обязанности по уплате НДФЛ (п. 3 ст. 346.11 НК РФ). Из этого правила есть исключения — НДФЛ нужно заплатить с доходов в виде дивидендов, а также с доходов, облагаемых по налоговым ставкам, предусмотренным п. 2 и 5 ст. 224 НК РФ.

В соответствии с п. 1 ст. 20 Закона о банкротстве (в редакции, действующей с 01.01.2011) арбитражным управляющим признается гражданин РФ, являющийся членом одной из саморегулируемых организаций арбитражных управляющих.

Арбитражный управляющий является субъектом профессиональной деятельности и осуществляет регулируемую Законом о банкротстве профессиональную деятельность, занимаясь частной практикой. Деятельность арбитражного управляющего в деле о банкротстве не является предпринимательской деятельностью. Арбитражный управляющий вправе заниматься иными видами профессиональной деятельности, а также предпринимательской деятельностью в порядке, установленном законодательством РФ, при условии, что такая деятельность не влияет на надлежащее исполнение возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и не приводит к конфликту интересов. Арбитражный управляющий вправе быть членом только одной саморегулируемой организации арбитражных управляющих.

Таким образом, с 01.01.2011 Закон о банкротстве разграничивает профессиональную деятельность арбитражных управляющих и предпринимательскую деятельность. В нем установлено, что регулируемая законодательством о банкротстве деятельность арбитражных управляющих не является предпринимательской деятельностью.

Следовательно, полученное арбитражным управляющим после 01.01.2011 вознаграждение за осуществление регулируемой Законом о банкротстве профессиональной деятельности не является доходом от предпринимательской деятельности и не может облагаться налогом в рамках упрощенной системы налогообложения.

Данный правовой подход поддерживает Верховный суд РФ (Обзор судебной практики № 2 за 2015 г., утвержденный Президиумом ВС РФ 26.06.2015, Определение ВС РФ от 14.09.2015 № 301-КГ15-5301, п. 13 Обзора практики рассмотрения судами дел, связанных с применением главы 23 НК РФ, утвержденного Президиумом ВС РФ 21.10.2015). При этом согласно разъяснениям ВС РФ указанная правовая позиция применяется к правоотношениям, возникшим после принятия Определения от 14.09.2015 № 301-КГ15-5301, то есть начиная с 2016 г.

Арбитры указали, что плательщиками НДФЛ признаются физические лица, являющиеся налоговыми резидентами РФ, а также физические лица, получающие доходы от источников в РФ, не являющиеся налоговыми резидентами РФ (п. 1 ст. 207 НК РФ). При этом к доходам от источников в РФ относятся иные доходы, получаемые налогоплательщиком в результате осуществления им деятельности в России (п. 1 ст. 208 НК РФ).

Согласно подп. 2 п. 1 и п. 2 ст. 227 НК РФ нотариусы, занимающиеся частной практикой, адвокаты, учредившие адвокатские кабинеты и другие лица, занимающиеся в установленном действующим законодательством порядке частной практикой, — по суммам доходов, полученных от такой деятельности, самостоятельно исчисляют суммы налога, подлежащие уплате в бюджет, в порядке, установленном ст. 225 НК РФ.

Таким образом, доходы индивидуального предпринимателя, полученные от осуществления профессиональной деятельности в качестве арбитражного управляющего за 2016 г., подлежали обложению НДФЛ.

Суд отклонил довод бизнесмена о наличии оснований для освобождения от ответственности за совершение налогового правонарушения, поскольку при налогообложении доходов, полученных в 2016 г. от осуществления профессиональной деятель-ности в качестве арбитражного управляющего, налогоплательщик руководствовался разъяснениями Минфина России, данными в письме от 10.10.2014 № 03-11-09/51051. Арбитры отметили, что в указанном письме содержится только ссылка на постановление Президиума ВАС РФ от 04.03.2014 № 17283/13 и отсутствуют самостоятельные разъяснения о порядке исчисления и уплаты налога. Кроме того, на изменение судебной практики впоследствии было указано в письме Минфина России от 16.12.2015 № 03-11-11/73855, а также в письме ФНС России от 24.12.2015 № СА-4-7/22683@.

[-] При покупке объектов муниципальной недвижимости индивидуальный предприниматель должен исполнить обязанности налогового агента по НДС

(Постановление АС Северо-Западного округа от 02.10.2018 по делу № А21-10503/2017)

Индивидуальным предпринимателем в 2014 г. на торгах по продаже объектов недвижимости приобретено два объекта недвижимого имущества, составлявших ранее муниципальную казну города. По итогам аукциона между Комитетом муниципального имущества и земельных ресурсов администрации города (далее — продавец) и индивидуальным предпринимателем (далее — покупатель) заключено два договора купли-продажи недвижимости.

По условиям первого договора продавец обязуется передать в собственность, а покупатель принять и оплатить по цене и на условиях договора нежилое помещение, расположенное на первом этаже жилого дома (объект № 1). Цена объекта № 1 определена с учетом НДС.

Данный объект передан покупателю по акту приема-передачи. Бизнесмен зарегистрировал переход права собственности на нежилое помещение, что подтверждается выпиской из ЕГРН, и полностью произвел оплату по договору.

В дальнейшем по решению собственника приобретенный объект недвижимости был разделен на два нежилых помещения, что также подтверждается выпиской из ЕГРН.

В ходе проверки налоговая инспекция обследовала объект № 1 и установила, что там находится жилой дом, на первом этаже которого расположены два нежилых (офисных) помещения в границах ранее бывших квартир первого этажа. Окна и входные двери нежилых помещений закрыты рольставнями, вход в нежилые помещения возможен только с улицы по ступенькам пристроенных лестниц. Нежилые помещения первого этажа почтовых ящиков не имеют, звонком не оборудованы. На момент осмотра нежилые помещения закрыты, признаков нахождения в них людей нет.

Что касается второго договора, то по нему было приобретено нежилое здание (объект № 2). При этом в договоре сумма НДС не указана. Оплата по договору произведена частично за счет собственных средств бизнесмена, частично оплату за предпринимателя произвело ООО. Право собственности на объект недвижимости перешло к индивидуальному предпринимателю.

При осмотре объекта № 2 налоговики установили, что по адресу, на котором расположен объект, находится нежилое трехэтажное здание. Здание огорожено сплошным забором, в котором нет входа. Нежилое здание находится в непригодном для использования состоянии: остекление оконных проемов отсутствует, к входной двери доступа нет, крыша левого флигеля здания разобрана, по стенам здания идут вертикальные видимые трещины в кирпичной кладке. На стене нежилого здания крупно написано предупреждение «осторожно». Здание не охраняется.

В проверяемый период предприниматель применял два спецрежима — ЕНВД по розничной торговле, упрощенную систему налогообложения по сдаче в аренду нежилых помещений.

По мнению налоговиков, поскольку индивидуальный предприниматель был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, то в силу абз. 2 п. 3 ст. 161 НК РФ при приобретении муниципального имущества у него возникла обязанность по удержанию и перечислению в бюджет НДС. Напомним, что согласно указанной норме Кодекса при реализации (передаче) на территории РФ государственного имущества, не закрепленного за государственными предприятиями и учреждениями, составляющего государственную казну РФ, казну республики в составе РФ, казну края, области, города федерального значения, автономной области, автономного округа, а также муниципального имущества, не закрепленного за муниципальными предприятиями и учреждениями, составляющего муниципальную казну соответствующего городского, сельского поселения или другого муниципального образования, налоговая база по НДС определяется как сумма дохода от реализации (передачи) этого имущества с учетом налога. При этом налоговая база рассчитывается отдельно при совершении каждой операции по реализации (передаче) указанного имущества.

В этом случае налоговыми агентами признаются покупатели (получатели) указанного имущества, за исключением физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями.

Налоговые агенты обязаны исчислить расчетным методом, удержать из выплачиваемых доходов и уплатить в бюджет соответствующую сумму НДС.

В результате проверяющие доначислили индивидуальному предпринимателю НДС. Бизнесмен с таким решением не согласился и обратился в суд. Он указал, что объекты недвижимости были приобретены им для личных нужд, а не с целью ведения предпринимательской деятельности. Таким образом, отсутствуют основания для доначисления НДС на основании положений абз. 2 п. 3 ст. 161 НК РФ.

Суд первой инстанции удовлетворил требования предпринимателя, а вот апелляция встала на сторону налоговиков, и суд кассационной инстанции согласился с таким решением.

Арбитры отметили, что согласно п. 4 ст. 173 НК РФ при реализации товаров (работ, услуг), перечисленных в ст. 161 НК РФ, сумма НДС, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется и уплачивается в полном объеме налоговыми агентами, указанными в ст. 161 НК РФ.

Исходя из этой нормы, при реализации муниципального имущества, не закрепленного за муниципальными предприятиями и учреждениями, составляющего муниципальную казну муниципального образования, обязанность по уплате НДС возлагается на покупателей (получателей) этого имущества, которые признаются налоговыми агентами (за исключением физических лиц, не являющихся индивидуальными предпринимателями).

Так как гражданин на момент приобретения спорных объектов был зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, то у него возникла обязанность по удержанию и перечислению в бюджет НДС. При этом индивидуальные предприниматели, применяющие упрощенную систему налогообложения, не освобождаются от обязанностей налоговых агентов (п. 5 ст. 346.11 НК РФ).

Суды отклонили довод бизнесмена о том, что спорные объекты недвижимости были приобретены им для личных нужд. Арбитры учли тот факт, что предприниматель не использовал недвижимость в личных целях.

Кроме того, исходя из технического состояния и целевого назначения, приобретенные объекты не могли использоваться для проживания или иного использования в целях, не связанных с предпринимательской деятельностью.

Более того, в материалах дела присутствовало письмо Комитета архитектуры и строительства администрации городского округа, из которого следует, что бизнесмен обратился в Комитет с заявлением об изменении разрешенного использования земельного участка «под существующее нежилое здание непроизводственного назначения» на другой вид — «под строительство жилого дома этажностью 5 этажей». Однако предприниматель получил отказ, поскольку заявленный вид использования земельного участка не соответствует требованиям технических регламентов, так как участок расположен в санитарно-защитной зоне, в которой не допускается размещать жилую застройку.

При рассмотрении спора суды приняли во внимание, что налоговое законодательство не предусматривает механизм взыскания сумм НДС с муниципального образования, которое не является плательщиком НДС при реализации полномочий, предусмотренных Федеральным законом от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации».

В связи с этим основанный на положениях подп. 5 п. 3 ст. 45 НК РФ принцип невозможности взыскания с налогового агента не удержанной им суммы НДС в данном случае неприменим.

Во-первых, обязанным лицом продолжает оставаться налогоплательщик, к которому и подлежит предъявление налоговым органом требования об уплате налога.

Во-вторых, в рассматриваемых правоотношениях (сделках) продавец имущества плательщиком НДС не является.

При этом ошибочное перечисление муниципальному образованию (как продавцу имущества) в составе выкупной стоимости имущества сумм НДС, подлежащих перечислению налоговым агентом в федеральный бюджет, повлекло поступление спорных сумм НДС в составе упомянутых доходов муниципального образования в местный бюджет. В федеральный бюджет спорные суммы НДС не поступили, в связи с чем обязанность по уплате налога не может быть признана исполненной.

Судами также установлено, что сумма НДС, подлежащая перечислению индивидуальным предпринимателем в бюджет, исчислена инспекцией расчетным путем, поскольку НДС входил в состав цены объектов недвижимости. Нарушений при расчете НДС инспекцией не допущено.

Таким образом, суды обоснованно отказали предпринимателю в удовлетворении заявленных требований в части эпизода, связанного с доначислением НДС, соответствующих пеней и штрафов.