1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 153

ВС РФ разъяснил, как применять положения Закона о банкротстве об исключении депозита нотариуса из конкурсной массы банка-должника

Остатки по депозитным счетам нотариусов представляют собой лишь записи в учетных регистрах кредитной организации и отражают обязательства банка по договору депозитного счета. Однако из смысла и содержания п. 2 ст. 189.91 Закона о банкротстве следует, что воля федерального законодателя направлена не на исключение обязательства из конкурсной массы, а на изменение очередности удовлетворения соответствующего денежного требования: средствам, находящимся на депозитном счете нотариуса, предоставлен приоритет.

Карточка дела

Реквизиты судебного акта

Определение ВС РФ от 09.07.2018 № 308-ЭС18-2706 по делу № А25-2194/2016

Должник

Общество с ограниченной ответственностью коммерческий банк «Развитие»

Конкурсный управляющий

Государственная корпорация «Агентство по страхованию вкладов»

Заявитель

Нотариус Подольского нотариального округа Московской области И.М. Горбункова

Суть дела

ООО коммерческий банк «Развитие» (далее — должник, банк) заключил 31 июля 2015 г. с нотариусом И.М. Горбунковой (далее — нотариус, заявитель) договор депозитного счета нотариуса, по условиям которого банк открывает нотариусу депозитный счет в рублях для принятия, зачисления, выдачи и перечисления денежных средств наличными деньгами или в безналичном порядке от физических и юридических лиц (должников) в связи с совершением нотариусом в соответствии со ст. 327 ГК РФ и ст. 87 и 88 Основ законодательства РФ о нотариате (утв. ВС РФ 11.02.93 № 4462-1, далее — Основы законодательства о нотариате) нотариальных действий по принятию в депозит денежных сумм для передачи физическим и юридическим лицам (кредиторам) или возврата лицам, внесшим их в депозит (должникам).

Из выписки по счету следовало, что за период с 1 сентября 2015 г. по 10 октября 2016 г. на депозитный счет нотариуса поступили денежные средства в общей сумме более 170 млн руб., остаток средств на конец периода составил около 165 млн руб.

В декабре 2016 г. суд признал банк несостоятельным (банкротом), в отношении него было открыто конкурсное производство. Тогда же, в декабре 2016 г., нотариус, ссылаясь на п. 2 ст. 189.91 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве), согласно которому из имущества кредитной организации, которое составляет конкурсную массу, исключается имущество, принятое кредитной организацией по договорам депозитных счетов нотариусов, обратилась к конкурсному управляющему с требованием об исключении из конкурсной массы должника денежных средств в сумме 165 млн руб. и перечислении этих средств на другой депозитный счет нотариуса.

Конкурсный управляющий отказал в удовлетворении заявления нотариуса, сославшись на то, что Законом о банкротстве не установлен правовой механизм исключения денежных средств нотариусов из конкурсной массы и положения п. 2 ст. 189.91 распространяются только на денежные средства, внесенные на депозитный счет нотариуса после 29 декабря 2015 г. — то есть после вступления в силу соответствующих положений закона.

Считая отказ конкурсного управляющего незаконными, нотариус обратилась в суд.

Позиция судов

Суд первой инстанции признал заявленные нотариусом требования обоснованными. Он исходил из положений ч. 18.1 ст. 23 Федерального закона от 29.12.2015 № 391-ФЗ (далее — Закон № 391-ФЗ; введена Федеральным законом от 03.07.2016 № 360-ФЗ), согласно которым действующая редакция ст. 189.91 Закона о банкротстве, позволяющая исключать денежные средства на депозитном счете нотариуса из конкурсной массы банка-должника, применяется к денежным средствам, внесенным на депозитный счет нотариуса в кредитной организации, в отношении которой дело о банкротстве возбуждено уже после дня вступления в силу внесшего соответствующие поправки в ст. 189.91 закона (то есть после 29 декабря 2015 г.). Суд указал, что дело о банкротстве должника возбуждено после 29 декабря 2015 г., а значит, имеются основания применить к рассматриваемой ситуации п. 2 ст. 189.91 Закона о банкротстве в действующей редакции вне зависимости от даты поступления денежных средств на депозитный счет нотариуса.

Апелляция с такой позицией не согласилась. Дело в том, что порядок действия нормы п. 2 ст. 189.91 Закона о банкротстве во времени был впоследствии уточнен путем внесения в ст. 23 Закона № 391-ФЗ ч. 19 (введена Федеральным законом от 23.06.2016 № 222-ФЗ), согласно которой ст. 189.91 Закона о банкротстве (в новой редакции) применяется к денежным средствам, внесенным на депозитный счет нотариуса в кредитной организации после дня вступления в силу Закона № 391-ФЗ, то есть после 29 декабря 2015 г. Позже, с 1 января 2017 г., ч. 19 ст. 23 Закона № 391-ФЗ утратила силу. Исходя из системного толкования указанных положений, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что правовое значение в рассматриваемом споре имеют и дата возбуждения дела о банкротстве, и момент внесения денежных средств на депозитный счет нотариуса. На этом основании он исключил из имущества должника, составляющего конкурсную массу, лишь 133 млн руб., внесенные на депозитный счет нотариуса в 2016 г.

Кассация согласилась с выводами апелляции.

Позиция ВС РФ

Конкурсный управляющий в своей жалобе во вторую кассацию просил отказать в удовлетворении требования нотариуса об исключении денежных средств из конкурсной массы, полагая, что оно является неисполнимым. Однако Коллегия ВС РФ согласилась с позицией суда первой инстанции.

К нотариальным действиям относится, в частности, принятие в депозит денежных средств для передачи их кредитору, если обязательство не может быть исполнено должником, в том числе по независящим от кредитора обстоятельствам (п. 12 ч. 1 ст. 35, ст. 87 Основ законодательства о нотариате, ст. 327 ГК РФ). Федеральный законодатель счел необходимым предоставить особую правовую защиту кредиторам, в пользу которых денежные средства вносились на депозитный счет нотариуса.

Конкурсный управляющий в кассационной жалобе справедливо, по мнению ВС РФ, указывал на то, что размещенные на депозитных счетах нотариусов безналичные денежные средства кредитными организациями никоим образом не обособляются на специальных счетах, открытых в кредитных организациях. После принятия в депозит денежные средства наряду со средствами иных клиентов используются для ведения обычной банковской деятельности, в том числе для кредитования. По сути, остатки по депозитным счетам нотариусов представляют собой лишь записи в учетных регистрах кредитной организации и отражают обязательства банка по договору депозитного счета. Однако из смысла и содержания п. 2 ст. 189.91 Закона о банкротстве следует, что воля федерального законодателя направлена не на исключение обязательства из конкурсной массы, а на изменение очередности удовлетворения соответствующего денежного требования: средствам, находящимся на депозитном счете нотариуса, предоставлен приоритет. Таким образом, доводы управляющего о неисполнимости заявления нотариуса являются несостоятельными.

Согласно ч. 18.1 ст. 23 Закона № 391-ФЗ (в редакции Федерального закона от 03.07.2016 № 360-ФЗ) измененная редакция п. 2 ст. 189.91 Закона о банкротстве подлежит применению к денежным средствам, внесенным на депозитный счет нотариуса в той кредитной организации, в отношении которой дело о банкротстве возбуждено после дня вступления в силу «настоящего Федерального закона». Буквальное толкование положений ч. 18.1 ст. 23 Закона № 391-ФЗ указывает на то, что под «настоящим Федеральным законом» в ч. 18.1 понимается Закон № 391-ФЗ, который вступил в силу 29 декабря 2015 г.

Пояснений по вопросу применения ч. 19 ст. 23 Закона № 391-ФЗ, утратившей силу с 1 января 2017 г., на которую ссылались апелляция и кассация, судьи ВС РФ не дали.