1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 247

Бизнес-технологии: как цифровизация изменит их будущее

Ведут ли цифровые технологии к операционным улучшениям в бизнесе или меняют его принципиально? Дискуссия по этому вопросу состоялась в рамках конференции «Битва за эффективность: диалог на высшем уровне», организованной CFO-Russia. Обсуждение этого вопроса — хороший повод поговорить о бизнес-технологиях.

Планы и действия российских компаний сейчас направлены на рост и развитие. И здесь большую роль играют современные бизнес-технологии, построенные на взаимосвязях между рынком, потребностями и поведением покупателей (клиентов), сокращающие и упрощающие цепочку создания стоимости, формирующие новые бизнес-модели. Понимание этих взаимосвязей помогает адаптировать организации и при необходимости проводить реальные изменения.

ФД использует возможности интеграционных процессов не только внутри компании, но и с внешними контрагентами — организует решение тех или иных вопросов в виде проектов для всех функций в компании, не только для своей — финансовой. Это позволяет сконцентрироваться на внутренних ресурсах и использовать потенциал специалистов. И здесь ему помогает деятельное участие HR-директора.

Технологии открывают новые возможности и вместе с тем требуют больших усилий от ФД для выполнения своих основных функций — обеспечение финансирования текущей деятельности и инвестирования в развитие.

При этом важно не упустить глобальные тренды для поддержания конкурентоспособности. Чтобы это стало возможным, необходимо хорошо знать и понимать реальное или хотя бы приближенное к нему положение дел с отдельными продуктами/услугами и в целом в компании. В этом поможет построенная экономическая модель ассортимента/компании (доходы и затраты) с конкретными параметрами (цены, объемы, необходимые ресурсы, сроки, качество), как есть сейчас, и желаемого (идеального) состояния, к которому нужно прийти и которое достигается в случае безошибочного управления. Поскольку ситуация постоянно меняется, значения параметров модели может колебаться в рамках допустимого, поэтому нужно выстроить вектор целей, упорядоченных по приоритетам, и вектор состояния, или матрицы состояния.

Для построения динамичных моделей, определения параметров портфеля продуктов/услуг и моделирования различных сценариев поведения компании необходима оперативная информация, интегрированная в единой информационной базе в виде информационных модулей. Они позволяют получать управленческую информацию и оперативно принимать решения.

Но это лишь одна сторона вопроса. Другая в том, что принятые решения нужно быстро реализовать на практике, что возможно, если предприятие дееспособно, мобильно и может гибко подходить к решению поставленных задач. Отдельные подразделения/службы должны работать согласованно, взаимодействовать между собой как шестеренки, стать приводной силой движения, как трансмиссия в автомобиле, работать как одна команда, как одно целое. Тогда появляются новые возможности выявления проблем, их решения и адаптации к изменениям.

Однако в практике многих российских компаний две вышеназванные задачи пока не решены — подразделения/службы выполняют только свои функции, информация собирается и накапливается в отдельных базах данных, в результате быстро принять решение, осуществить его на практике и достичь желаемых параметров не представляется возможным.

Чтобы не потерять управление, которое может быть вызвано и выпадением из вектора некоторых объективно необходимых для управления целей, компании используют современные информационно-коммуникационные технологии, пытаются преодолеть разрыв между существующим состоянием и желаемым. Посмотрим, как компаниям это удается, особенно в транспортной логистике и автопроме, в которые сегодня идут основные инвестиции во всем мире.

Важно правильно расставить приоритеты

В связи с глобализацией возрастает интерес к транспортной логистике, что ведет к усилению конкуренции в этой области. Об этом свидетельствуют, например, данные о росте объемов перевозок, которые, по некоторым оценкам, выросли, примерно на 26% в 2017 г. по сравнению с предыдущим годом, отметила Ольга Литвинова, вице-президент по кадровым вопросам, член правления Транспортной группы FESCO.

После реструктуризации финансовой задолженности в Группе появились возможности дополнительных инвестиций в стратегические проекты, которые временно были приостановлены. Несмотря на то что стратегия Группы определена до 2020 г., руководство смотрит за этот горизонт. Причина тому — специфика бизнеса и уникальный набор производственных активов, позволяющих быстро и качественно объединять различные виды транспорта в единую логистическую цепочку. «Инвестиции в нашей отрасли нужно планировать заблаговременно», — говорит О. Литвинова.

С учетом вызовов важно правильно расставлять приоритеты — во что инвестировать в первую очередь, поскольку объемы финансирования ограничены. Не менее важно балансировать портфель активов: с одной стороны, инвестируем в «железо», с другой — в технологии, в том числе цифровые, поэтому тренды в этом плане нам интересны. Группа работает на достаточно активно растущем рынке Китая с хорошим потенциалом, что дает хорошие финансовые результаты.

Отметим, в транспортной логистике постоянно развиваются бизнес-технологии и направлены они на решение возникающих в этой сфере проблем. Например, под влиянием и в результате использования цифровых технологий, растущего спроса на скорость доставки, новых мощностей, а также жесткой конкуренции в цепочках поставок возникают определенные напряжения. Снять этот стресс могут логисты путем замедления поставок. Речь идет о дифференцированном подходе к перевозкам для удовлетворения конкретных потребностей с учетом:

  • приоритетов доставки клиентов;

  • корректировки услуг в цепочке поставок и

  • достижения более высокого качества и низкой стоимости1.

При таком подходе нужно тоже выбирать приоритеты. Тактическое замедление логистики подходит в случаях, когда клиенты могут принять более длительные сроки доставки, что в некоторых случаях положительно влияет на итоговый результат. Например, в морских перевозках небольшое снижение скорости уже значительно снижает стоимость топлива и углеродный след, по оценкам экспертов.

Сложность цепи поставок и различные потребности клиентов требуют правильного сочетания видов транспорта и услуг. Путем корректировки логистики, правильного сочетания видов транспорта и моделей транспортировки можно сформировать более простые цепочки поставок, чтобы снять напряжение. Такие бизнес-технологии позволяют сбалансировать цепочку поставок, сократить затраты на хранение и устойчиво работать на более низкой стоимости с более высоким качеством.

Синхронность считается более эффективной и экологически чистой, чем использование фиксированных режимов транспортировки с заранее определенными маршрутами и графиками, отмечают эксперты по логистике.

Однако для обслуживания различных приоритетов и пожеланий клиентов нужны индивидуальные решения. Их преимущества — в снижении затрат и оптимизации качества работы путем организации графиков транспортировки и склада. Но это направление только развивается и пока недостаточно зрелое, есть и технические сложности, связанные с ИТ.

В конкуренции за клиента цена выходит на первое место

Существенные изменения ожидаются и в бизнесе по продажам автомобилей, этот сектор, как и банковский, в ближайшие три-четыре года станет другим, считает Ирина Каук, финансовый директор ООО «Порше Руссладн».

По ее мнению, произойдет полное перестроение цепочки продаж в связи с цифровизацией, появлением новых проектов. Производители автомобилей уже начинают заниматься прямыми продажами, а это значит, дилерские сети будут постепенно уходить с рынка. В перспективе может сформироваться не что иное, как точка выдачи автомобиля, а со временем, возможно, дистрибуция «Яндекса».

Дилерский бизнес останется, в лучшем случае, как дилерские станции. Это нужно понимать и быть к этому готовым. Изменятся постулаты, принципы ведения бизнеса по сравнению с тем, что было 20 лет назад, и это первый вызов, уточнила И. Каук. Второй связан с появлением новых игроков в автомобильном ретейле. Аmazon начал продажу автомобилей в Европе, Германии через свою сеть, что также приведет к существенному снижению значения дилерских сетей.

Для продавцов автомобилей более важной темой становится их стоимость и позиционирование, поскольку даже при хорошей потребительской активности покупатели все больше задумываются о цене, которая выходит на первое место по сравнению с другими характеристиками автомобиля.

Третий вызов — в развитии производства электрических автомобилей. Производители при этом не ориентируются на отдельные рынки: электромобили — это модно, но не прибыльно. Как рынок электромобилей будет развиваться в России, пока непонятно: инфраструктура не развита. Да, и сама зарядка требует времени, уточняет И. Каук.

По данным опроса PwC, российские потребители называют наличие необходимой инфраструктуры — заправочных станций (24%) и стоимость электромобиля, сопоставимую с ценой бензинового/дизельного авто (20%) как два важных фактора, влияющих на решение купить электромобиль2.

В продажах автомобилей через интернет ничего нового нет. В Германии, например, все ведущие автопроизводители расширяют свои онлайн-продажи, ориентируясь на будущее. Новый шаг — это использование такого канала, как Amazon, например, в Италии в 2016 г. можно было заказать готовый автомобиль итальянского производителя на треть дешевле их цены по прайс-листу за минимальное время поставки в течение 14 дней3.

Примерно по такой цене, без учета всех расходов и затрат автосалонов, можно гипотетически приобрести автомобиль. Расходы же на содержание автомобилей в автосалонах, накладные затраты и расходы на персонал являются, с точки зрения производителей автомобилей, замораживанием денежных средств, а они нужны для инвестиций в развитие автомобильных компаний.

Это говорит о том, что технологические компании все чаще создают основные угрозы для дилеров автомобильных компаний. Растущая конкуренция со стороны цифровых компаний происходит под влиянием четырех взаимосвязанных между собой мегатрендов в автомобильной промышленности:

  • мобильности;

  • автономного вождения;

  • оцифровки данных;

  • электрификации.

В результате изменилась расстановка сил — сегодня рыночная стоимость 25 крупнейших компаний-автопроизводителей по всему миру эквивалентна примерно 20% 15 лучших в мире технологических компаний. Для сравнения, в 2010 г. — было 60%4. За семь лет падение составило 40%!

Согласно исследованию автомобильной отрасли КПМ руководители автомобильных и цифровых компаний ожидают следующие изменения до 2025—2030 гг.:

  • производство автомобилей в Западной Европе упадет примерно на 15% и составит менее 5% к 2030 г. (75%);

  • число автодилеров сократится на 30—50% к 2025 г. (в этом более или менее уверены 56%);

  • электромобили на аккумуляторах рассматриваются как тренд № 1 до 2025 г., и в этой связи местный общественный транспорт может быть заменен автономно движущимися капсулами уже в течение следующего десятилетия (убеждены 73%);

  • изменения моделей мобильности под влиянием цифровых технологий приведут к слиянию мобильности и логистики — мобилистике (57%) и в будущем не будут различать бизнес-модели для транспортировки людей и товаров.

Добавленная стоимость цифровых технологий — в работе с информацией

Как оценивают значение цифровых технологий российские компании?

В транспортной логистике, по мнению О. Литвиновой, они способствуют операционным улучшениям, с одной стороны, с другой — глобальным изменения в технологии бизнес-процессов. Изучение поведения глобальных конкурентов, обмен мнениями и опытом с коллегами в области ИТ привели нас к выводу о том, что это своего рода метод ценовой конкуренции, считает она, поскольку базовый продукт, который «сидит» на тарифах — достаточно высококонкурентный.

Возрастание ценовой конкуренции ведет к поиску новых технологий и/или комплексным услугам, операционным улучшениям, изменениям в продуктах/услугах и глобальным изменениям технологии бизнес-процессов.

Найти свой «голубой океан» возможно в технологии или каких-то комплексных услугах, отметила О. Литвинова и в качестве примера привела один из сервисов компании — интермодальную перевозку с использованием нескольких видов транспорта. Технология здесь должна быть «бесшовная» и можно заработать на дополнительных сервисных услугах. Причем делать это нужно быстро и недорого, чтобы клиенты, у которых это неосновной, непрофильный бизнес, доверили его профессионалам. Для этого процессы нужно автоматизировать, поэтому в данном сервисе наряду с Lean-технологиями были использованы цифровые технологии, что позволило сократить время перевозки более чем в два раза5.

В компании есть небольшой инновационный центр, специалисты которого изучают новые технологии и их применение в бизнесе, а также технологию блокчейн и ее возможное применение в краткосрочной перспективе. Цифровые технологии рассматриваются как прикладные конкретные технологии для бизнеса, поясняет О. Литвинова.

Что же движет развитием транспортной логистики и насколько развиты здесь цифровые технологии?

Прежде всего необходимость изменений устаревших традиционных форм коммуникации между грузоотправителями и экспедиторами и использование цифровых технологий для обработки оперативных данных6.

Работа с данными и значимой информацией, которая находится в разрозненных базах данных, требует больших затрат по сравнению с получаемой пользой. А именно в этой информации содержится самый большой потенциал создания стоимости, и в процессе ее анализа открываются новые возможности. Поэтому важнейшую роль сегодня и прежде всего в будущем будут играть сбор данных и их анализ с помощью цифровых технологий, а результаты будут служить основной для принятия решений.

Вопросы же взаимодействия между грузоотправителями и экспедиторами, обсуждение обеими сторонами вопросов транспортировки, спроса и предложения, обмена и управления этим процессом решаются с помощью коммуникационной платформы. Заложенные в ней технологии работы с большими данными позволяют представить цены всех предложений, составленных в разных форматах, в одной структуре — объективно и прозрачно. От этого выигрывают экспедиторы и грузоотправители.

Например, платформа поддержит экспедитора с особо выгодными условиями перевозки для рынка Китая, чтобы он смог получить больше запросов по данному направлению. А если отправитель составит запрос на транспортировку в Китай, система прямо предложит данного экспедитора. Технологии работы с большими данными способствуют развитию механизма таргетинга (целевой выбор предложения).

От конкуренции к кооперации и партнерским отношениям

В секторе продаж автомобилей цифровизация играет огромную роль, с этого года все автомобили оснащены коннект-сервисами — всем набором сервисов, в том числе автоматической парковкой. В будущем будет еще больше сервисов, многие функции машина будет делать сама, так или иначе мы идем в сторону «беспилотника», отмечает И. Каук.

Изменится модель использования автомобиля. Все новые технологии направлены на создание условий для его использования, на это в большей мере ориентировано новое поколение людей. В течение последнего года в России появилось 20 достаточно успешных компаний по каршерингу, и это только начало.

Заметим, новые технологии, встроенные в авто, меняют способ взаимодействия водителя с машиной. Так реализуются тренды оцифровки данных и мобильности в автопроме, причем модели мобильности меняются по запросу клиентов. Поэтому производители автомобилей сталкиваются с растущими инвестиционными потребностями и давлением на маржу со стороны новых конкурентов — ИКТ-компаний, а новые технологии требуют значительных инвестиций.

И все же технологии в автомобильной отрасли не просто расширяют пакет салонных опций и мобильных точек доступа к сети. Речь не только о развитии продукта и сервиса для клиентов, но и об экосистеме как контента и платформах бизнеса для интеграции, считают эксперты. Автобизнес является частью открытой, динамичной и самоорганизующейся экосистемы, бизнес-среды, которая быстро меняется и часто непредсказуема, а ее составляющие взаимосвязаны между собой. В этой системе не может доминировать и достигать успеха один субъект/игрок.

Единственный способ выживания — долгосрочная жизнеспособность, а не краткосрочная прибыль. Для автомобильного бизнеса это консолидация с отраслевыми компаниями и наблюдение за ИКТ-компаниями. Главное — найти правильный баланс между сферами, где можно конкурировать, сотрудничать и ко-интегрироваться. Эксперты отмечают, что в этом году впервые наблюдается тенденция к сотрудничеству, чем к конкурентному подходу.

В заключение отметим, использование современных ИКТ в первую очередь создают модели мобильности, новые и гибкие способы коммуникации и взаимодействия между людьми, между человеком и автомобилем, а в будущем — между машинами. И на этой основе появляются новые бизнес-технологии. Из всего вышеизложенного можно сделать вполне обоснованный вывод о том, что революция происходит в сфере коммуникаций и обработке данных, а не технологий, поскольку новых источников энергии пока не появилось.

1 Исследование «Logistics Trend Radar», проведенное экспертами DHL Trend Research, 2016.

2 Источник: Опрос потребителей о новых технологиях в автомобильной отрасли, проведенный в рамках исследования «Завтрашний день автомобильной отрасли PwC, 2018.

3 https://www.stern.de/auto/news/, 2016.

4 Global Automotive Executive Survey, KPMG, 2018 г. Глобальное исследование автомобильной отрасли, проведенное на основании опроса, в котором приняли участие более 900 руководителей автомобильной и технологической отраслей и более 2100 потребителей из 43 стран.

5 «Бережливое производство: оптимизация интегрированного продукта в транспортном холдинге», «ЭЖ», 2017, № 48, с. 16—18.

6 Trends in der Transportlogistik. Das Logistik-magazin, 11—12, 2017.