1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 52

Верховный суд о родительских правах

Институт семьи в России неожиданно привлек внимание Верховного суда. ВС РФ в Постановлении Пленума от 14.11.2017 № 44 «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав» рекомендует судам смотреть на некоторые аспекты детско-родительских отношений под новым углом. В частности, одним из злоупотреблений родительскими правами предлагается считать вовлечение детей в деятельность запрещенных организаций, в том числе религиозных. Данная инициатива вызвала бурную дискуссию в СМИ. Сегодня ее комментируют наши эксперты.

Изъятие детей из семьи должно восприниматься не как мера наказания для недобросовестного родителя, но исключительно как последняя и самая крайняя мера, позволяющая защитить интересы ребенка. В пользу утверждения о том, что лишение родительских прав является «последним средством», свидетельствует и сложившаяся судебная практика, в соответствии с которой даже имевший место ранее факт привлечения родителя к административной ответственности по ст. 5.35 Кодекса РФ об административных правонарушениях не является причиной для ограничения в родительских правах и, тем более, для их полного лишения (Решение Рузского районного суда Московской области от 24.11.2016 по делу № 2-2287/2016).

Принимая решение о расширении перечня оснований для лишения родительских прав необходимо учитывать последствия, которые такое лишение влечет. Одним из них является помещение ребенка в специализированное учреждение, нахождение в котором явно нельзя считать благом.

Помимо этого, в юридической доктрине уже давно высказывается мысль о том, что институт лишения родительских прав вообще не целесообразен и не отвечает целям защиты интересов ребенка1. Неэффективность судебных процедур, проводимых в настоящее время, наиболее ярко проявляется в невозможности защитить интересы ребенка при лишении его родителей родительских прав2.

Таким образом, первый же вопрос, на который должен ответить законодатель, конкретизируя понятие «злоупотребление» понятием «вовлечение в деятельность запрещенных организаций»: нарушают ли такие действия родителей интересы ребенка настолько, что единственным способом его защиты остается изоляция от родителей?

Возвращаясь к вышесказанному, необходимо подчеркнуть, что лишение родительских прав – это не мера наказания родителей. Ответственность за участие в террористических либо экстремистских организациях установлена ст. 205.5, 282.2 Уголовного кодекса РФ (далее – УК РФ) соответственно. Ответственность за участие в запрещенной религиозной организаций уголовным законом напрямую не предусмотрена, однако преступный характер действий ее участников вытекает из оснований для запрета деятельности такой организации, предусмотренного Федеральным законом от 26.09.1997 № 125-ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях». Иными словами, лицо, состоящее в запрещенной религиозной организации, несет ответственность за конкретные преступные действия, совершаемые им в процессе участия в деятельности этой организации.

Ответственность родителя за вовлечение ребенка в совершение преступлений предусмотрена п. 2 ст. 150 УК РФ.

Из сказанного следует, что в перспективе за вовлечение ребенка в деятельность запрещенных организаций родитель не только будет подвергнут уголовному наказанию, но и лишен родительских прав.

Однако здесь необходимо обратить внимание на то, что сам по себе факт совершения родителем преступления не является в силу ст. 69 Семейного кодекса РФ (далее – СК РФ) самостоятельным основанием для лишения родительских прав. Основанием для этого может стать только совершение преступления против жизни или здоровья своих детей, другого родителя детей, супруга, в том числе не являющегося родителем детей, либо против жизни или здоровья иного члена семьи.

Возможно, целесообразнее было бы дополнить приведенный перечень вовлечением ребенка в участие в совершении преступлений, что предполагает в том числе и участие в деятельности запрещенных организаций. Эта мера выглядит более разумной нежели отнесение подобных действий к злоупотреблению родительскими правами.

Так, применяя телеологический способ толкования исследуемых норм права, мы приходим к выводу о том, что законодатель, закрепляя в СК РФ право ребенка жить и воспитываться в семье и гарантируя это право положениями Конституции РФ, подразумевал приоритетную для общества важность данного права. Связь между родителем и ребенком изначально определяется как нечто, стоящее над незаконным поведением родителя и представляющее собой особую ценность. Иными словами, даже тот факт, что человек нарушает закон, не лишает его права быть родителем для собственного ребенка.

В целом невозможно не оценить положительно стремление ВС РФ к повышению уровня ответственности родителей за своих детей, однако, работая с такой тонкой материей, как семейные отношения, нужно в первую очередь учитывать права и интересы ребенка, а также предельно осторожно относиться к столь неоднозначному инструменту, как лишение родительских прав.

Екатерина Смыкова,юрист, Адвокатское бюро «Степанов и Аксюк», ассоциированный офис GRATA International, г. Ростов-на-Дону


Основания лишения родительских прав прописаны в ст. 69 Семейного кодекса РФ (далее – СК РФ), однако в нем не раскрывается такое понятие как «злоупотребление родительскими правами». Если внимательно проанализировать СК РФ, то мы увидим, что злоупотребление родительскими правами упоминается в нем трижды, а именно:

1) в ст. 56: «При нарушении прав и законных интересов ребенка, в том числе <…> при злоупотреблении родительскими правами, ребенок вправе самостоятельно обращаться за их защитой в орган опеки и попечительства, а по достижении возраста четырнадцати лет в суд»;

2) в ст. 69: «Родители (один из них) могут быть лишены родительских прав, если они: <…> злоупотребляют своими родительскими правами»;

3) в ст. 141: «Усыновление ребенка может быть отменено в случаях, если усыновители <…> злоупотребляют родительскими правами».

Считаем, что трактовка понятия «злоупотребление родительскими правами», предложенная в Постановлении Пленума ВС РФ от 14.11.2017 № 44 «О практике применения судами законодательства при разрешении споров, связанных с защитой прав и законных интересов ребенка при непосредственной угрозе его жизни или здоровью, а также при ограничении или лишении родительских прав» (далее – Постановление № 44) и предполагающая лишение родительских прав за вовлечение детей в деятельность общественного или религиозного объединения либо иной организации, в отношении которых имеется вступившее в законную силу решение суда о ликвидации или запрете деятельности, является обоснованной. Главное, такой подход, действительно, направлен на защиту прав и интересов детей, так как их нахождение в подобных организациях зачастую угрожает жизни и здоровью ребенка.

Родители должны отвечать за свои проступки, и, если они по тем или иным причинам смогут избежать уголовного наказания за участие в запрещенных организациях, то семейно-правовая ответственность не должна обойти их стороной.

Пленум ВС РФ рекомендует судам учитывать мнение малолетних детей, не достигших 10-летнего возраста, но относиться к их показаниям внимательно, так как ребенок может не осознавать всей опасности для жизни и здоровья, которую таит в себе пребывание в запрещенной организации.

Ребенок имеет право обратиться за защитой в любое учреждение, занимающееся социальным обслуживанием несовершеннолетних, а также напрямую к прокурору. По достижении 14 лет несовершеннолетний вправе обращаться самостоятельно в суд и быть участником гражданского процесса.

Более того, в Постановлении № 44 указано на то, что теперь суду необязательно дожидаться заключения органа исполнительной власти о лишении родительских прав в тех случаях, когда ребенку необходимы незамедлительные помощь и защита.

Вопрос лишения родительских прав по такому основанию, как вовлечение ребенка в запрещенные организации, требует доказательств того факта, что именно родители подталкивали к этому своих детей. По всей видимости, основанием может послужить пропагандистская активность родителей в Интернете либо прямые действия по участию в запрещенных организациях с вывозом ребенка в места нахождения их подразделений.

Говоря о злоупотреблении родительскими правами, Пленум ВС РФ уточняет, что детей нельзя забрать из семьи в случае, если взрослые не выполняют свои родительские обязанности вследствие стечения тяжелых обстоятельств и по другим причинам, от них не зависящим. Например, из-за психического расстройства или иного хронического заболевания, исключая хронический алкоголизм и наркоманию. Также недостаточным поводом для лишения родительских прав суд называет тяжелое материальное положение родителей, если при этом в семье делается все возможное для воспитания и развития детей, исходя из имеющихся финансовых возможностей.

Напомним, что еще в июле этого года МВД России предложило сделать одним из оснований (поводов) для лишения родительских прав психические заболевания родителей. В Постановлении № 44 об этой инициативе не упоминается. Представляется, что реализация подобного предложения недопустима, так как в этом случае налицо дискриминация определенной категории граждан: люди с психическими заболеваниями изначально были бы обречены жить без детей.

Пленум ВС РФ затронул вопрос о лишении родительских прав за преступление против жизни или здоровья ребенка и других членов семьи. В такой ситуации, как подчеркнуто в Постановлении № 44, совершение преступления нужно подтвердить вступившим в силу приговором суда.

Тот факт, что родители страдают хроническим алкоголизмом или наркоманией, также должен быть подтвержден медицинскими документами.

Пленум ВС РФ напомнил, что «лишение родительских прав является крайней мерой ответственности родителей». Как следствие, с учетом интересов ребенка, обстоятельств и личности родителя суд может отказать в лишении родительских прав даже в том случае, если нарушения с его стороны доказаны, но он готов предпринять шаги к исправлению.

Пленум ВС РФ также уточнил, что под жестоким обращением с ребенком следует понимать не только физическое воздействие, но и эмоциональное, пояснив, что жестокое обращение с детьми может проявляться не только в осуществлении родителями физического или психического насилия над ними либо в покушении на их половую неприкосновенность, но и в применении недопустимых способов воспитания (в грубом, пренебрежительном, унижающем человеческое достоинство обращении с детьми, их оскорблении или эксплуатации.

«Каждый ребенок имеет право жить и воспитываться в семье, право на совместное проживание с родителями и воспитание ими, а также право не быть разлученным со своими родителями вопреки их желанию», − подчеркнул Пленум ВС РФ, заявив, что при лишении родительских прав нужно учитывать все обстоятельства.

Елена Оржиховская, юрист, департамент налоговой безопасности, международного планирования и развития, КСК групп, г. Москва

1 Афанасьева И.В. Ответственность за неисполнение обязанности по воспитанию несовершеннолетних // Вопросы ювенальной юстиции. 2008. № 1.

2 Маилян Л.Д. Привлечение к ответственности за неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетних. // Научное обозрение. 2014. № 11-2.