1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 52

Подтверждаем убытки от кражи

Финансисты не возражают против того, что убытки от хищения материальных ценностей могут быть учтены при расчете налога на прибыль на основании любых документов, выданных уполномоченным органом власти. Это следует из письма Минфина России от 06.10.2017 № 03-03-06/1/65418.

Для целей налогообложения прибыли расходами признаются в том числе и убытки в случаях, предусмотренных ст. 265 НК РФ (п. 1 ст. 252 НК РФ). В подпункте 5 п. 2 ст. 265 НК РФ сказано, что организация вправе учесть в составе внереализационных расходов убытки, полученные ей в отчетном (налоговом) периоде. В частности, по этой норме Кодекса отражаются убытки от хищений, виновники которых не установлены. При этом факт отсутствия виновных лиц должен быть документально подтвержден уполномоченным органом государственной власти.

Налоговый кодекс не уточняет, какой именно документ подойдет для включения во внереализационные расходы убытков от кражи.

Дела давно минувших дней

Долгое время специалисты Минфина России настаивали на том, что организация вправе списать убытки от хищений только на основании постановления о прекращении уголовного дела, вынесенного следователем по истечении срока давности уголовного преступления. Такой вывод содержится в письме от 20.01.2006 № 03-03-04/1/52. Финансисты аргументировали его положениями Уголовно-процессуального кодекса РФ.

В статье 24 УПК РФ содержится перечень оснований для прекращения уголовного дела. Этот перечень является закрытым, и в нем нет такой причины, как отсутствие виновного лица. За неимением подозреваемых уголовное дело может быть только приостановлено (п. 1 ст. 208 УПК РФ). А закрыть его следователь может после истечения срока давности этого дела (ст. 24 УПК РФ). Напомним, что п. 1 ст. 78 УПК РФ установлены следующие сроки давности:

  • два года — после совершения преступления небольшой тяжести;

  • шесть лет — после совершения преступления средней тяжести;

  • десять лет — после совершения тяжкого преступления;

  • пятнадцать лет — после совершения особо тяжкого преступления.

Исходя из этой позиции финансового ведомства, получалось, что компании не могли сразу списать на расходы убытки от кражи, ждать приходилось как минимум два года.

В 2011 г. специалисты Минфина России несколько смягчили свой подход по рассматриваемой проблеме. В письмах от 16.12.2011 № 03-03-06/4/149 и от 20.06.2011 № 03-03-06/1/365 финансисты указали, что документом, подтверждающим отсутствие виновного в краже лица, может быть копия постановления следователя органов внутренних дел о приостановлении предварительного следствия по уголовному делу в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого (подп. 1 п. 1 ст. 208 УПК РФ). Для целей налогообложения прибыли при методе начисления расходы признаются таковыми в том отчетном (налоговом) периоде, к которому они относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты (п. 1 ст. 272 НК РФ). Следовательно, списание в состав внереализационных расходов стоимости похищенных товарно-материальных ценностей производится на дату принятия постановления следователя о приостановлении предварительного следствия и при наличии заверенной копии указанного постановления.

Отметим, что аналогичную позицию высказывали и налоговики (письмо УФНС России по г. Москве от 22.11.2011 № 16-15/112954@).

Взгляд Конституционного суда

В 2012 г. один из крупнейших розничных магазинов страны попытался оспорить конституционность подп. 5 п. 2 ст. 265 НК РФ. По мнению заявителя, данная норма Кодекса в качестве необходимого условия подтверждения права на учет убытков для целей налогообложения от недостачи или хищения товаров предусматривает исключительно документ, свидетельствующий о возбуждении уголовного дела и тем самым препятствует подтверждению расходов иными документами.

Однако Конституционный суд РФ в Определении от 24.09.2012 № 1543-О не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению. При этом высшая судебная инстанция отметила, что оспариваемая норма Кодекса не содержит указания на то, какие именно документы могут подтвердить факт отсутствия виновных лиц при недостаче материальных ценностей. Поэтому она не ограничивает налогоплательщика в вопросе подтверждения правомерности учета соответствующих расходов.

Таким образом, исходя из высказанной Конституционном судом правовой позиции, для подтверждения правомерности учета убытков от кражи имущества при отсутствии виновных лиц подойдет любой документ. Главное, чтобы он был выдан уполномоченным органом власти.

Отметим, что суды признают правомерным включение убытков от хищения в состав внереализационных расходов на основании справки, выданной органом внутренних дел о том, что возбужденное по факту хищения уголовное дело приостановлено в связи с неустановлением лица, подлежащего привлечению в качестве обвиняемого. Подтверждение тому — постановление ФАС Московского округа от 08.10.2012 по делу № А40-15384/12-99-73. Арбитры отклонили довод налогового органа о том, что для учета рассматриваемых убытков необходимо наличие постановления о приостановлении дознания в связи с неустановлением виновного лица.

Новая точка зрения финансистов

С 2011 г. специалисты Минфина России не выпускали разъяснений по вопросу учета для целей налогообложения прибыли убытков от хищений имущества. Были только письма по вопросам отражения недостач в связи с кражами в розничных магазинах самообслуживания (см., например, письмо от 02.09.2014 № 03-03-07/43914).

В комментируемом письме финансисты отметили, что из подп. 5 п. 2 ст. 265 НК РФ следует, что убытки от хищения материальных ценностей могут учитываться в расходах при расчете налога на прибыль только в случае отсутствия виновных лиц и наличия документа, подтверждающего их отсутствие, выданного уполномоченным органом власти. При этом данная норма Кодекса не содержит указания на то, какие именно документы, выданные уполномоченным органом власти, могут обосновать факт отсутствия виновных лиц при хищении материальных ценностей, и тем самым не ограничивает налогоплательщика в вопросе подтверждения правомерности учета соответствующих расходов.

Как видите, высказанная позиция Минфина России полностью соответствует правовой позиции Конституционного суда.