1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 73

Место пункта в договоре

Из общей доктринальной посылки о свободе договора можно сделать вывод: где хотим пункт написать, там и пишем. Так имеет ли значение место пункта в договоре? Теоретически вроде бы нет. А судебная практика говорит «да». Поэтому, составляя договор, важно учесть: какое условие, куда, в какой раздел договора вы вписываете.

Судебная практика

Договор, как мы знаем, – это соглашение двух или нескольких лиц об установлении, изменении или прекращении гражданских прав и обязанностей (ст. 420 ГК РФ). Граждане и юридические лица свободны в заключении договора (ст. 421 ГК РФ).

Из общей доктринальной посылки о свободе договора можно сделать вывод: где хотим пункт написать, там и пишем. Но этот вывод будет не вполне верен, он подтвержден пока что одним-единственным судебным актом – Постановлением 16 ААС от 10.02.2015 № 16АП-4907/2014 по делу № А63-7376/2014. Там прямо сказано: «Месторасположение согласованного сторонами условия в тексте договора, равно как и наименование раздела договора, правового значения при толковании договора не имеют».

Однако преобладает противоположная практика. Очень показательно Постановление ФАС ПО от 27.12.2013 по делу № А72-6436/2013. В договоре был п. 6.7 «Сверка расчетов производится ежемесячно; акт сверки расчетов формирует Заказчик и направляет Исполнителю, который обязан в течение 3 рабочих дней подписать акт сверки расчетов и вернуть его Заказчику».

Заказчик не подписал акт. Исполнитель пробует истребовать акт через суд. А суд отказал в удовлетворении исковых требований. Логика суда: неподписание актов сверок (бухгалтерских документов) не является нарушением прав и законных интересов истца, подлежащих судебной защите. Кроме того, п. 6.7 договора находится в разделе «Цена и порядок расчетов», а не в разделе об обязанностях ответчика (Заказчика по договору) (Постановление ФАС ПО от 27.12.2013 по делу № А72-6436/2013).

Ладно, если бы такое решение было одно. Но такая же позиция и у судей из других регионов. В частности, постановления ФАС СКО от 05.04.2011 по делу № А15-1180/2010, Арбитражного суда МО от 26.02.2016 № Ф05-19520/2015 по делу № А40-88620/2014, ФАС ЗСО от 10.10.2013 по делу № А27-17824/2012, Арбитражного суда СЗО от 10.02.2016 по делу № А56-26260/2015.

Таким образом, можно говорить о сложившейся практике в пользу «место пункта в договоре имеет значение».

Аналитика

Из анализа практики следует вывод: суды смотрят не столько на место пункта в договоре, сколько на название раздела и толкуют пункт договора с учетом названия раздела, в котором находится пункт. Это иногда приводит к последствиям, которые стороны вряд ли могли предвидеть. Например, поводом для обращения истца в суд с иском о взыскании стоимости поставленного товара, платы за пользование коммерческим кредитом по п. 5.2 договора и пеней по п. 5.3 договора (применение меры ответственности) послужило неисполнение ответчиком обязательств по оплате полученного товара.

Однако, определяя правовую природу процентов, суд не учел, что в п. 5.2 договора от 17.01.2014 названные проценты определены сторонами как проценты, взимаемые при нарушении обязательств из договора, и упомянутый пункт находится в разделе договора «Ответственность сторон».

В этой связи вывод суда о наличии оснований для удовлетворения иска нельзя признать соответствующим фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам (Постановление Арбитражного суда ВСО от 29.11.2015 № Ф02-6451/2015 по делу № А58-1878/2015).

Доктрина

Суды не объясняют, почему они толкуют пункт с учетом названия раздела. Получается интересное противоречие между свободой договора в понимании «наш договор, где хотим, там пункт и пишем» и ст. 431 ГК РФ – правилами толкования договора.

Наверное, доктринальное обоснование такое: ст. 431 ГК РФ о толковании договора – императивная норма.

Напомню: «при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом».

Названия разделов в договоре – слова и выражения. А значит, можно принять во внимание и толковать пункт договора с учетом места пункта в договоре. Что суды фактически и делают.

Договорная защита

В типовых болванках вы, скорее всего, встречали формулировку: «Названия разделов в тексте настоящего Договора приведены для удобства пользования текстом и не могут учитываться при толковании настоящего Договора и рассматриваться как что-то поясняющие или определяющие».

Цель формулировки ясна: защита от толкования пункта с учетом места пункта в договоре. Но остановит ли суд такая формулировка? Крайне сомнительно. Как сказано выше, ст. 431 ГК – императивная норма. И хотя есть Постановление Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 № 16 «О свободе договора и ее пределах» и прочие акты на ту же тему, вряд ли суд позволит сторонам диктовать суду свои правила толкования договора. А именно в этом суть защитной формулировки. По крайней мере, не видел еще ни одного дела, где бы эта формулировка сработала.

Поэтому вывод прост и очевиден: всякому пункту свое место. Не мешайте селедку с кирпичом. Если пишете об ответственности – то в разделе «Ответственность», а не в разделе «Форс-мажор». Если пишете о сроке действия договора – то в разделе «Срок действия». Если хотите дать стороне какое-то особенное право или обязанность – создайте раздел «Особые условия».