1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 185

Роль доверенности в исполнении обязательств

В результате реформирования ГК РФ ст. 312 дополнилась новым п. 2, дающим должнику право требовать предоставления нотариальной доверенности от лица, принимающего исполнение обязательств от имени кредитора. Как толковать новую норму? Как ее применение разъясняет Верховный Суд в Постановлении Пленума ВС РФ № 54, посвященном исполнению обязательств?

Значение новеллы

Пункт 2 ст. 312 ГК РФ гласит: «Если представитель кредитора действует на основании полномочий, содержащихся в документе, который совершен в простой письменной форме, должник вправе не исполнять обязательство данному представителю до получения подтверждения его полномочий от представляемого, в частности до предъявления представителем доверенности, удостоверенной нотариально, за исключением случаев, указанных в законе, либо случаев, когда письменное уполномочие было представлено кредитором непосредственно должнику (пункт 3 статьи 185) или когда полномочия представителя кредитора содержатся в договоре между кредитором и должником (пункт 4 статьи 185)».

Таким образом, законодатель существенно защитил должников от недобросовестных кредиторов. Полагаем, что данная норма поможет избежать должнику риска исполнения обязательства ненадлежащему лицу.

Раньше можно было представить обычную письменную доверенность, и оснований требовать нотариальную у должника просто не имелось. Сегодня же проблема подтверждения полномочий актуальна, учитывая разрешение не использовать печати для АО и ООО.

Сейчас в законе прямо закреплено право должника требовать в случае сомнения подтверждения полномочий у уполномоченного лица. При этом стороны могут договориться о любом порядке подтверждения полномочий (например, можно установить электронный порядок подтверждения полномочий, тем самым сделав доказательством электронные сообщения, что, кстати, на наш взгляд, кардинально может развернуть судебную практику признания доказательств допустимыми).

Говоря о применении ст. 312 ГК РФ, необходимо учитывать содержание иных норм ГК РФ. В пункте 19 Постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 № 54 мы также сможем увидеть подтверждение вышесказанному о необходимости руководствоваться иными нормами ГК РФ.

Обратимся к иным нормам ГК РФ: так, в силу специального регулирования должник не вправе требовать нотариально удостоверенной доверенности, в частности, от законного представителя (ст. 26, 28 ГК РФ) и в случае, если полномочия явствуют из обстановки, в которой действует представитель (п. 1 ст. 182 ГК РФ: например, продавец в розничной торговле, кассир и т. п.).

Таким образом, из области применения п. 2 ст. 312 ГК РФ исключаются:

–случаи, когда полномочия представителя кредитора содержатся в договоре, письменно изложенном обязательстве (соглашении);

–случаи, когда письменное уполномочие представлено кредитором непосредственно должнику (примером здесь может служить случай, когда кредитор представил, например, решение участников общества с ограниченной ответственностью, согласно которому данному лицу – представителю переданы права, в том числе права требования исполнения обязательства от должника);

–иные случаи, указанные в законе (нотариальное удостоверение требуется только для доверенностей, выдаваемых в порядке передоверия, а также для доверенностей на совершение сделок, требующих нотариальной формы, на подачу заявлений о государственной регистрации прав или сделок, на распоряжение зарегистрированными правами).

Не следует забывать и о положениях п. 2 ст. 185.1 ГК РФ, согласно которому к нотариально удостоверенным доверенностям приравниваются:

–доверенности военнослужащих и других лиц, находящихся на излечении в госпиталях, санаториях и других военно-лечебных учреждениях, которые удостоверены начальником такого учреждения, его заместителем по медицинской части, а при их отсутствии старшим или дежурным врачом;

–доверенности военнослужащих, а в пунктах дислокации воинских частей, соединений, учреждений и военно-учебных заведений, где нет нотариальных контор и других органов, совершающих нотариальные действия, также доверенности работников, членов их семей и членов семей военнослужащих, которые удостоверены командиром (начальником) этих части, соединения, учреждения или заведения;

–доверенности лиц, находящихся в местах лишения свободы, которые удостоверены начальником соответствующего места лишения свободы;

–доверенности совершеннолетних дееспособных граждан, находящихся в учреждениях социальной защиты населения, которые удостоверены администрацией этого учреждения или руководителем (его заместителем) соответствующего органа социальной защиты населения.

Отметим, что стороны договора (соглашения) вправе установить порядок подтверждения полномочий представителя кредитора, например, установить, что при наличии сомнений должник обращается непосредственно к кредитору с требованием оперативно подтвердить полномочия его представителя в простой письменной форме, в том числе в форме электронного документа и иного сообщения, переданного по каналам связи, данное логически следует из прописанного в ст. 165.1, 185.1, 434 ГК РФ.

В таком случае полномочия представителя кредитора подтверждаются в предусмотренном сторонами порядке.

На наш взгляд, дополнение ст. 312 ГК РФ новым положением очень поможет в защите от недобросовестности контрагентов при совершении ряда уступок прав требования.

Судебная практика

Теперь обратим внимание на то, как стала формироваться судебная практика. Здесь показательным примером может служить Постановление Девятого апелляционного суда от 02.03.2016 № 09АП-3603/2016 по делу № А40-212866/15, согласно которому в удовлетворении иска о взыскании задолженности за фактически поставленный товар отказано правомерно, поскольку доказательства факта поставки товара истцом в материалах дела не представлены. Откуда же сделаны такие выводы, как суд смог толковать ст. 312 ГК РФ, чтобы прийти к такому окончательному решению?

Так, суд указал: из буквального толкования ст. 312, 506 ГК РФ следует, что поставщик-продавец при исполнении обязательства по передаче товара вправе потребовать доказательств того, что исполнение принимается самим кредитором или управомоченным им на это лицом, и несет риск последствий непредъявления такого требования.

А в силу п. 2 ст. 312 ГК РФ в случае, если представитель кредитора действует на основании полномочий, содержащихся в документе, который совершен в простой письменной форме, должник вправе не исполнять обязательство данному представителю до получения подтверждения его полномочий от представляемого, в частности до предъявления представителем доверенности, удостоверенной нотариально, за исключением случаев, указанных в законе, либо случаев, когда письменное уполномочие было представлено кредитором непосредственно должнику (п. 3 ст. 185 ГК РФ) или когда полномочия представителя кредитора содержатся в договоре между кредитором и должником (п. 4 ст. 185 ГК РФ). Напомним, что данный п. 2 ст. 312 ГК РФ был введен в действие только Федеральным законом от 08.03.2015 № 42-ФЗ «О внесении изменений…». В соответствии с п. 1 ст. 53 ГК РФ ответчик, являясь юридическим лицом, принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовым актами и учредительными документами.

Далее суд в своем судебном акте указывает на то, что определенные лица на момент подписания товарных накладных органом управления ответчика не являлись, в связи с чем суд и пришел к выводу о том, что истцом по делу не были исполнены обязательства, по исполнении которых он бы вправе был предъявить требования (об уплате) к должнику.

Подобные решения суда порождают вопрос: вправе ли сторона не исполнять свои обязательства до тех пор, пока контрагент не подтвердит дополнительно свои полномочия (имеется в виду, например, если отгрузка товара производилась уполномоченным лицом по обычной письменной доверенности)?

Конечно, в такой ситуации невозможно избежать исполнения встречного обязательства, скажем, оплаты. Но тем не менее, если просрочка оплаты будет связана с истребованием (подтверждением) полномочий согласно поправкам по ст. 312 ГК РФ, суд вправе будет не применять штрафные санкции к нарушившей обязательство в связи с данным истребованием документов стороне.

Согласимся, что есть и оборотная сторона медали таких поправок по п. 2 ст. 312 ГК РФ: бремя доказывания для кредитора усложняется. Специалисты КСК групп считают, что негативная практика, согласно которой реальную финансово-хозяйственную деятельность также нужно будет подтвердить на бумаге – товарной накладной с приложением к ней доверенностей на лиц, Ф. И. О. которых в таком документе содержатся, может лечь как логический вывод в основу решений налогового органа по налоговым доначислениям. Так, считаем, что без предоставления доверенности к товарной накладной на лиц, которые в ней указаны, налоговый орган может не посчитать такую операцию расходной и, как следствие, уменьшающей налогооблагаемую базу юридического лица. Более того, данное точно произойдет, то есть расходная операция не будет принята налоговым органом во внимание, если будет судебный акт, четко указывающий на отсутствие подписания расходного документа полномочным лицом. Это наше мнение, мнение компании КСК групп, которая имеет глубочайшим опыт в налоговых спорах.

Мы считаем, что конечным следствием введенных изменений по ст. 312 ГК РФ, может стать усложнение предпринимательских взаимоотношений по агентской схеме: вполне возможно, что она себя попросту изживет.

Комментарий

Нет предела совершенству

Представляется, что норма п. 2 ст. 312 ГК РФ о праве должника не исполнять обязательство до получения подтверждения полномочий представителя кредитора является диспозитивной в силу разъяснения абз. 2 п. 19 Постановления № 54 и принципа свободы договора (ст. 421 ГК РФ), то есть кредитор и должник вправе установить соглашением определенный порядок подтверждения полномочий представителя кредитора или же вовсе исключить такую возможность, если характер взаимоотношений сторон имеет особо доверительный (фидуциарный) характер.

В судебной практике споры, в которых фигурирует требование о предъявлении доверенности при исполнении обязательства, не имеют широкого распространения, однако можно сказать о том, что соответствующие разъяснения Верховного Суда РФ основаны на судебных актах, которые предшествовали принятию Постановления № 54:

– Постановлении Президиума ВАС РФ от 16.06.2009 № 750/09 по делу № А43-3182/2008-5-74: «договор предусматривает отпуск продукции с хранения на основании письма-заявки поклажедателя с указанием получателя имущества, наименования, количества, ассортимента отпускаемой продукции и доверенности получателя на принятие товара, оформленной надлежащим образом»;

–Определении ВАС РФ от 19.08.2013 № ВАС-11013/13 по делу № А65-28531/2012: спорная доверенность, выданная ответчиком, имеет все необходимые реквизиты (в том числе наименование организации; наименование и количество товара; дату выдачи), подписана руководителем и главным бухгалтером, подписи скреплены круглой печатью ответчика; письмом ответчик уведомил покупателя, что оригинал доверенности на гражданина будет выслан истцу в течение пяти календарных дней после отгрузки товара. При указанных обстоятельствах, учитывая условия договора, суды пришли к обоснованному выводу, что при выдаче представителю покупателя, указанному в доверенности, товар наименованием, количеством и по цене, предусмотренными в Приложении к договору и совпадающими с данными, приведенными в доверенности, у продавца не имелось оснований требовать дополнительных доказательств того, что исполнение принимается управомоченным лицом (ст. 312 ГК РФ);

– Определении Санкт-Петербургского городского суда от 30.11.2011 № 33-17786/2011; Апелляционном определении Красноярского краевого суда от 18.06.2012 по делу № 33-4763/2012: «По смыслу ст. 312 ГК РФ должник вправе исполнить обязательство третьему лицу, вместе с тем должник несет риск вручения исполненного ненадлежащему лицу, в том числе в случае, когда он не потребовал доказательств, подтверждающих, что данное лицо является кредитором или наделено надлежащими полномочиями; полномочия третьего лица на принятие исполненного могут быть выражены в доверенности либо установлены иным образом».

При этом судебные акты не придают особого значения нотариальной форме доверенности, указывая, что подтверждением полномочий представителя кредитора может служить и доверенность в простой письменной форме, удостоверенная подписью генерального директора и печатью организации. В этой связи позиция Верховного Суда о предъявлении доверенности, удостоверенной нотариально, представляется предпочтительнее.

Однако вышеуказанная возможность заключения подобного соглашения все же не уменьшает риски должника по исполнению обязательства ненадлежащему лицу, которые могут окончательно прекратиться только при окончательном исполнении обязательства. В связи с этим потенциальным должникам необходимо относиться к заключению подобных соглашений с должной осмотрительностью: если заключение соглашения с точным определением порядка подтверждения полномочий еще оправдывает себя, то соглашение об исключении подобной возможности выглядит малоперспективным с точки зрения возможности надлежащего исполнения обязательства.

Разъяснение, данное в абз. 3 п. 19 Постановления № 54, закрепляющее отсутствие права у должника требовать представления доверенности от законного представителя и в ситуации, когда полномочия явствуют из обстановки, в которой действует представитель, выглядит, с одной стороны, логичным. Но, с другой стороны, если в случае с законным представителем подобное положение представляется оправданным, то при представительстве в силу обстановки возникают вопросы.

Подобное представительство не всегда может быть ясным, поскольку на практике гипотетически могут возникнуть ситуации, в которых в силу очевидности полномочий представителя должник может оказаться в заблуждении относительно его полномочий и произведет исполнение ненадлежащему лицу. Поэтому должникам все же стоит требовать подтверждения полномочий путем предъявления нотариально удостоверенной доверенности.

Дамир Жантлисов, помощник юрисконсульта, Центр правового обслуживания, г. Москва