1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 62

Судебная экспертиза: практические нюансы

В ходе судебных процессов для определения некоторых обстоятельств, если это требует специальных знаний, суд назначает судебную экспертизу. Распространенная и широкая практика проведения судебных экспертиз демонстрирует определенные изъяны соответствующего правового регулирования.

Статья 79 ГПК РФ предусматривает, что суд назначает экспертизу при возникновении в процессе рассмотрения дела вопросов, требующих специальных знаний в различных областях науки, техники, искусства, ремесла. Ее проведение может быть поручено судебно-экспертному учреждению, конкретному эксперту или нескольким экспертам.

В этом отношении важен вопрос соблюдения прав всех лиц, участвующих в деле. Таковыми в соответствии со ст. 34 ГПК РФ являются стороны, третьи лица, прокурор, лица, обращающиеся в суд за защитой прав, свобод и законных интересов других лиц или вступающие в процесс в целях дачи заключения по ряду оснований, предусмотренных в ГПК РФ, заявители и другие заинтересованные лица по делам особого производства.

На практике вопросы возникают относительно реального обеспечения соблюдения прав лиц, участвующих в деле, при непосредственном проведении экспертизы. Так, в ч. 3 ст. 84 ГПК РФ установлено, что лица, участвующие в деле, вправе присутствовать при проведении экспертизы, за исключением случаев, если такое присутствие может помешать исследованию, совещанию экспертов и составлению заключения.

Однако, когда экспертиза проводится, например, в объекте недвижимости (земельный участок, здание), принадлежащем заинтересованному лицу (например, это может быть ответчик), часто такое заинтересованное лицо и его представители могут физически не допускать лиц, участвующих в деле, желающих присутствовать при проведении экспертизы на основании ч. 3 ст. 84 ГПК РФ, а допускают лишь самих судебных экспертов.

Проблема заключается в том, что законодательно не предусмотрены достаточные гарантии для практической реализации такого права лиц, участвующих в деле. К примеру, собственник объекта недвижимости может просто не пустить таких лиц на данный объект, где должна быть проведена экспертиза, и эксперт проведет экспертизу в отсутствие желавших присутствовать при ее проведении лиц, участвующих в деле.

Нарушение ч. 3 ст. 84 ГПК РФ дает право лицам, право которых было нарушено, обжаловать результаты экспертизы в суде.

Но, даже если суд назначит в зависимости от обстоятельств дополнительную или повторную экспертизу, никем не может быть на практике гарантировано, что в приведенном примере желающие присутствовать при проведении экспертизы лица, участвующие в деле, будут допущены. Если это повторится, лицо, участвующее в деле, права которого были нарушены, вновь может обратиться к суду – но в результате не произойдет ничего, кроме проведения очередной дополнительной или повторной экспертизы, где вновь может произойти воспрепятствование присутствию на месте ее проведения.

Таким образом, право присутствовать при проведении экспертизы у лиц, участвующих в деле, не обеспечивается практическими мерами.

Здесь стоит упомянуть, что вопросы проведения судебной экспертизы регулируются не только в ГПК РФ. Так, правовую основу, принципы организации и основные направления государственной судебно-экспертной деятельности в России в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве определяет Федеральный закон от 31.05.2001 № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации». В статье 6 данного Закона предусматриваются нормы, касающиеся соблюдения прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности.

Однако практических гарантий реализации права лиц, участвующих в деле, которое предусмотрено в ч. 3 ст. 84 ГПК РФ, в указанном Федеральном законе также не предусмотрено.

КоАП РФ тоже не предусматривает составов административных правонарушений в действиях заинтересованных лиц по воспрепятствованию присутствию лиц, участвующих в деле, при проведении экспертизы.

Таким образом, фактически подобные недобросовестные и противоправные действия заинтересованного лица (в приведенном примере – собственника объекта недвижимости, на котором проводится экспертиза) никак не могут быть пресечены либо наказаны. Более того, законодательство не предусматривает практических мер обеспечения права лиц, участвующих в деле, предусмотренного в ч. 3 ст. 84 ГПК РФ.

Потому на законодательном уровне следует поднять вопрос о введении в КоАП РФ соответствующих норм, предусматривающих меры административной ответственности за подобные деяния. Также возможно рассмотрение вопроса о привлечении судебных приставов, которыми бы принудительно обеспечивалась реализация права лица, участвующего в деле, присутствовать при проведении экспертизы.

Подводя итог, нужно отметить, что любое право любого субъекта должно быть обеспечено наличием механизмов защиты и механизмов практической реализации такого права даже в условиях противодействия его реализации. По этой причине надо устранить указанный изъян законодательства.