1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 769

Доказывание упущенной выгоды

Для взыскания упущенной выгоды в ряде случаев суды требуют от истца доказать, что иные препятствия для получения дохода, кроме вины ответчика, отсутствовали. Однако в других случаях суды могут прийти к выводу о том, что одно другому не мешает, и все равно в общей цепочке причинно-следственной связи определить место нарушения со стороны ответчика.

Предмет доказывания

По иску о возмещении убытков в форме упущенной выгоды применяется достаточно высокий стандарт доказывания, требуется доказать целую совокупность юридически значимых обстоятельств (п. 2 ст. 15 ГК РФ): факт и размер убытков, наличие вины ответчика и прямой (непосредственной) причинно-следственной связи между убытками и его противоправным поведением в форме действия или бездействия. Упущенная выгода представляет собой неполученный доход, на который увеличилась бы имущественная масса кредитора, если бы его право не было нарушено.

Одним из наиболее сложно доказуемых элементов состава убытков является установление прямой (непосредственной) причинно-следственной связи между противоправным поведением ответчика и наступившими неблагоприятными последствиями в имущественной сфере истца. По иску о взыскании упущенной выгоды истец также должен доказать, что причинение ему убытков является прямым следствием именно противоправного поведения ответчика и отсутствуют иные обстоятельства, повлиявшие на причинение убытков (например, действия третьих лиц).

Такой подход в одном деле суд применил для отклонения необоснованного требования руководителя и акционера компании, в отношении которого велось уголовное преследование. После его прекращения он подал иск к Минфину России, потребовав взыскания упущенной выгоды соразмерно доле своего участия в компании, мотивировав это тем, что в период его уголовного преследования она не могла вести в полной мере свою коммерческую деятельность, утратила заказы и клиентов. Однако суд указал, что истец не являлся единственным акционером компании или хотя бы держателем контрольного пакета акций, истец не обосновал, что у компании отсутствовала возможность заменить его кем-то в период отсутствия. Отождествление руководителя с компанией противоречит ее природе как самостоятельного юридического лица.

Кроме того, суд отметил, что осуществление предпринимательской деятельности в принципе связано с множеством различных рисков, значительная часть которых объективно не связана с личностью руководителя, и поэтому отнесение всех убытков только лишь на уголовное преследование руководителя нельзя считать обоснованным. Незаконное уголовное преследование руководителя компании не могло быть единственной причиной ее убыточности, что исключает возможность взыскания неполученного дохода в качестве убытков (Апелляционное определение Мосгорсуда от 20.03.2015 по делу № 33-9040).

Если убытки вызваны целым комплексом причин и противоправное поведение ответчика является только одной из них, которая все равно влияет на их возникновение, притом что при ее отсутствии убытки могли возникнуть в меньшей сумме, то суд может взыскать их. Так, в одном деле суд округа отменил состоявшиеся по делу судебные акты и направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции, указав на то, что нижестоящими судами не была дана оценка доводам компании и одного из ее владельцев (истцы по делу) о том, что другой совладелец (ответчик) распространил недостоверные сведения относительно неплатежеспособности компании, ее недобросовестности и непрофессиональности менеджмента и другого совладельца путем направления писем в банки, в которых компании были открыты кредитные линии, а также в виде публикаций в СМИ.

Суд принял во внимание тот факт, что ухудшение условия кредитования по ранее выданным кредитам и вновь получаемым могло быть вызвано и иными причинами (например, ухудшением экономической ситуации в мире и стране, финансового положения компании как заемщика, падением спроса на реализуемые ею товары, работы или услуги и др.), однако он отметил, что названные причины при их доказанности не исключают того факта, что одной из причин возникновения могло быть противоправное поведение ответчика.

Истцы не представили обоснованного расчета упущенной выгоды в сумме 1 100 000 000 руб., но это обстоятельство не являлось основанием для отказа во взыскании убытков, которые с учетом всех обстоятельств дела должны были быть установлены с разумной степенью достоверности, что окружной суд и поручил сделать суду первой инстанции (Постановление АС УО от 29.04.2016 № Ф09-2984/16). Отметим, что в подтверждение своей позиции истцы могли представить ответы из банка на свои запросы о причинах отказа в выдаче кредита или пересмотра условий кредитования по ранее заключенным кредитным сделкам, а для обоснования расчета привлечь эксперта.

Причинно-следственная связь

При установлении причинной связи между нарушением обязательства и убытками необходимо учитывать, в частности, то, к каким последствиям в обычных условиях гражданского оборота могло привести подобное нарушение. Если возникновение убытков, возмещения которых требует кредитор, является обычным последствием допущенного должником нарушения обязательства, то наличие причинной связи между нарушением и доказанными кредитором убытками предполагается. Должник, опровергающий доводы кредитора относительно причинной связи между своим поведением и убытками кредитора, не лишен возможности представить доказательства существования иной причины возникновения этих убытков (Постановление АС ЦО от 09.06.2016 № Ф10-1781/2016).

В приведенном примере с уголовным преследованием руководителя компании очевидно, что возникновение у нее убытков в нормальных условиях оборота не является следствием данного факта, поскольку убыточность коммерческой организации может быть вызвана целым рядом факторов, таких как неблагоприятная рыночная конъюнктура, высокая конкуренция на соответствующем товарном рынке, отсутствие платежеспособного спроса, наличие ограничений и запретов работы на нем и др. В качестве примера прямой причинно-следственной связи между убытками кредитора и противоправным поведением должника можно привести случай с невыполнением арендодателем ремонта пришедшего в негодность арендуемого помещения, что вынуждает арендатора для продолжения своей деятельности снять помещение в другом месте и предъявить свои расходы (затраты на переезд, разницу в арендных ставках и др.) к возмещению за счет арендодателя.

Аналогичным образом решается вопрос относительно упущенной выгоды покупателя недвижимости в виде неполученных арендных платежей от арендаторов на основании заключенных с ними предварительных договоров в ситуации, когда продавец заключил с ним договор купли-продажи, но уклонился от регистрации перехода права собственности к покупателю на данное имущество. Если договор купли-продажи недвижимости был заключен и исполнен, покупатель как будущий собственник недвижимости в ожидании завершения оформления права собственности вправе предпринимать меры к извлечению дохода от приобретенного имущества и пригласить контрагентов к сотрудничеству на условиях предварительного договора аренды.

Если потенциальные арендаторы откажутся от исполнения сделки по мотиву отсутствия у покупателя зарегистрированного права собственности на имущество, без чего он не вправе им распоряжаться, то неполученный доход он вправе взыскать с продавца, если только тот не представит доказательств отсутствия своей вины в случившемся (Постановление АС МО от 22.06.2016 по делу № А40-144795/2015).

По иску о взыскании упущенной выгоды истец должен доказать, что допущенное нарушение явилось единственным препятствием, не позволившим ему получить неполученные доходы, и что возможность получения прибыли существовала реально, а не в качестве его субъективного представления. Доказывая размер своей упущенной выгоды, он должен обосновать, в каком объеме он гарантированно получил бы соответствующие доходы, единственной причиной неполучения которых послужило противоправное поведение ответчика.

Расчет упущенной выгоды всегда будет приблизительным, поскольку рассчитывается такая специфическая величина, как неполученный доход, поэтому он всегда будет примерным, и данное обстоятельство само по себе не является основанием для отказа в его взыскании (Постановление АС СЗО от 21.04.2015 № Ф07-2244/2016). Однако такой расчет должен быть достоверным, максимально приближен к действительности и документально подтвержден (Разъяснение Президиума ФАС России № 6 «Доказывание и расчет убытков, причиненных нарушением антимонопольного законодательства», утв. Протоколом № 7 от 25.05.2016).

Например, в одном деле суд удовлетворил иск дистрибьютора к иностранной фармацевтической компании о взыскании упущенной выгоды в связи с уклонением ответчика от исполнения обязательств по рамочному соглашению, по которому она должна была в течение пяти лет поставлять уникальный лекарственный препарат по заявкам дистрибьютора, но не выполнила этого, заключив контракт с подконтрольной структурой и став работать через нее.

Из материалов дела следовало, что дистрибьютор все свои обязательства перед фармацевтической компанией исполнял надлежащим образом, инвестировал значительные средства в развитие бизнеса, учитывая планируемый пятилетний срок сотрудничества. Кроме того, суд также учел, что ответчик не только перестал исполнять свои обязательства, но и даже не расторгнул рамочный договор, хотя такая возможность была в нем предусмотрена. Расчет упущенной выгоды, представленный истцом, был максимально точным и основывался на условиях бонусных соглашений, по которым дистрибьютору причиталось неполученное вознаграждение. Поскольку ответчик представленный истцом расчет не опровергнул, доказательств отсутствия вины со своей стороны не представил, суд заявленный иск удовлетворил (Определение ВС РФ от 07.12.2015 по делу № 305-ЭС15-4533).

Неполученные доходы, о которых заявляет истец, должны носить реальный, а не вероятностный характер, при этом истец должен обосновать неизбежность их получения, если бы только ответчик не нарушил его право. В противном случае, если размер и факт возможности получения прибыли в заявленном размере не подтверждены, при этом из представленных истцом документов невозможно для суда самостоятельно произвести расчет, в иске будет отказано (Постановление Арбитражного суда ДО от 25.02.2016 № Ф03-366/2016).

Объективная сложность доказывания убытков

При определении размера упущенной выгоды также следует учитывать правовую позицию, выработанную в Постановлении Президиума ВАС РФ от 06.09.2011 № 2929/11, согласно которой объективная сложность доказывания убытков и их размера, равно как и причинно-следственной связи, не должна снижать уровень правовой защищенности участников гражданских правоотношений при необоснованном посягательстве на их права.

Суд не может полностью отказать в удовлетворении требования о возмещении убытков только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела, исходя из принципа справедливости и соразмерности ответственности. Полный отказ в иске нарушает конституционный принцип справедливости и лишает истца возможности восстановления его нарушенных прав. Данная правовая позиция в настоящее время закреплена в законе в качестве базового правила, обязательного к применению при разрешении любых споров о возмещении убытков (п. 5 ст. 393 ГК РФ), а также о взыскании неосновательного обогащения (Постановление АС СКО от 25.04.2016 по делу № А61-211/2013).

Помимо расчета неполученного дохода истец также должен рассчитать свои необходимые затраты, которые он понес бы при извлечении дохода, поскольку деятельность, направленная на извлечение дохода, всегда сопряжена с определенными затратами: налоговыми платежами, выплатой зарплаты сотрудникам, оплатой коммунальных и иных счетов, выплатой вознаграждения контрагентам и др.

На основании п. 4 ст. 393 ГК РФ при определении упущенной выгоды учитываются принятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления. При этом правовое значение имеют реальность приготовлений истца к получению дохода и отсутствие объективных препятствий для получения выгоды при реализации приготовлений при обычных условиях гражданского оборота (Постановление ФАС ЗСО от 18.03.2014 по делу № А75-4847/2010).

В пункте 11 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 01.07.1996 № 6/8 разъяснено, что размер неполученного дохода должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. Аналогичная правовая позиция также содержится в п. 10 Обзора практики разрешения споров, связанных с применением норм о договоре о залоге и иных обеспечительных сделках с ценными бумагами, утв. Информационным письмом Президиума ВАС РФ от 21.01.2002 № 67. Соответственно размер затрат кредитора должен вычитаться из суммы заявленной ко взысканию упущенной выгоды (Постановление ФАС ЦО от 12.12.2007 по делу № А62-2665/2006).

Для ее определения он учитывает ряд факторов, таких как базовая доходность соответствующего бизнеса, подтвержденная соответствующими доказательствами, при условии, что получаемый истцом доход был регулярным и стабильным (Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 30.04.2014 по делу № 33-3958/2014), размер предполагаемого дохода с учетом затрат, период, в течение которого истец был лишен возможности вести коммерческую деятельность, экспертное заключение или отчет об оценке о размере упущенной выгоды, поведение ответчика в процессе, предъявленные им контррасчет и иные доказательства в опровержение доводов истца и др. (Постановление АС ВСО от 30.10.2015 по делу № А33-13080/2014).