1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1273

Применение положений Пленума ВС РФ № 9

Верховный Суд РФ в 2012 году один из своих пленумов посвятил рассмотрению дел о наследовании. Исследование практики применения Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012 № 9 за эти годы позволяет сделать вывод о том, что суды толкуют его положения довольно неоднозначно, а это создает неопределенность применения правовых норм, в частности положений о разделе между наследниками недвижимого имущества, последствий недействительности сделки при появлении нового наследника, а также порядка рассмотрения судами взаимоисключающих требований.

Получение свидетельства и раздел имущества

В соответствии с п. 51 Постановления Пленума ВС РФ от 29.05.2012 № 9 «О судебной практике по делам о наследовании» (далее – Пленум ВС РФ № 9) запрещается заключение соглашения о разделе наследства, в состав которого входит недвижимое имущество, до получения соответствующими наследниками свидетельства о праве на наследство.

Намечается тенденция расширительного толкования п. 51 Пленума ВС РФ № 9 и п. 2 ст. 1165 ГК РФ в части невозможности до получения свидетельства о праве на наследство раздела недвижимого наследственного имущества в суде.

В Обобщении судебной практики Архангельского областного суда по спорам о признании права собственности в порядке наследования на 1-е полугодие 2015 года на примере гражданского дела № 2-1099/2014, рассмотренного Приморским районным судом Архангельской области, указывается, что если наследниками не получены свидетельства о праве на наследство на недвижимое наследственное имущество, то оснований для раздела этого имущества в судебном порядке не имеется. Это обосновывается так: несмотря на то, что общая долевая собственность наследников возникает со дня открытия наследства, раздел имущества предполагает прекращение права общей долевой собственности, который возможен только после получения соответствующих правоустанавливающих документов, подтверждающих, что стороны являются участниками общей долевой собственности. Также указано, что обсуждение вопроса о разделе наследственного имущества и, следовательно, преимущественного права одного наследника перед другим в отношении того или иного имущества возможно только после подтверждения, что указанные лица являются участниками общей долевой собственности данного имущества, то есть только после получения свидетельств о праве на наследство на него.

Подобный подход заслуживает критического отношения.

В литературе отнесение свидетельства о праве на наследство к правоустанавливающим документам не является общепризнанным. Более обоснованной является точка зрения о том, что свидетельство о праве на наследство является не правоустанавливающим, а правоподтверждающим документом и его получение – это право, а не обязанность наследника. Поскольку право собственности у наследника на недвижимое имущество возникает в силу закона (п. 4 ст. 1152 ГК РФ), суд самостоятельно при разрешении спора определяет круг наследников, состав наследственного имущества и выносит решение о правах конкретных наследников на конкретное имущества в результате раздела. Причин, по которым суду для разрешения спора необходим документ, отражающий результат аналитической деятельности нотариуса, не имеется. Кроме того, такой подход не учитываетпресекательный срок реализации прав, предусмотренных ст. 1165–1170 ГК РФ. Согласно ч. 2 ст. 1164 ГК РФ и разъяснениям, изложенным в п. 51 Пленума ВС РФ № 9, раздел наследственного имущества, поступившего в долевую собственность наследников, производится в течение трех лет со дня открытия наследства по правилам ст. 1165–1170 ГК РФ.

В Определении ВС РФ от 13.01.2015 № 8-КГ14-7 подтверждено, что закон не предусматривает оснований для восстановления пропущенного трехлетнего срока для реализации права наследника на преимущественное получение в счет своей доли из состава наследства тех или иных предметов.

С учетом тогочто ст. 1165–1170 ГК РФ реализация преимущественного права наследника не связывается с получением свидетельства о праве на наследство у нотариуса, раздел недвижимого наследственного имущества в судебном порядке возможен и до получения свидетельства о праве на наследство. Иной подход не является обоснованным.

Новый наследник и недействительность сделки

В силу п. 42 Пленума ВС РФ № 9, если при принятии наследства после истечения установленного срока с соблюдением правил ст. 1155 ГК РФ возврат наследственного имущества в натуре невозможен из-за отсутствия у наследника, своевременно принявшего наследство, соответствующего имущества, независимо от причин, по которым наступила невозможность его возврата в натуре, наследник, принявший наследство после истечения установленного срока, имеет право лишь на денежную компенсацию своей доли в наследстве (при принятии наследства по истечении установленного срока с согласия других наследников – при условии, что иное не предусмотрено заключенным в письменной форме соглашением между наследниками). В этом случае действительная стоимость наследственного имущества оценивается на момент его приобретения, то есть на день открытия наследства (ст. 1105 ГК РФ).

В судебной практике данное положение о недопустимости признания сделки недействительной получает распространение и в случае, когда появляется наследник, фактически принявший наследство, но не обратившийся своевременно к нотариусу. Основанием для отказа является то, что распоряжение наследственным имуществом в случае обнаружения иных наследников, претендующих на него, даже в случае обоснованности таких требований не является основанием для признания сделки недействительной, а только лишь для взыскания в качестве неосновательного обогащения стоимости причитающейся такому наследнику доли в наследственном имуществе.

Положение п. 42 Пленума ВС РФ № 9 применяется в трактовке «в случае обнаружения иных наследников», под которой понимаются не только наследники, восстанавливающие срок для принятия наследства, но и наследники, подтверждающие фактическое вступление в наследство в суде после выдачи свидетельства о праве на наследство.

В Апелляционном определении Пензенского областного суда от 18.03.2014 по делу № 33-665 суд первой инстанции, удовлетворяя заявленные требования К. Е. к К. А., К. Е., К. Н. об установлении факта принятия наследства, открывшегося после смерти наследодателя, обоснованно принял во внимание, что К. Е. наследство, открывшееся после смерти матери К. М., фактически принял. Отказывая в признании недействительным договора дарения и признании за истцом права собственности на 1/2 долю в праве на дом, суд со ссылкой на п. 42 Пленума № 9 указал, что на момент заключения оспариваемого договора К. А. действовал как единственный наследник, вступивший в права наследования, и даритель, являясь титульным владельцем спорного имущества; его право не было прекращено или оспорено на момент заключения названной сделки.

Из Апелляционного определения Волгоградского областного суда от 02.07.2015 по делу № 33-7465/2015 доводы подателя жалобы о том, что истец является наследником, своевременно принявшим наследство, а разъяснение п. 42 Пленума ВС РФ № 9 распространяется на лиц, принявших наследство после истечения установленного срока, признаны несостоятельными.

Следовательно, при подобном подходе надлежащий способ защиты права в подобной ситуации – требования из неосновательного обогащения, а не признание сделки недействительной и реституция, поскольку подобная ситуация не подпадает под перечень нарушений, установленных ст. 166 ГК РФ.

Подобная практика может быть поддержана в целях защиты интересов добросовестных сторон сделки и обеспечения стабильности гражданского оборота, полагающихся на данные реестра прав на недвижимое имущество.

Взаимоисключающие требования

В пункте 41 Пленума ВС РФ № 9 указано, что при вынесении решения о восстановлении срока принятия наследства и признании наследника принявшим наследство суд обязан определить доли всех наследников в наследственном имуществе и принять меры по защите прав нового наследника на получение причитающейся ему доли наследства (при необходимости), а также признать недействительными ранее выданные свидетельства о праве на наследство (в соответствующих случаях – лишь в части).

Отмечается, что в самой норме ч. 1 ст. 1155 ГК РФ заложено противоречие в словах законодателя: «Суд может восстановить срок и признать наследника принявшим наследство»1. Вследствие этого данные требования нередко необоснованно отождествляются судами с требованием о признании права собственности наследника в связи с фактическим принятием наследства.

В Определении ВС РФ от 24.07.2012 № 18-КГ12-10 обращалось внимание на то, что требования о восстановлении ему срока для принятия наследства и признании его фактически принявшим наследство носят взаимоисключающий характер, поскольку, в случае если заявитель принял фактически наследство, он не мог пропустить срок для его принятия, и наоборот: в случае пропуска срока для принятия наследства оно не может быть принято фактически.

Это означает, что если наследнику отказано в восстановлении срока на принятие наследства, то повторный спор о фактическом принятии наследства исключается.

В Апелляционном определении Архангельского областного суда от 10.08.2015 по делу № 33-3655/2015, отменяя решения суда первой инстанции о признании права собственности за наследником в связи с фактическим принятием наследства, судебная коллегия обоснованно посчитала, что истец, ранее обращаясь в суд с иском о восстановлении срока принятия наследства, указывал, что не знал об открытии наследства, однако ни одним из способов для принятия наследства в установленный срок не воспользовался, в том числе в спорном доме не проживал, расходов на его содержание не нес, каких-либо вещей из дома не забирал.

Но в ряде случаев суды даже после отказа в требованиях наследнику о восстановлении срока для принятия наследства рассматривают требования по основаниям фактического принятия наследства.

В Апелляционном определении Псковского областного суда от 30.10.2012 по делу № 33-1709 указывалось: тот факт, что истец сначала предъявил в суд иск о восстановлении срока для принятия наследства и только после отказа в удовлетворении этого иска заявил о фактическом принятии наследства, сам по себе опровержением его доводов о совершении действий, свидетельствующих о фактическом принятии наследства, не является.

В Определении Санкт-Петербургского городского суда от 13.07.2011 № 33-10623/2011, отказывая в иске о восстановлении срока для принятия наследства ввиду отсутствия доказательств уважительности причин, послуживших основанием для пропуска установленного законом срока, суд указал, что истец не лишен возможности обратиться в суд с заявлением об установлении факта принятия наследства.

Такой подход нельзя считать правильным. Однако проблема состоит не столько в отождествлении требований, сколько в определении юридически значимых обстоятельств дела. Суды не дают надлежащую квалификацию способу защиты, указанному наследником, и исходят из неверного представления о том, что не требует судебной проверки и оценки по делу о восстановлении срока для принятия наследства совершение наследником в пределах шестимесячного срока со дня открытия наследства действий по фактическому принятию наследства, так как данные обстоятельства не имеют значения для дела о восстановлении срока. Ошибочно не учитывается, что решающим обстоятельством является не способ защиты права, указанный наследником, а надлежащий учет всех обстоятельств дела.

В пункте 3 Постановления Пленума ВС РФ № 10, Постановления Пленума ВАС РФ № 22 от 29.04.2010 указано, что, если избранный способ защиты права собственности не может обеспечить его восстановление, данное обстоятельство не является основанием для отказа в принятии искового заявления, его возвращения либо оставления без движения. На стадии подготовки дела к судебному разбирательству суд не лишен права уточнить конкретные обстоятельства нарушения права. Под уточнением обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, следует понимать действия судьи и лиц, участвующих в деле, по определению юридических фактов, лежащих в основании требований и возражений сторон, с учетом характера спорного правоотношения и норм материального права, подлежащих применению. В случае заблуждения сторон относительно фактов, имеющих значение, судья на основании норм материального права, подлежащих применению, разъясняет им, какие факты имеют значение для дела и на ком лежит обязанность их доказывать (п. 5 Постановления Пленума ВС РФ от 24.06.2008 № 11).

Стоит согласиться с тем, что, когда суд переквалифицирует исковое требование, иск не претерпевает метаморфозы и меняется лишь способ защиты гражданских прав2. Рассмотрение спора о восстановлении срока принятия наследства должно осуществляться в полном объеме с оценкой всех имеющих значение обстоятельств дела, включая наличие доказательств, указывающих на фактическое принятие наследства наследником, и не допускать повторные судебные разбирательства в связи с ненадлежащим способом защиты, указанным истцом.

1 Магомедова З. Восстановление срока для принятия наследства: процессуальные проблемы правоприменительной практики // Бюллетень нотариальной практики, 2004, № 5.

2 Анциперова А., Нестолий В. Три правила переквалификации иска // эж-ЮРИСТ. 2012. № 50.