1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 36

В зоне внимания Россия и Германия

На фоне непростой экономической ситуации, затянувшихся двусторонних санкций и внешнеполитической напряженности пройдут в этом году 6-й Экономический конгресс «Германия – Россия» и 9-я Инвестиционная конференция «Право в России». Накануне наш корреспондент встретился с Торговым представителем Российской Федерации в Федеративной Республике Германия, доктором технических наук, профессором Юрием Петровичем Стеценко и обсудил насущные вопросы, которые будут в центре внимания участников мероприятий.

Ред.: Юрий Петрович, в последнее время в связи с введенными антироссийскими санкциями товарооборот между Россией и Германией сокращается, отношения стали более прохладными. Произошло снижение по основным товарным группам. Вместе с тем есть ли какие-то сферы, которым санкции и ослабление рубля, наоборот, сыграли на руку?

Ю.П.: Вы правы, товарооборот между Россией и Германией за последние годы снизился, в стоимостном выражении можно даже говорить о его драматическом падении.

Если в 2013 году товарооборот, по немецкой статистике, составлял рекордные 100 млрд долл., то по итогам 2015 года мы имеем всего 57 млрд. За два года взаимных рестрикций германские и российские компании уже потеряли более 50 млрд экспортной выручки. За первое полугодие 2016 года товарооборот просел еще почти на 15% (потеря для экспортеров двух стран еще почти 5 млрд долл.). Это серьезные суммы. Как отметил первый заместитель министра экономического развития России Алексей Евгеньевич Лихачев в своем выступлении на Восточном форуме в Берлине 19 апреля 2016 года, в случае сохранения в ближайшие пять лет «санкционной повестки» общие потери бизнесменов по обе стороны Атлантики с учетом упущенной выгоды, инвестиционных потерь, убытков и затрат на поиск новых рынков сбыта и т. п. могут приблизиться к сумме в триллион долларов.

При этом, действительно, далеко не все в российско-германских взаимоотношениях так мрачно и есть сферы, которые, наоборот, получили дополнительное развитие в результате проводимой в отношении России санкционной политики и девальвации рубля.

В первую очередь надо сказать о проектах так называемого экспортно ориентированного импортозамещения. При реализации таких проектов продукция, производимая с использованием западных технологий на локализованных в России производствах, не только удовлетворяет потребности внутреннего российского рынка, но и поставляется по всему миру. Это известная уже многим специалистам методика работы с западными инвесторами получила название «инвестиции с последующим экспортом в третьи страны». Многие торгпредства Российской Федерации, в том числе Торгпредство РФ в ФРГ, активно используют ее в своей деятельности уже несколько лет.

Приведу пример. Так, в г. Энгельсе Саратовской области в результате успешной реализации российско-германского проекта было локализовано производство электроинструментов c использованием самой современной технологии немецкой компании «Бош». Производимая в г. Энгельсе продукция пользуется спросом не только в России, но и во многих странах мира, в том числе в самой Германии.

Текущий выгодный курс рубля значительно снижает себестоимость выпускаемой в России продукции. Кроме того, обладая первоклассными специалистами, мы в России способны оперативно внедрять и развивать новейшие европейские технологии производства. В то же время налаженные западными компаниями за десятилетия работы каналы продаж на мировом рынке позволяют без проволочек реализовывать произведенные в России изделия. При этом технологии, валютная выручка и, что особенно важно, налоги остаются в России. Не говоря уже о рабочих местах для наших граждан, что также имеет огромное значение.

По аналогичной схеме будет реализовываться, например, проект германо-австрийского концерна «Кроношпан», старт которому был дан в июне этого года во время визита министра экономического развития А. Улюкаева в Германию. В соответствии с инвестиционным меморандумом, подписанным руководством трех российских регионов – Калужской области, Калининградской области и Республики Башкортостан с концерном «Кроношпан», последний инвестирует в российские регионы до 2020 года порядка 600 млн евро. Будут построены новые предприятия и модернизированы уже функционирующие мощности. У компании «Кроношпан» стоит стратегическая задача по развитию экспорта в третьи страны, особый интерес представляют для концерна именно Калининград и Калуга. Под Калининградом будет построен современный лесоперерабатывающий кластер, включающий все цепочки создания добавленной стоимости: от переработки древесины до производства в перспективе всех типов мебели. Готовая продукция будет поставляться в страны Восточной Европы по конкурентным ценам с учетом опять же выгодного курса российской валюты.

Калуга также оказалась очень удобным регионом, поскольку наряду с другими конкурентными преимуществами есть возможность быстро осуществлять поставки по железной дороге – по так называемому Новому шелковому пути в Китай, Азербайджан и Иран. Путь по железной дороге занимает теперь всего 9 дней вместо 40. Сравнительно недавно уже достигнута договоренность о поставках будущей продукции завода в Калужской области из России в Иран на сумму свыше 5 млрд руб. в месяц. Причем торговать компании планируют за рубли! Кстати, этот проект мы продвигаем совместно с моим коллегой в Вене – Торгпредом А. Потемкиным. Подобная практика работы над проектом с одновременным участием нескольких российских торгпредств является, на мой взгляд, очень продуктивной, особенно в Европе, где очень заметна транснациональность бизнеса: в основной массе крупных европейских компаний производство, как правило, расположено в нескольких странах. К примеру, в Австрии немецкие компании владеют до 40% капитала и почти все крупные концерны имеют свои филиалы.

Не могу не упомянуть успешные проекты в научно-технической сфере. Так, российская компания «Т-Платформы» недавно осуществила поставку сверхсовременного суперкомпьютера в «Юлихский исследовательский центр». Русские ученые из Курчатовского института совместно с учеными из разных стран мира, в том числе из США (которые, видимо, в этом случае «забыли о санкциях»), реализуют в Германии проекты, сопоставимые по масштабу с проектом по созданию «большого адронного коллайдера». Строятся рентгеновский лазер на свободных электронах и тяжелоионный ускоритель в городах Гамбург и Дармштадт.

Ред.: Насколько серьезным после девальвации рубля для немецких компаний оказалось удорожание импорта в РФ? Есть ли примеры компаний, которые решили локализовать производство в стране?

Ю.П.: Конечно, девальвация рубля не могла не повлиять на стоимость импорта оборудования, в первую очередь высокотехнологичного, которое, как правило, в Россию ввозили из Европы, Северной Америки, Японии и Южной Кореи. Оборудование в пересчете на рубли стало дороже. Дороже не только для российских компаний, но и для иностранных инвесторов, реализующих новые проекты в России или модернизирующих уже существующие производства. Особенно это ударило по концернам, которые непосредственно перед девальвацией закончили инвестиционный цикл. Они вложили серьезные суммы в валюте, рассчитывали на определенную выручку, но ситуация изменилась. Большинство европейских инвесторов при расчетах окупаемости проектов в России закладывали на ближайшие годы средневзвешенный курс евро значительно ниже нынешнего. Российский спрос для них теперь не может полностью покрыть инвестиционные затраты. Однако это явилось дополнительным стимулом для их экспорта в третьи страны.

С определенными сложностями столкнулись компании, подписавшие соглашения по промышленной сборке (это, в частности, относится к производителям автомобилей и автокомпонентов, сельскохозяйственной техники и ряду других отраслей). В соответствии с уже имеющимися соглашениями компании должны были достичь определенной доли локализации производства, то есть снизить долю импортируемых компонентов в общей стоимости конечной продукции. Только в этом случае инвесторы сохраняли бы льготы на ввоз импортных компонентов.

Девальвация рубля привела к росту стоимости импортных комплектующих и, как следствие, уменьшению уровня локализации, что может быть истолковано как невыполнение производителями заключенных договоров. Совместно с Минэкономразвития в настоящее время разрабатываются механизмы поддержки инвесторов, попавших в трудное положение из-за девальвации рубля.

Хотя многие немецкие бизнесмены и скорректировали свои бизнес-модели, в целом надо отметить, что почти никто не ушел из России. Немецкие бизнесмены стали чаще задумываться над производством в России высокотехнологичного оборудования и комплектующих для нужд своих же европейских компаний. Как у нас говорят, нет худа без добра.

Ред.: Ранее Вы говорили, что Торгпредство обсуждает с немецким бизнесом вопросы сотрудничества в сфере сельского хозяйства и АПК, что немецкий бизнес хотел бы прийти в Россию. Есть ли уже конкретные результаты этих обсуждений?

Ю.П.: Всем известно, что Германия является одной из величайших машиностроительных держав современного мира. Но при этом не все знают, что Германия также является и одним из ключевых игроков на европейском сельскохозяйственном рынке. Германия входит в число крупнейших производителей молока, мяса, зерна и другой сельскохозяйственной продукции в Европейском союзе. Так, доля Германии в общем объеме производства и продажи всех видов зерна в ЕС составляет порядка 16%, при этом в производстве ржи более 40%. По производству коровьего молока (32,5 млн т в год) Германия занимает первое место в ЕС и пятое место в мире после США, Индии, Китая и России.

Для России с ее огромным сельскохозяйственным потенциалом Германия, на мой взгляд, важна в первую очередь с точки зрения привлечения новейших аграрных технологий. Сельхозэкспорт в Германию тоже перспективен, и есть ряд товарных позиций, над поставками которых мы активно работаем в связи с высоким интересом со стороны немецких партнеров. Это оленина, кедровые орехи, масло подсолнечника и кукурузы, ягоды и многое другое. При этом с экспортом российской продукции в Германию не все так просто. Германский аграрный рынок крайне зарегулирован, есть санитарные и фитосанитарные нормы ЕС, многие другие препятствия, очень высока конкуренция. Поэтому, на мой взгляд, нам сегодня выгоднее в первую очередь сконцентрировать наши усилия на поддержке трансфера сельскохозяйственных технологий на наши «домашние» производства и фермерские хозяйства.

Говоря о сельскохозяйственных проектах, не могу не упомянуть о проектах в сфере производства передовой сельскохозяйственной техники, реализуемых немецким концерном «Клаас», c которым на полях Петербургского международного экономического форума был подписан первый специальный инвестиционный контракт. Данное событие будет своего рода зеленым светом для других предприятий, стремящихся к локализации производства в России, особенно для представителей немецких малого и среднего бизнеса. Подписание указанного контракта дало европейским инвесторам четкий сигнал: Россия открыта, в России можно выгодно работать на транспарентных условиях.

Кстати, в октябре прошлого года концерн завершил проект по расширению своего производства и повышению доли локализации. Общая площадь производства в настоящий момент составляет 45 тыс. кв. м. Производственные мощности позволяют выпускать до 2500 сельскохозяйственных машин в год, объем привлеченных инвестиций составил 120 млн евро.

Ред.: Юрий Петрович, обсуждаются ли проекты в сфере производства мясной, молочной продукции?

Ю.П.: Да, проекты в сфере производства молочной и мясной продукции будут также охвачены вышеупомянутым соглашением.

Кроме того, совместно с Минэкономразвития разрабатывается масштабный проект германского концерна «МЕТРО», который, как известно, является третьей по размеру торговой сетью в Европе и четвертой в мире. Проект направлен на поддержку малого и среднего бизнеса в России, в первую очередь сельскохозяйственного. Германская группа через свою сеть будет закупать в нашей стране продукцию российских малых фермерских хозяйств, брендировать ее, адаптировать к рынку ЕС и по собственным каналам сбыта поставлять в Европу. Помимо этого, проект имеет обучающую составляющую – российские компании будут посвящены во все тонкости европейских сертификационных норм и иных юридических требований. В ходе Восточного форума в Берлине 19 февраля 2016 года были проведены переговоры первого заместителя министра экономического развития России Алексея Евгеньевича Лихачева с руководством концерна «МЕТРО». Алексей Евгеньевич активно проект поддержал. В качестве пилотного региона по реализации пока определили Воронежскую область.

Ред.: Есть ли у немецких компаний интерес к совместным проектам или локализации в сфере фармацевтики и производства медоборудования? Недавно глава компании Siemens AG заявил, что это требует масштабных инвестиций, на которые компания пока идти не готова.

Ю.П.: Такие проекты есть. Подписано соглашение между крупнейшей в Европе немецкой медицинской клиникой «Шарите» и Российской академией наук – немецкие медицинские технологии будут внедряться в России. Кроме того, планируем запустить проект в области офтальмологии с Германским институтом офтальмологии.

Ред.: Российский фонд прямых инвестиций говорил, что готов совместно с Восточным комитетом германской экономики инвестировать в проекты по производству автокомпонентов и технологии для агросектора. Знаете ли Вы о таких проектах?

Ю.П.: Развитие производства автокомпонентов в России является логичным продолжением взятого ранее курса на локализацию производства автомобилей. Это вытекает из уже упомянутых соглашений о промсборке: для достижения определенной доли локализации производства необходимо, чтобы на сборочных предприятиях использовались компоненты российского производства. В период бума российского авторынка в различные регионы страны пошли германские инвестиции в развитие компонентной базы.

Девальвация рубля и особенно резкое падение продаж автомобилей в России вынудили многие компании, прежде всего из числа малых и средних предприятий, пересмотреть свои инвестиционные программы, а те, кто уже построил заводы, оказались в трудном положении из-за отсутствия спроса. Вдохнуть новую жизнь в процесс привлечения инвестиций в автомобилестроительный сектор и помочь уже пришедшим инвесторам можно было бы за счет переориентации производства на экспорт в третьи страны, однако это пока не предусмотрено действующими соглашениями о промсборке. Оказание германским компаниям содействия в развитии экспорта произведенной в России продукции на другие рынки является, на наш взгляд, одной из главных задач в данной отрасли.

Ред.: Ведутся ли между компаниями обсуждения перспективных проектов в сфере машиностроения и станкостроения?

Ю.П.: Безусловно! Как я уже отметил, немецкие концерны сами заинтересованы в росте российского машиностроения для нужд дочерних компаний, на базе которых локализованы их производства в России.

Ред.: Ранее представители немецкой торговой палаты уже говорили, что у бизнеса есть опасение, что Россия развернется на Восток и будет активно сотрудничать с Китаем, в связи с чем немецкие компании могут потерять рынок. Говорят ли они сейчас об этом? Рассматривают ли Россию по-прежнему как стратегический рынок для себя?

Ю.П.: Я позволю себе процитировать министра экономического развития Алексея Валентиновича Улюкаева, который заявил, что ни о какой переориентации российской экономики на Восток речь не идет, а Европа была и будет оставаться главным партнером России. По словам министра, последние два года Россия просто пыталась «исправить дисбаланс», так как проще стоять «на двух ногах, чем на одной». Я полностью согласен с приведенными словами Алексея Валентиновича, а от себя также позволю добавить, что стержнем европейской опоры российской экономики, безусловно, является Германия. Германия для России – это и надежный энергетический партнер, и источник высокотехнологичного импорта, и кладезь инноваций. В то же время Россия не менее важна для Германии, особенно как основной участник Евразийского экономического союза, как окно во многие рынки развивающихся стран, как энергетический партнер и страна с огромным транспортным и инфраструктурным потенциалом роста. Немецкие компании не собираются уходить с российского рынка, и их голос все отчетливее звучит с различных высоких трибун. Так, на недавнем Восточном экономическом форуме в Берлине менеджмент крупнейших европейских концернов «МетроГруп», «ЮниКредит», а также руководители таких организаций, как Федеральный союз немецкой промышленности и Восточный комитет германской экономики, отчетливо заявили: «Россия – наш надежный партнер и важный рынок, и мы устали от санкционного давления на наш бизнес!»

Ред.: Спасибо, Юрий Петрович, за беседу!