1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 311

Моногородам велят развиваться быстрее окружающих поселений

Практика государственного управления пополнится, похоже, новыми приоритетными проектами, но без прежнего определения «национальные». Один из них коснется развития монопрофильных муниципальных образований.

О новых масштабных проектах государства стало известно в начале августа, когда первый заместитель председателя Правительства РФ Игорь Шувалов сообщил в Краснотурьинс­ке (Свердловская область): «Мы начинаем новый проектный метод». Были названы отдельные направления решения проблем — моногорода, ЖКХ и городская среда, поддержка малого предпринимательства и экспортного потенциала, развитие ипотеки и арендного жилья. Всего, возможно, будет 11 приоритетных проектов. Недавно состоялось совещание о подходах к формированию проектного предложения по направлению «Моногорода».

«Будем работать и докладывать»

Такое заверение И. Шувалов дал главе государства на совещании в Кремле 10 августа, на котором президент призвал членов правительства настойчиво продолжать работу по диверсификации экономики в моногородах.

Сегодня в правительственном перечне монопрофильных муниципальных образований числятся 319 моногородов. В них проживает более 13 млн человек. По докладу первого вице-премьера, в «красной зоне» находятся около 100 моногородов. Но наиболее сложная ситуация складывается в 20—25 монопрофильных муниципальных образованиях. Им в первую очередь намечается направить до конца года 20 млрд руб.

Остальным предоставлено право претендовать на льготы, полагающиеся для ТОСЭР — территорий опережающего социально-экономического развития. Соответствующие изменения внесены в закон о ­ТОСЭР (от 29.12.2014 № 473-ФЗ). Статус территории ускоренного роста моногорода второй и третьей категорий, то есть находящиеся вне «красной зоны», смогут получать с 1 января в 2017 г. при наличии заявки, отвечающей утверждаемым правительством критериям. Параметры оценки заявок разрабатываются Минэкономразвития России. До утверждения этих критериев оно готово оказать методологическую, консультационную и информационную помощь региональным властям (почему не муниципальным?), собирающимся подавать заявку на создание ТОСЭР в монопрофильных муниципальных образованиях.

Такой механизм правительство применяло до этого на Дальнем Востоке. Теперь он распространяется на все моногорода. Повезло пока только забайкальскому Краснокаменску и кузбасскому городу Юрге, по которым приняты правительственные решения.

Сибирские муниципии первыми обретают статус ТОСЭР

В начале июля принято решение по территории опережающего роста «Юрга» для развития одноименного моногорода путем привлечения инвестиций и создания новых рабочих мест, не связанных с деятельностью градообразующего предприятия ООО «Юргинский машиностроительный завод» (постановление Правительства РФ от 07.07.2016 № 641). Определены виды экономической деятельности. Установлен минимальный объем капитальных вложений резидента новой территории ускоренного роста, осуществляемых им в рамках реализуемого здесь инвестиционного проекта в течение одного года после включения в реестр резидентов — 5 млн руб. При этом каждый инвестор, реализуя свой проект, должен открыть в городе на Транссибе не менее 20 новых постоянных рабочих мест.

Такие же параметры вложения инвестиций и открытия постоянных рабочих мест установлены для ТОСЭР «Краснокаменск» в одноименном монопрофильном муниципальном образовании у границы с Монголией (постановление Правительства РФ от 16.07.2016 № 675). Градообразующее предприятие здесь — ПАО «Приаргунское производственное горно-химическое объединение». Перечень допускаемых в Краснокаменске видов экономичес­кой деятельности содержит 22 пункта, в кузбасском моногороде Юрге — 27. Малому и среднему бизнесу открыто широкое поле для самореализации. В обоих моногородах можно, к примеру, заниматься производством пищевых продуктов и текстильных изделий, мебели, компьютеров, электронных и оптичес­ких изделий.

Только бы не опустели прилегающие к моногородам сельские и городские поселения, если, к примеру, численность постоянного населения Юрги в 1994—2010 гг. уменьшилась с 89 300 до 83 800 человек.

Краткое резюме как мысли вслух

Может, проще осуществить предлагаемую много лет научным и экспертным сообществом и практиками муниципального управления корректировку Налогового и Бюджетного кодексов и не ставить монопрофильные муниципальные образования в очередь за льготами ТОСЭР? И не надо будет громоздить бюрократическую иерархию органов власти, распределять и перераспределять полномочия между ними, делиться компетенциями с органами местного самоуправления, создавать полугосударственные структуры, в частности НКО «Фонд развития моногородов», сооружать пирамиду контроля, помимо прокурорского надзора за соблюдением законности.

Может, наделить муниципалитеты собственными источниками пополнения местных бюджетов и возложить на них полноту ответственности за расходование собственных бюджетных средств? Чтобы у любого главы любого муниципального образования даже в мыслях не было повода кивать на указания свыше в оправдание за неэффективное использование денег из муниципальной казны.

Восемь лет правительство занимается проблемами монопрофильных муниципальных образований и только сейчас, по словам И. Шувалова, стало понимать, что каждый третий моногород в стране стоит перед пропастью банкротства. Нет уже Минрегионразвития — куратора моногородов. За комплексное развитие моногородов отвечает ныне Минэкономразвития, прозванное острыми на язык учеными и экспертами «ведомством прогнозов и сценариев». Словно в оправдание нелестной характеристики оно предлагает ввести «высшие показатели эффективности» монопрофильных муниципальных образований, чтобы судить о компетентности органов местного самоуправления, в частнос­ти, по тому:

  • сколько создано в моногороде новых рабочих мест, не связанных с градообразующим предприятием;

  • сколько для создания новых рабочих мест привлечено новых инвестиций не в градообразующее предприятие;

  • как меняется городская среда;

  • как осуществляется поддержка индивидуальной предпринимательской инициативы.

Только не уточняется, на какие средства муниципалитетам улучшать городскую инфраструктуру и содействовать местным предпринимателям.

Среда обитания уже отдана по указанию сверху частным управляющим компаниям. И ЖКХ остается головной болью россиян не только в моногородах.

Ситуация с поддержкой местных предпринимателей органами местного самоуправления почти тупиковая. Во-первых, муниципалитеты в массе своей финансово зависимы от межбюджетных трансфертов свыше. И вместо оказания поддержки предпринимательской активности на территории глава муниципалитета идет, в лучшем случае, с шапкой по ближнему бизнес-кругу, чтобы хоть как-то профинансировать собственные мероприятия, а в худшем случае обкладывает местных предпринимателей «данью» на муниципальные нужды. Во-вторых, у местной власти нет собственных налоговых доходов, чтобы предоставлять инвесторам налоговые преференции. Да и возможно выпадающие таким образом доходы местного бюджета не всякий инвес­тор способен восполнить в короткие сроки, не говоря уже о местных индивидуальных предпринимателях.

Но готовится к запуску приоритетный проект «Комплексное развитие монопрофильных муниципальных образований».

Реализация предыдущих приоритетных национальных проектов в сфере образования, здравоохранения, к примеру, привела к оптимизации образовательных и медицинских учреждений в ущерб интересам россиян.