1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 25

КГИ успокаивает: рост недовольства не обязательно ведет к протестам

Комитет гражданских инициатив Алексея Кудрина (КГИ) представил результаты второго среза социально-экономической и политической напряженности в регионах РФ, основанного на анализе данных за 2-е полугодие 2015 г. По прочтении работы напрашивается такой вывод: качество управления падает, напряженность растет, но протестов можно не опасаться, пока нет серьезных конкурирующих элит. Надо только верно подбирать кадры, которые, как известно, решают все.

В исследовании Комитета говорится, что в Москве и в ряде российских регионов (в Краснодарском крае, Удмуртии, Пензенской, Ульяновской, Челябинской и Иркутской областях) продолжает расти социально-экономическая и политическая напряженность. Причины — снижение реальных доходов населения, неконкурентное политическое устройство и ущемление прав оппозиции в региональных законодательных собраниях.

Ситуацию, по мнению КГИ, можно поправить, и это вовсе не подразумевает скорейшее привлечение инвестиций (хотя надо привлекать), повышение доходов людей и обеспечение соблюдения политических и других прав населения. Надо разумно провести выборы осенью 2016 г., чтобы учесть интересы различных групп элит.

При этом собранная в исследовании информация доказывает, что стабильность и порядок обеспечиваются не этим, а тем, чтобы все так называемые группы элит входили в одну моноэлиту под единым авторитетным руководством.

Например, в работе говорится, что происходит неуклонное снижение средних показателей оценки состояния системы местного самоуправления, явно связанных с реализацией региональными властями тех возможностей, которые им предоставила муниципальная контрреформа 2014—2015 гг. Имеется в виду Федеральный закон от 27.05.2014 № 136-ФЗ, расширивший «возможности региональной власти устанавливать структуру и порядок избрания муниципальных органов власти без их согласия, чем региональные власти стали постепенно все активнее пользоваться».

Еще КГИ отмечает, что «немного ухудшилась ситуация с уровнем политической конкуренции, которая считается через среднее число эффективных партий по последним выборам в Госдуму на территории региона по партспискам и по выборам в региональный парламент».

Но приводимые в исследовании факты не доказывают обязательной необходимости реальной политической конкуренции, скорее убеждают в обратном.

КГИ пишет: « Как мы видим, в большинстве случаев негативные социально-экономические тенденции даже в сочетании с низким качеством политических институтов компенсируются низким уровнем политических конфликтов (что, как правило, связано с отсутствием в регионе значимых элитных групп, способных конкурировать с губернатором и выступать в качестве дополнительного организатора протеста), а также высокой административной устойчивостью. Яркий пример — Кемеровская область, где крайне негативные социально-экономические тенденции и крайне низкое качество дизайна институтов публичной власти компенсируются исключительно высоким уровнем административно-бюрократической консолидации и личным авторитетом губернатора».

То есть правильно, как Аман Тулеев, подобранный губернатор способен обеспечить стабильность региона без развития всяких рискованных институтов.

В исследовании говорится, что в отсутствии потенциально возможной значимой контрэлиты «…недовольство выражается скорее в протестном голосовании избирателей, чем в самих акциях политического протеста».

КГИ констатирует: «…регионы с наибольшим риском ухудшения внутриполитической ситуации — это Москва, Иркутская, Нижегородская, Новосибирская, Псковская, Самарская, Свердловская, Челябинская области, Санкт-Петербург». Но и там у властей нет оснований для большой тревоги: «…в большинстве из них в первую очередь речь идет о высоких рисках информационных войн, политических разоблачений и протестного голосования избирателей».

Отмечается, правда, один риск, который сложно устранить к этой или даже к будущей осени: «Наибольшие риски сочетания политического и экономического недовольства с неспособностью власти на них реагировать в крупных городах с их более сложно устроенными и внутренне конкурентными элитами». Крупные города в стране есть.