1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Отсутствие системности усугубляет экономический кризис

В нулевые годы — эпоху высоких цен на нефть мнение, что «всё и так идёт хорошо», доминировало не только в верхних эшелонах власти (отсюда «энергетическая сверхдержава», мировой финансовый центр в Москве), но и соответствовало мироощущению россиян, измотанных беспределом 1990-х. Формирование стабильности и упрочение скреп означали не столько продолжение преобразований, сколько сохранение достигнутого положения при необходимых отдельных изменениях. Отложив в своих действиях системные решения «на потом», власть лавирует между далеко не совпадающими интересами избранного меньшинства и большинства граждан, демонстрируя крен в сторону первых…

*****

Вряд ли есть сомневающиеся, что ручное управление — антипод системного подхода к анализу и принятию решений. Вот почему экономическая программа «Экономика роста», разработанная Столыпинским клубом, вызвала активную дискуссию.

Примечательно мнение директора Института народнохозяйственного прогнозирования РАН академика Виктора Ивантера: «Основное преимущество мер, предложенных Столыпинским клубом, заключается в том, что они носят системный характер. То есть это не просто набор отдельных мер, это системный набор мер и воздействий, которые должны привести к определённым результатам» (Expert Online, 7 марта 2016 г.).

Цель: открытая, рыночная социальная экономика с высокими темпами роста, активно модернизирующаяся, поддерживающая высокую продолжительность и качество жизни.

Основная идея: активное эмиссионное стимулирование экономики на основе денежно-кредитного авансирования инвестиций и отказ от таргетирования инфляции в пользу таргетирования ВВП.

Аргумент противников: денежная эмиссия (даже под обеспечение валютных резервов) приведёт к росту цен и дальнейшей инфляции.

Информация к размышлению

В. Ивантер: рост цен определяется «не тем, под какое обеспечение выпущены деньги, а тем, что вы с ними делаете. Если они вкладываются эффективно, то никакого роста цен быть не может. А если неэффективно, то они конечно не сразу, но постепенно могут привести к разгону инфляции» (там же).

Иными словами, такие деньги необходимо «связывать», со всей строгостью закона (в том числе уголовного права) контролируя вложения в НИОКР, закупки передовых технологий и оборудования, создание современных производств. Тогда будет максимально ограничено их спекулятивное использование и давление на стоимость продукции любого назначения. Ведь ни для кого не новость, что денежная масса должна быть эквивалентна объёму произведённых в стране продуктов, работ и услуг.

Следует отметить также соответствие идеям Столыпинского клуба ряда основных положений экономической программы либеральной платформы «Единой России»: повышение доступности денег, снижение налогов, индустриализация.

Наряду с эмиссионным стимулированием в числе предложений «Экономики роста» — налоговые зачёты, ускоренная амортизация отечественного оборудования, снижение налога на прибыль и НДС, регрессивная шкала социальных страховых платежей (зависящая от уровня производительности труда), заниженный курс рубля, увеличение налогов на потребление и сырьевую ренту, налог на покупку валюты для компаний, не являющихся импортерами, и др.

«Новая индустриализация» рассматривается авторами как импортозамещение в АПК, высокотехнологичном машиностроении и автомобилестроении, стройматериалах; экспорт продукции ВПК и химпромышленности; достижение глубокой переработки сырья, развитие жилищного строительства, инфраструктурные проекты (там же).

Информация к размышлению

Сергей Глазьев, советник президента России, академик: важнейший момент — стабилизация курса рубля. Затем — «целевая кредитная эмиссия в интересах производственной сферы, контроль… через специальные инвестиционные контракты… в канве индикативного планирования», которое «определяется стратегическим планированием, долгосрочными прогнозами, выбором приоритетов». Нужна «смешанная политика экономического роста, опережающая развитие там, где у нас передовой потенциал, динамическая политика навёрстывания там, где мы близки к передовому уровню, и инвестиции в догоняющее развитие там, где мы безнадёжно отстали». Такая стратегия требует больших кредитных ресурсов, но «даст нам возможность расти с темпами не менее 10%  в год» (http://govoritmoskva.ru/interviews/1084/?from=smi2obmen). 

*****

Своевременно звучит предупреждение Романа Терёхина, руководителя центра «Общественная дума»: без системного плана дополнительная эмиссия бессмысленна. Запуск механизмов эмиссионного стимулирования для наращивания производственных мощностей, роста производства и выхода из экономического кризиса при одновременном сдерживании инфляции достигается системным планом действий, в котором денежная эмиссия — не единственный шаг (там же).

Крайне важен комплексный подход в действиях правительства — вторит ему Станислав Скакун, директор Центра макроэкономических исследований компании «Интеркомп». На реализацию предлагаемых мер потребуются не годы, а как минимум десятилетняя программа, иначе долгосрочные капиталовложения не привлечь. Выборочная эмиссия денежной массы без создания необходимых стимулов для реинвестирования средств внутри страны так или иначе спровоцирует уход значительной части средств на валютный рынок. Последующая конвертация в иностранную валюту, не находящую приложения на внутреннем рынке, приведёт к очередному витку падения курса рубля и росту инфляции (там же).

Сергей Колесников, президент корпорации «ТехноНИКОЛЬ», член генсовета «Деловой России», видит в программе Столыпинского клуба серьёзный документ. Не со всеми положениями можно согласиться, но некоторые предложения заслуживают поддержки или вдумчивого и беспристрастного обсуждения (Expert Online, 9 марта 2016 г.).

Так, устанавливая ставку ЦБ по своему усмотрению, регулятор фактически лишает рынок возможности самому определять (влиять на) стоимость денег. В ходе эмиссии ЦБ и правительство прежде всего защищают интересы приближенного к власти бизнеса, обеспечивая доступными кредитными ресурсами. Бесспорный плюс эмиссионного стимулирования — увеличение деловой активности в результате количественного смягчения, повышения доступности кредита. Но возникают риски инфляции. Поддерживая идею ускоренной амортизации, С. Колесников предлагает распространить её не только на отечественное, но и на импортное оборудование.

Он также сомневается в эффективности регрессивной шкалы социальных страховых платежей в зависимости от уровня производительности труда: «Эта мера не будет иметь позитивного эффекта, рост производительности труда опирается на „капитал“ и на „технологии“, высвобождая огромную армию людей».

Информация к размышлению

С. Колесников: «У нас очень сильное налогообложение на труд. Считаю, что нужно снижать налоги на труд, это будет сильно способствовать росту машиностроения, сервисных компаний и т.д.» (выделено мной. — В.Т.). Отсюда п оддержка снижения страховых платежей как налогов на труд.

При общем неверии бизнеса и власти в то, что Россия может стать мировым технологическим лидером, сложно администрировать вывод из-под налогообложения всех расходов на НИОКР. Данную меру смогут использовать как уход от налогов, и «пока проще копировать (покупать) лучшие технологии — это проще и дешевле» (там же).

С. Колесников обращает внимание на высокий уровень сырьевой ренты, НДПИ, экспортные налоги на сырье (нефть и газ) и выделяет в качестве проблемы неэффективное управление госкомпаниями.

Ещё одно важное замечание: для «новой индустриализации» требуются специалисты. Но только 3% студентов и выпускников хотят стать предпринимателями. В других развивающихся экономиках — 15—25%. У нас 86% выпускников стремятся работать в госструктурах или госкомпаниях. Каждый восьмой студент — юрист.

При этом «юристы пишут законы и рулят экономикой безответственно и надменно…, путают местами телегу и лошадь“: не законы движут экономикой, а экономика определяет законы. Здесь полное непонимание причинно-следственной связи» (там же).

*****

Обозреватель Сергей Шелин рассматривает продолжающееся падение российского ВВП в 2016 г. с точки зрения сокращения экономического веса страны и потери позиций в мировой экономике: свято место пусто не бывает, и все выигрышные роли расхватают другие (ИА «Росбалт», 11 марта 2016 г.).

Информация к размышлению

В 2015 г. мировой ВВП вырос на 3%, а российский упал на 3,7%; международная торговля уменьшилась на 11%, российский товарооборот — на 33%. Более 3% росли ВВП Индии, Китая, Индонезии, Саудовской Аравии, Испании, Турции. В США, Корее, Великобритании, Таиланде, Австралии, Мексике, Германии, Франции наблюдался рост от 1 до 3%. В Канаде, Иране, Италии, Японии зафиксирована стагнация (рост менее 1% в пределах статпогрешности). Даже с учётом спада ВВП Бразилии до 3,0%, из 20 крупнейших экономик мира наихудшие результаты у отечественной (там же).

Прогнозы на 2016 г. сулят ухудшение ситуации в глобальной экономике, но принципиально картину не меняют. Но С. Шелин задаётся вопросом: почему ВВП Саудовской Аравии в отличие от России вырос в 2015 г. на 3,4% и продолжит рост на 1,9% в нынешнем году?

Ответ: саудиты накопили достаточные резервы и смело их расходовали (с 732 до 660 млрд долл.), допустили бюджетный дефицит в 19% ВВП и сохранили на прежнем уровне объёмы импорта заграничных товаров.

В России бюджетный дефицит составил 3% ВВП, а импорт товаров упал вдвое. При этом доля Евросоюза в российской торговле снизилась с 50 до 40% в первые месяцы 2016 г. Одновременно растёт зависимость от торговли с Китаем, для которого Россия — партнёр даже не второго, а третьего плана (там же).

Учитывая опасность усиления кризисных явлений в мировой экономике, эксперты агентства Bloomberg оценили вероятность вхождения в рецессию ведущих экономик (табл. 1, там же).

Таблица 1. Вероятность рецессии 2016 в различных странах, %

Германия

8

Китай

12

США

15

Южная Корея

18

Япония

30

Россия

65

Бразилия

75

Из представленных данных можно сделать вывод, что в мировой экономике в целом не предвидятся значительные катаклизмы, но в российской экономике проблемы будут нарастать, затрудняя решение уже накопившихся…

Информация к размышлению

Дмитрий Травин, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге: «Если российские власти по-прежнему не будут ничего делать для решения экономических проблем, то ближайшие 15 лет страна будет пребывать в состоянии застоя. Рост ВВП в среднем составит 0,8% в год, что фактически означает топтание на месте» (http://www.rosbalt.ru/blogs/2016/02/15/1490124.html).

В мировой хозяйственной архитектуре назревают кардинальные перемены. Экономические лидеры (США, Евросоюз, Китай а также Индия) не стоят на месте, а стремятся одновременно реконстуировать (адаптировать к новым реалиям) внутренние рынки и создавать мощные транснациональные партнёрства (примеры тому — Трансатлантическое торгово-инвестиционное и Транстихоокеанское торговое соглашения во главе с США).

Как считает С. Шелин, в нынешней ситуации Россия должна либо «причалить к одному из больших блоков, стараясь устроиться повыгоднее и поудобнее, либо коснеть и медленно гнить в собственной отгороженности». Годы деиндустриализации привели к тому, что «Россия почти не вовлечена в мировые цепочки добавленной стоимости и с годами имеет всё меньше шансов в них включиться». Если не предпримем адекватные решительные действия в новых координатах, ведущие роли достанутся другим, заключает эксперт (ИА «Росбалт», 11 марта 2016 г.).

*****

Примечательная особенность. Правительство критикуют (в основном справедливо) и «слева», и «справа». Но отсутствие компромисса между «стратегами-теоретиками» вынуждает власть во многом действовать по собственному разумению, а не опираться на чуть ли не противоположные по рекомендациям разработки российских экономистов.

Всего три примера.

1. Руслан Гринберг, сопредседатель Московского экономического форума : мы предлагаем экономическую политику, предусматривающую государственные инвестиции, государственно-частное партнёрство, «где государство инициирует проекты, финансирует проекты, реализует их и делает вкусными для частного бизнеса». Здесь масса мультипликативных эффектов — высокоскоростные железные дороги, мосты, инфраструктура. Сложно конкурировать с китайцами по товарам, с немцами или швейцарцами по инвестиционным товарам. Но у нас «в промышленном производстве есть вещи, которые можно было бы развивать» (http://echo.msk.ru/programs/echonomica/1730266-echo/).

2. Круглый стол в Высшей школе экономики: важнейшие условия успеха российских экономических реформ — защита собственности, снятие барьеров для входа на рынок, сокращение роли государства в экономике, в том числе доминирования в финансовом секторе. Среди проблем — снижение уровня открытости экономики и появление новых барьеров, торговые ограничения, сохранение отрицательных темпов роста в течение периода адаптации бюджетной системы. Директор Центра развития ВШЭ Наталья Акиндинова представила два мобилизационных сценария развития экономики: с сокращением дефицита и с монетарным финансированием (http://economytimes.ru/mesto-dlya-diskussiy/nas-zhdut-gody-normalnoy-upitannosti).

Одна из немногих точек соприкосновения в указанных примерах — неизбежность денежной эмиссии. Правда, о её назначении и особенностях проведения оппоненты говорят по-разному.

3. Обескураживает комментарий Андрея Нечаева, министра экономики в начале «лихих 90-х», адресованный Никите Михалкову. Вот как он воспринимает отношение известного кинорежиссёра к событиям новой российской истории: «Я, Михалков, всегда занимал взвешенную позицию. Например, в августе 1991 г. я путч ГКЧП не поддержал, но и не осудил, т.к. порядок в стране надо было наводить. А во время событий 1993 года я вроде был на стороне власти, но и путчистам из Верховного Совета тоже сопереживал, а Руцкого вообще люблю… В нарезочке из старых фильмов есть приятное и для демократов, и для ура-патриотов, и для нынешней власти, и для её оппонентов. В общем, любите меня (Н. Михалкова. — В.Т.), братцы, я всем могу послужить, я толерантен и обладаю крайней гибкостью спины» (https://www.facebook.com/aanechaev/posts/10204681542833425).

Время не изменило соисполнителя «шоковой терапии», сохранившего непримиримость к иной позиции.

Спрашивается, можно ли сконструировать системную долгосрочную стратегию на основе положений, в значительной степени неоднозначно понимаемых, а то и вовсе противоречащих друг другу? И даже если дать утвердительный ответ, кто возьмётся сшить одеяло из лоскутов, заведомо не стыкуемых? Вопросы не праздные…

Аналитический центр «ЭЖ» выяснил мнение читателей газеты относительно целесообразности объединить усилия государственников и либералов в разработке национальной стратегии экономического развития (табл. 2).

Таблица 2. Должны ли представители соперничающих научных школ совместно разработать долгосрочную стратегию экономического развития России, %

Да

95

Нет

5

Затрудняюсь ответить

0

Ранее («Неправильный бутерброд», «Эффект маятника» — см. здесь же), почти две трети респондентов «ЭЖ» поддержали сбалансированное использование в российской экономике рыночных и плановых механизмов.

Необходимость преодолеть разобщённость экономических (и не только!) течений научной мысли и консолидировать усилия в интересах российского общества не просто проявляется всё более отчётливо. 95% «за» — это буквально набат всенародного наказа для интеллектуальной элиты страны.

Логичным шагом явилось распоряжение председателя правительства Дмитрия Медведева создать межведомственную группу для разработки обобщённой программы экономического роста. В её составе чиновники, эксперты Столыпинского клуба и Аналитического центра при правительстве, независимые эксперты (Expert Online, 9 марта 2016 г.).

Не менее актуальна тема профессионального уровня высокопоставленных правительственных чиновников, не первый год будоражащая российское общество. Показательны ответы зрителей телеканала «Красная линия» в ходе недавнего опроса (табл. 3, http://www.rline.tv/).

Таблица 3. Что является первоочередной мерой для вывода российской экономики из кризиса, %

Приход в правительство профессионалов — представителей народно-патриотических сил

89

Мероприятия по реиндустриализации экономики

7

Кардинальное снижение налогов на производителей

2

Реальное повышение инвестиционной привлекательности

2

Так что не будем забывать изречение Авраама Линкольна: «Если вы думаете, что правительство — это часть решения вашей проблемы, то вы ошибаетесь! Правительство — это часть вашей проблемы» (Expert Online, 10 марта 2016 г.).

На дворе весна — скоро «лёд тронется»?...