1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2058

Дробление бизнеса: руководство к действию от ФНС России

Федеральная налоговая служба выпустила письмо от 19.01.2016 № СА-4-7/465@, в котором подробно разъяснила нижестоящим налоговым органам, как раскрывать схемы дробления бизнеса, направленные на уход от налогов. За основу налоговая служба взяла решение Верховного суда РФ, принятое в конце прошлого года.

Сколько веревочке ни виться

Чтобы лучше разобраться с тем, как налоговые органы будут выявлять схемы по дроблению бизнеса, рассмотрим Определение ВС РФ от 27.11.2015 № 306-КГ15-7673, которое привела налоговая служба в качестве примера в комментируемом письме.

В ходе выездной проверки инспекция установила, что фирма заключила договоры поручения с предпринимателем, по условиям которых общество и бизнесмен от имени друг друга могли совершать действия по оформлению сделок купли-продажи с покупателями товаров. Немаловажное уточнение: предприниматель применял ЕНВД. Как известно, налоговая нагрузка у «вмененщиков» значительно ниже, чем у тех, кто применяет общий режим налогообложения.

Налоговый орган пришел к выводу, что выручка, которая была получена фирмой как поверенной от реализации товаров ИП-доверителя, на самом деле являлась доходом самой организации. Поэтому доход предпринимателя следует считать доходом фирмы и включить его в налоговую базу в целях исчисления налога на прибыль и НДС.

То есть инспекция раскрыла схему ухода от налогов, которая заключалась в переводе львиной доли дохода фирмы от розничной продажи товаров на предпринимателя через заключение таких нехитрых посреднических договоров.

Слагаемые успеха

Что же заставило инспекцию усомниться в том, что фирма действовала добросовестно? Во-первых, товары предпринимателя продавались на торговых площадях, которые организация использовала и для продажи своих товаров. То есть это были общие торговые залы с одной кассой (покупателям выдавался один кассовый чек, содержащий сведения о собственнике каждого товара).

Во-вторых, ИП ни от кого больше не получал доходов и подобных договоров с другими фирмами не заключал, торговых точек вне магазинов компании не имел. Это свидетельствует о его подконтрольности и зависимости.

В-третьих, товар ИП и товар фирмы поступал от одних и тех же поставщиков на склады организации. Более того, поставщики заключали договор поставки с ИП только по той причине, что товар в дальнейшем поступал в магазины организации. Об этом говорят показания директоров контрагентов.

В-четвертых, выручка от продажи товара учитывалась через единое программное обеспечение. Деньги даже инкассировались совместно.

И наконец, кадровый вопрос. У предпринимателя и организации трудовую деятельность фактически осуществляли одни и те же сотрудники. Причем по результатам проведенных опросов инспекция выяснила, что они воспринимали фирму и ИП как единый хозяйствующий субъект предпринимательской деятельности.

В судах согласия не было

Первая судебная инстанция не нашла в действиях фирмы и ИП признаков недобросовестности. Суд исходил из того, что субъекты предпринимательской деятельности зарегистрированы в ЕГРЮЛ и ЕГРИП. Схема с предпринимателем не была результатом реорганизаций или иных управленческих решений. Предприниматель сам участвовал в спорах с налоговиками и всячески отстаивал свое положение как самостоятельного субъекта — его неоднократно проверяли другие контролирующие органы, начиная от Роспотребнадзора и заканчивая службой по тарифам.

Суд указал, что налоговое законодательство не содержит положений, позволяющих инспекции или судам оценивать заключенные плательщиками договоры с позиции экономической целесообразности и эффективности (постановление КС РФ от 24.02.2004 № 3-П).

Однако апелляция не согласилась с такими выводами. Она решила, что единственная цель договоров поручения — снижение налогового бремени посредством формальной передачи части доходов организации предпринимателю. Кассация же встала на сторону фирмы и оставила в силе решение первой инстанции.

Тогда инспекция пошла в Верховный суд РФ и сумела убедить судей в наличии схемы. Пересмотра дела Президиумом ВС РФ не будет (Определение ВС РФ от 01.02.2016 № 674-ПЭК15).

Наши рекомендации

Как сказано в комментируемом письме, «признавая доказанным факт умышленной минимизации Обществом налогового бремени путем создания совместно с предпринимателем схемы „дробления“ бизнеса, Суд принял во внимание совокупность документально подтвержденных обстоятельств, установленных в ходе выездной налоговой проверки Общества».

Налоговая служба рекомендует нижестоящим инспекциям обращать пристальное внимание на факт подконтрольности, то есть когда фирма является единственным источником доходов предпринимателя. Это может стать ключевым доказательством в споре.

Можно предположить, что после выхода данного письма инспекции начнут проверять все подобные случаи и «тестировать» субъектов на зависимость, а договоры поручения на мнимость.

Напомним, что это не единственная победа налоговиков над дроблением бизнеса. Не так давно они смогли доказать формальное разделение одной фирмы на УСН на несколько. Суд поддержал инспекцию в том, что единственной целью разделения стало желание плательщика не потерять право на применение спецрежима (постановление АС Дальневосточного округа от 22.10.2015 № Ф03-4073/2015).

На наш взгляд, обвинений в формальном дроблении бизнеса, в том числе с использованием дружественного предпринимателя, можно избежать. Увеличить шансы победы в суде поможет наличие:

  • у партера собственных или арендованных торговых площадей, отдельных ККТ, складов, своих сотрудников и ответственных работников (директоров, главных бухгалтеров), а также других признаков самостоятельности (сайта, участие в проверках и ревизиях и проч.);

  • четкого экономического обоснования участия партнеров в структуре поставок или продаж (Определение ВС РФ от 23.01.2015 № 304-КГ14-7139).