1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 8061

Дробление бизнеса: три ошибки и два правила

Дробление бизнеса: три ошибки и два правила

Платить меньше налогов — вполне понятное желание компаний. Предприимчивые бизнесмены уже придумали массу схем для минимизации налоговых платежей. Одна из них — дробление бизнеса. Естественно, налоговиков не устраивает снижение потока налоговых поступлений в бюджет. Из-за этого возникают споры, которые приходится решать в суде. Вопрос о законности дробления бизнеса уже 13 раз выносился на обсуждение Верховного суда РФ. А количество дел, рассмотренных окружными судами, приближается к двум сотням. Мы проанализировали 198 судебных разбирательств и делимся с вами своими выводами о том, когда дробление компании на несколько новых фирм приведет к доначислениям, а когда — нет.

В практике делового оборота под дроблением бизнеса подразумевается его перестройка, в результате которой компания сэкономит на налогах, например разделение одной компании на несколько посредством реорганизации, создание новых организаций или работа с зависимыми индивидуальными предпринимателями.

Такие манипуляции находятся под пристальным вниманием налоговиков. Налоговые органы уверены в том, что любое дробление бизнеса направлено на создание схемы по минимизации налогов. В результате проверяющие рассчитывают налоги исходя из всей суммы доходов, полученных зависимыми лицами, и вменяют доначисления плюс штрафные санкции материнской компании.

Если налогоплательщик не сможет обосновать экономическую сущность дробления бизнеса, суды признают доначисления правомерными. Когда у компании есть аргументы, которые доказывают, что разделение было необходимо, шансы отбиться от претензий налоговиков есть.

Давайте посмотрим, правомерность каких действий компании по оптимизации бизнеса будет сложно отстоять в судах.

Ошибка 1: разделиться, чтобы сохранить право на спецрежим

Дробление компании широко используется, чтобы не утратить право на использование такого специального режима, как упрощенная система налогообложения. Напомним, что «упрощенка» может применяться до тех пор, пока выручка не превысит 150 млн руб. Также ограничения есть по численности работников (их не должно быть больше 100 человек) и остаточной стоимости основных средств — не более 150 млн руб. (подп. 15 п. 3 ст. 346.12, п. 4 ст. 346.13 НК РФ).

Чтобы остаться в пределах этих показателей, владельцы бизнеса совершают разделение организации на несколько компаний, которые продолжают заниматься тем же видом деятельности, что и материнская компания, зачастую в том же самом помещении. Именно так произошло в деле, рассмотренном в постановлении АС Дальневосточного округа от 22.10.2015 № Ф03-4073/2015.

Компания на упрощенной системе оказывала гостиничные услуги. Когда выручка фирмы приблизилась к пороговому значению, превышение которого повлекло бы утрату права на этот спецрежим, собственник зарегистрировал другую организацию с аналогичным видом деятельности. Он же выступил учредителем еще двух фирм, которые оказывали услуги питания клиентам отеля. Инспекция решила, что бизнес разделили только с одной целью: не выйти за предельные значения по доходу и остаться на упрощенной системе налогообложения.

В данном деле суд подтвердил необоснованное дробление и поддержал инспекцию в доначислении налогов на сумму более 32 млн руб. Доказательствами, помимо отсутствия реальной деловой цели, в том числе стали:

  • оказание услуг разными фирмами в одном и том же помещении;

  • отсутствие документооборота между компаниями.

Организация также может погореть на фиктивном дроблении с целью сохранения спецрежима, если налоговики обнаружат, что ее работники переведены в подконтрольные организации. Особенно если заявления на увольнение путем перевода работники написали в один день.

Инспекторы в таком случае обязательно проведут допросы сотрудников, чтобы выяснить условия перехода: сохранились ли за ними те же должность и заработная плата, обязанности, адрес места работы, руководство. И если все подтвердится, то дробление признают необоснованным.

Так, в деле, дошедшем до Верховного суда РФ(Определение от 23.01.2015 № 304-КГ14-7139), налоговики в результате контрольных мероприятий сделали вывод о том, что организация вела финансово-хозяйственную деятельность в условиях формального дробления бизнеса с целью занижения численности работников путем распределения их на несколько организаций. В результате компанией была получена необоснованная налоговая выгода посредством применения специального налогового режима. В связи с этим инспекция доначислила обществу налоги по общей системе налогообложения, начислила соответствующие суммы пеней и штрафа.

Суды поддержали вывод налоговиков. Они признали отсутствие реальной потребности в создании дополнительных взаимозависимых организаций, осуществляющих один вид деятельности, находящихся на одной территории с налогоплательщиком, не имеющих собственных производственных площадей (помещений, складов), оборудования, транспорта.

Проблемы могут возникнуть и у тех налогоплательщиков, которые желают сохранить право на применение ЕНВД. Пример — постановление АС Дальневосточного округа от 19.01.2017 № Ф03-5944/2016. В этом деле фигурантами дробления выступили два индивидуальных предпринимателя — муж и жена. Они применяли ЕНВД в отношении розничной торговли, вели одинаковые виды деятельности в одном магазине, разделенном на части.

Налоговики решили, что магазин разделили только с целью применения «вмененки». Ведь площадь зала для розничной торговли не должна быть более 150 кв. м (подп. 6 п. 2 ст. 346.26 НК РФ). Но суды первой и апелляционной инстанций отказали инспекции. Они исходили из того, что недвижимость (магазин) приобретена супругами-предпринимателями в браке, а значит, они оба в равной мере вправе использовать ее для своих целей.

Кассация направила дело на новое рассмотрение в краевой арбитраж и предписала исследовать довод инспекции о формальном разделении торговой площади в магазинах. Арбитры указали, что, если в одном торговом помещении залы конструктивно или визуально разделены, но самостоятельное ведение деятельности в них не подтверждено, схема дробления будет подтверждена. Так как «самостоятельность объекта торговли определяется не только наличием признаков обособленности, но и независимостью осуществляемой в данном объекте деятельности».

Еще один пример, касающийся сохранения ЕНВД. Под обвинения в дроблении попала аптечная сеть из 14 отдельных юридических лиц, применяющих «вмененку». До того как фирмы стали самостоятельными, они входили в состав одной организации и имели статус филиалов.

Налоговики решили, что целью дробления бизнеса являлось занижение доходов путем распределения их по искусственно созданным организациям, формально осуществляющим финансово-хозяйственную деятельность, направленную на получение необоснованной налоговой выгоды через применение специального режима налогообложения в виде ЕНВД. Инспекция в результате проверки объединила выручку всех недавно созданных организаций и «на радостях» доначислила «главной» фирме налоги со всей этой суммы. По подсчетам налоговиков, недоплата составила почти 46 млн руб.

Суды встали на сторону компании. Но это скорее исключение из общей тенденции. Компании удалось доказать, что разделение вызвано необходимостью сохранить конкурентоспособный бизнес. Дело в том, что фармацевтическая деятельность лицензируется. Закон дает право лицензирующему органу в случае выявления нарушений приостановить деятельность компании на срок до 90 суток. Причем перечень таких нарушений довольно обширный.

Фирму не раз подвергали такому наказанию, и она несла убытки. Поэтому собственники приняли решение разделить одну компанию на несколько. Это позволило в случае проверки не приостанавливать деятельность всей организации, а продолжать работать отдельным фирмам, кроме той, которой выдали предписание о приостановлении деятельности.

Удивительно, но суд этот довод принял в качестве экономического обоснования некриминального дробления (постановление АС Дальневосточного округа от 21.01.2015 № Ф03-5980/2014).

Следует отметить, что ВАС РФ в постановлении Президиума от 09.04.2013 № 15570/12 указывал, что дробление обоснованно, если компания структурирует бизнес наилучшим для себя образом. Например, переводит деятельность с одной фирмы на другую, из-за лучшего снабжения последней. То есть наличие реальных экономических причин для разделения вполне может обосновать законность дробления.

Ошибка 2: совпадение учредителей и руководителей

На практике одинаковый состав собственников-управленцев всегда вызывает у налоговых органов вопросы при проверке. Налоговики и судьи не склонны верить в простые совпадения.

В уже упомянутом нами постановлении АС Дальневосточного округа от 22.10.2015 № Ф03-4073/2015 учредителем всех компаний стало одно и то же физическое лицо. Собственник также исполнял обязанности директора. Да и главбух был один на всех.

С одной стороны, такие совпадения сами по себе не являются наказуемыми. Граждане и организации вправе осуществлять любую деятельность, не запрещенную законодательством. Оно не содержит запрета на создание одним лицом нескольких организаций. Исходя из правовой позиции, изложенной в п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 (далее — постановление № 53), взаимозависимость участников сделок сама по себе не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

С другой стороны, в совокупности с иными обстоятельствами взаимозависимость приведет к доначислениям. Если для целей налогообложения операции учтены не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или не обусловлены разумными экономическими причинами (целями делового характера), то п. 6 постановления № 53 не работает, а налоговая выгода признается необоснованной (п. 3 и 7 постановления № 53).

Например, АС Восточно-Сибирского округа в постановлении от 07.12.2016 № Ф02-6540/2016 акцентировал внимание на том, что учредители и директора в группе компаний являлись родственниками, то есть взаимозависимыми лицами. Это убедило судей в доказанности налоговым органом схемы дробления бизнеса и, как следствие, правомерности доначисления оспариваемых сумм.

Однако, как показывает анализ арбитражной практики, одинаковый состав учредителей и директоров не всегда приводит к отрицательному для налогоплательщика судебному решению. Так, АС Дальневосточного округа в постановлении от 07.10.2015 № Ф03-4067/2015 указал, что «налоговый орган не представил доказательств влияния факта взаимозависимости на условия и экономические результаты сделок и деятельности участников хозяйственного оборота, а также необоснованного уменьшения налоговых обязательств».

В этом деле налогоплательщику удалось доказать, что юридические лица являлись самостоятельными субъектами предпринимательской деятельности. Ведь каждая из компаний располагалась в разных местах, самостоятельно вела учет своих доходов, определяла объект налогообложения и налоговую базу, исчисляла обязательные платежи и представляла отчетность.

Ошибка 3: использование ИП на спецрежимах

Поводом для возникновения претензий со стороны налоговых органов могут послужить следующие действия — компания регистрирует своих работников в качестве индивидуальных предпринимателей и снабжает их продукцией для реализации. В качестве примера можно привести спор, рассмотренный в постановлении АС Волго-Вятского округа от 30.06.2016 № Ф01-2276/2016.

Фирма продавала товар через индивидуальных предпринимателей на ЕНВД. По мнению налогового органа, ее деятельность сопровождалась искусственным дроблением бизнеса для формального перераспределения численности своих работников с индивидуальными предпринимателями. Напомним, что применять «вмененку» имеют право только те плательщики, у которых численность работников не превышает 100 человек в год (подп. 1 п. 2.2 ст. 346.26 НК РФ).

Суды установили, что ООО продавало стройматериалы оптом и в розницу и было единственным поставщиком указанных индивидуальных предпринимателей. Предприниматели не имели собственных основных средств и активов, продавали товар в магазинах, принадлежащих фирме, но переданных им в аренду или субаренду. Товар к ним привозили транспортом, принадлежащим организации.

Помимо этого, для общения с банком предприниматели использовали IP-адрес директора компании, индивидуальные предприниматели были указаны в распорядительных документах фирмы в качестве структурных единиц, у которых она вправе была проводить инвентаризацию.

Все это убедило судей, что компания создала схему для минимизации налогов, и позволило вынести решение о доначислении ей 43 млн руб. налоговых платежей.

Еще один пример такого дробления. В качестве индивидуальных предпринимателей оформили работников, которые много лет трудились в компании. С ними заключили гражданско-правовые договоры, согласно которым фирма предоставила предпринимателям статус дилеров и регулярно производила поставку партий товаров (инструмента и оборудования). Предприниматели же перепродавали товар от своего имени и за свой счет. Схема аналогична предыдущей. Торговые площади принадлежали обществу и были предоставлены ИП в аренду. На вывесках размещалась информация о компании. Кроме того, выручка предпринимателей возвращалась обществу в качестве беспроцентных займов.

Суды поддержали инспекцию. Они отметили, что такая схема ведения бизнеса указывает на несамостоятельность индивидуальных предпринимателей; деятельность фактически вела сама фирма, а выручка от продажи товаров на счетах предпринимателей отражалась искусственно (Определение ВС РФ от 27.06.2016 № 301-КГ16-6290).

А теперь посмотрим, каких правил стоит придерживаться, чтобы доказать в суде правомерность действий по разделению бизнеса.

Правило 1: компании ведут разную деятельность

Отстоять право на свободное осуществление предпринимательской деятельности в той форме, в которой собственник считает необходимым, безусловно, можно. Но при наличии реальной деловой цели. Рассмотрим, какие аргументы убедят судей, что она есть.

Обосновать деловую цель можно тем, что компании осуществляют самостоятельные виды деятельности, которые не являются частью единого производственного процесса. Этот аргумент работает, даже когда все юридические лица находятся под одним управлением.

Проиллюстрируем данный вывод на примере дела, рассмотренного в постановлении АС Западно-Сибирского округа от 31.01.2017 № Ф04-6830/2016. Организация занималась переработкой сельхозпродукции и применяла общий режим налогообложения. Директор учредил еще две фирмы на «упрощенке», которые закупали сырье у производителей.

Налоговики после проверки обвинили группу компаний во взаимозависимости, создании схемы дробления бизнеса с целью получения необоснованной выгоды. Но в суде налогоплательщик привел экономическое обоснование такой организационной структуры.

Ему помогли такие доказательства:

  • деятельность компаний внутри группы не являлась идентичной;

  • контрагенты на допросе рассказали, что не знают о взаимозависимости компаний;

  • все организации зарегистрированы в соответствии с законодательством РФ;

  • по местонахождению компаний есть офисные помещения;

  • внутри группы между фирмами заключены договоры и организован документооборот;

  • контрагенты компаний не пересекались друг с другом;

  • по сделкам внутри группы потери бюджета по НДС отсутствовали;

  • налогоплательщик не использовал необоснованные вычеты по НДС.

Правило 2: каждая фирма имеет свое имущество

Если каждый налогоплательщик после дробления получил на баланс отдельное имущество, необходимое для уставной деятельности, это может послужить аргументом в пользу компании. Конечно, совместное использование имущества допустимо (например, если речь идет об административном здании).

Иллюстрация к изложенному — постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 26.05.2014 № А81-4180/2013. Суд указал, что каждое из предприятий имеет на балансе имущество, необходимое для осуществления уставной деятельности, достаточную ресурсную базу и работает независимо друг от друга.

Использование одного и того же административного здания не подтверждает отсутствие самостоятельной предпринимательской деятельности. Ведь в данном деле организации группы компаний арендовали офисные помещения у третьего лица. Договоры аренды они заключали самостоятельно.

Имейте в виду, что налоговики будут оценивать стоимость имущества, полученного каждой компанией при дроблении. Перекосы говорят о необоснованности разделения. Так, например, одна компания владела зданием, которое стоило почти 700 млн руб., а после создания других юридических лиц получила долю приблизительно на 700 000 руб., что составляет 0,1% от цены недвижимости. Притом что другим фирмам передали по 15%. Это несоответствие убедило суд в «криминальном» дроблении (Определение Верховного суда РФ от 13.08.2015 № 304-КГ15-8734).

****

Как видим, один фактор, будь то единый состав собственников или общее имущество, не говорит о необоснованном дроблении. Суды будут оценивать совокупность обстоятельств. Не зря ФНС России дала указания территориальным налоговым органам в таких делах добывать «железобетонные» доказательства, которые бы «однозначно свидетельствовали о совершении проверяемым налогоплательщиком совместно с подконтрольными ему лицами виновных, умышленных согласованных действий, направленных исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды» (письмо ФНС России от 19.01.2016 № СА-4-7/465@).