1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 66

Всё ли может государство?

Социологические опросы подтверждают: вера россиян в государство высока — несмотря на очередную заморозку пенсионных накоплений в 2016 г. и сбор на капремонт жилья, неудержимо растущие цены на услуги ЖКХ и в рознице, индексацию, не компенсирующую инфляцию. Баланс прав и обязанностей государства и граждан призван обеспечить взаимное уважение и сотрудничество. Среди важнейших критериев: уровень жизни, социальная защищённость, многочисленный средний класс, конкурентная экономика, основанная на производительном труде. Но здесь не всё ладно…

*****

После присоединения Крыма к России и начала воздушной операции в Сирии зафиксирован безусловный патриотический подъём и рекордный рост политического доверия президенту. Но одновременно всё больше недовольных положением дел в социально-экономической сфере — экономика в кризисе, уровень жизни населения падает, растёт имущественное расслоение.

Профессор ВШЭ Юрий Нисневич объясняет подобный феномен тем, что люди не могут связать внутреннюю и внешнюю политику, а сформированное пропагандой чёрно-белое сознание крайне опасно и создаёт неравновесную систему: если пропаганда поменяет знак и обратится своим острием против тех, кто сейчас у власти, население будет беспощадно к нынешним кумирам (NEWSru.com/В России, 7 декабря 2015 г.).

Тревожные признаки зафиксированы в опросе Института социологии РАН (см. рисунок, «Известия», 10 декабря 2015 г.).


Рисунок. Влияние экономического кризиса на социально-психологическое самочувствие россиян

Впервые после предыдущего кризиса 2008—2009 гг., в обществе сравнялись доли позитивно и негативно настроенных граждан. Доля россиян, чувствующих по отношению к себе раздражённость, озлобленность и агрессию окружающих, с октября 2014 г. по октябрь 2015 г. увеличилась с 16 до 26%. До 28% выросла доля тех, кто признался в чувстве тревоги и страха.

Дальнейшее осложнение экономической ситуации и затягивающийся выход из кризиса могут нести с собой риски ухудшения социально-психологического состояния россиян. Это, в свою очередь, отрицательно скажется на перспективах оздоровления отечественной экономики.

Информация к размышлению

1. Справка Росстата о предварительной оценке динамики ВВП в III квартале 2015 г.: индекс физического объёма валового внутреннего продукта в III квартале 2015 г. относительно соответствующего периода 2014 г., по предварительной оценке, составил 95,9%. Иными словами, упал на 4,1%.

(http://www.gks.ru/bgd/free/B04_03/IssWWW.exe/Stg/d06/vvp12.htm).

2. Международное рейтинговое агентство Standard & Poors ожидает, что экономика России в 2015 г. сократится на 3,6%, МВФ — на 3,8%, Минэкономразвития — на 3,9%, ЦБ — на 3,9—4,4% при ценах на нефть в 52 долл. за баррель (Lenta.ru, 7 декабря 2015 г.).

Заметим, 8 декабря цена барреля была менее 41,5 долл.

3. Алексей Кудрин, экс-министр финансов, считает, что в 2020 г., доля России в мировой экономике снизится до 2,6% (Lenta.ru, 9 сентября 2015 г.).

Действительно, ситуация в российской экономике сложная. В наибольшей степени кризис повлиял на строительную отрасль, во многом создавшую последующий мультипликативный эффект для всей отечественной экономики. Многим компаниям пришлось оперативно произвести смену тактических приоритетов и корректировку стратегических целей.

Исследование компании «Финэкспертиза» показало, что из 41-й отрасли только десять нарастили число сотрудников на 0,1—2,1%. Это производство нефтепродуктов (на 2,1%), операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг (на 1,8%), добыча топливно-энергетических ресурсов (на 1,7%). Незначительное снижение занятости (на 1%) зафиксировано в системах госуправления и обеспечения военной безопасности. («Коммерсантъ», 17 сентября 2015 г.).

Возрос уровень скрытой безработицы — 10% работников находятся в отпусках за свой счёт или работают неполный рабочий день. При этом две трети респондентов не опасаются снижения или задержки зарплаты. Эксперт ВЦИОМ Степан Львов объясняет это усталостью людей от темы и успокаивающе рациональным выводом, что не всё так страшно (там же).

За десять месяцев этого года реальная зарплата уменьшилась на 9,3%, и темпы падения нарастают. В октябре средняя зарплата по стране снизилась уже на 10,9% (по сравнению с тем же периодом прошлого года и с учетом инфляции). В период кризиса 20082009 гг. падение реальной зарплаты было в два-три раза меньше. Реальные располагаемые денежные доходы в январе — октябре 2015 г. снизились на 3,5%, в октябре падение достигло 5,6% («Независимая газета», 9 декабря 2015 г.).

Как следствие, сокращается розничная торговля: на 8,8% с января по октябрь и на 11,7% в октябре. Ещё один «рекорд» — рост бедности. По данным Росстата, в 2014 г. 16,1 млн россиян имели доходы ниже прожиточного минимума. По итогам 1-го полугодия 2015 г. — 21,7 млн (там же).

Только 20% жителей ожидают в 2016 г. экономического роста в России. У 57% граждан (38% в 2014 г.) затраты на новогодние покупки стали на 7% меньше, чем год назад (15 500 руб. вместо 16 700 руб.). Повысилась покупательная способность у 12% (22% в 2014 г.) («Россияне с осторожным оптимизмом смотрят в будущее», «Экономика и жизнь», 10 декабря 2015 г. — см. здесь же).

Годовая инфляция ожидается на уровне 12,5%. В начале декабря она ускорилась до 0,2%, сообщает Росстат. Согласно расчётам Центра макроэкономических исследований Сбербанка введение эмбарго на поставку турецких товаров добавит к показателю в среднем 0,4 п.п. («Коммерсантъ», 30 ноября 2015 г., «Взгляд.Ру», 9 декабря 2015 г.).

Увеличит инфляцию в России и система сборов с большегрузов «Платон» — на 1,5% по мнению председателя правления Сбербанка Германа Грефа, а по расчетам бизнес-омбудсмена Бориса Титова — на 2,7% («Газета.Ру», 10 декабря 2015 г.).
Что касается изменения курса рубля, в настоящее время он выходит в устойчивый коридор в 65—75 руб./долл. при ценах 38—40 долл. за баррель, заявил замглавы Минэкономразвития Алексей Ведев (там же).

Любопытно, что при изменении долларовой цены на 5% волатильность рубля прогнозируют на уровне 15%. Это подтверждает мнение о переоценённости рубля относительно цен на нефть почти на 10%: курс доллара должен находиться в диапазоне 70—75 руб., предупреждают аналитики Sberbank CIB (http://www.exocur.ru/rublyu-predstoit-trudnyiy-dekabr/). Таким образом, падение рубля продолжится…

Не добавляет оптимизма и заявление Ольги Голодец, вице-премьера российского правительства, которая не исключает, что трёхлетний (2014—2016 гг.) мораторий на пенсионные накопления в России, возможно, будет продлён и далее (http://ria.ru/society/20151208/1338262080.html).

Информация к размышлению

Дмитрий Медведев, председатель правительства РФ: плохо, что наша экономика в такой степени зависит от нефти, но такова её структура, и не мы её формировали. Она формировалась 60 лет и за пять — десять лет её не изменить. Если будут тяжёлые события и продолжится совсем негативный сценарий на углеводородном направлении, на нефтяном и на газовом треке, придётся вносить коррективы — позиция правительства будет абсолютно реалистична (http://government.ru/news/20945/).

Там же: «Значительная часть наших людей стала делать такие операции (высокотехнологичные операции в медицине — В.Т.) в России, а не ездить за границу…»

Сначала уточним второе утверждение. Позитивные результаты реформы здравоохранения есть, но не всё так однозначно, и это отдельная тема. Заметим только, что на лечение за границу, возможно, перестала ездить значительная часть от незначительной части всех россиян. А для большинства наших граждан проблемы получения высококачественных и высокотехнологичных медицинских услуг сохраняются. И даже для лечения детей (дома или за границей) во многих случаях деньги собирают через благотворительные фонды.

Теперь о главном: за последние пять десять лет нефтезависимость российской экономики только усилилась и не менее чем двукратно возросла по сравнению с советским периодом. Более того, для изменения структуры российской экономики были не пять десять и даже не 15 лет, а четверть века. Разве преемственность власти уже не существует, а её ответственность отменена? Или не тем занимались?..

Неубедительна ссылка премьера на то, что «мировая экономика тоже растёт не очень быстрыми темпами. В европейской зоне рост 1,5%, причём это средний рост, некоторые экономики падают. Но у наших партнёров, например таких близких партнёров, как Бразилия, рецессия уже 18 месяцев идёт». У китайской экономики — при всех проблемах — минимальный рост ВВП порядка 7%.

Более того. «Китайское замедление» сразу сказалось на ситуации в мировой экономике, экономический кризис в России — малозаметен в глобальных масштабах. Чем не повод для давно назревших решений?

*****

Пути преодоления кризиса — горячая тема всех экономических мероприятий. Одно из важнейших условий выхода на траекторию успешного развития российской экономики — последовательный рост производительности труда.

В настоящее время производительность труда в России в два раза ниже, чем в Евросоюзе, и в 2,5 раза ниже, чем в США. По данным ОЭСР, в среднем по Евросоюзу показатель эффективности (отношение ВВП к проведенным на работе часам) равен 50 долл. В России — 25,9 долл., что сопоставимо с Чили (25,9) и Турцией (31,4). В США — 67,4 долл. Наиболее высокий показатель эффективности у Люксембурга — 95,9 долл. (здесь и далее — «Коммерсантъ Власть», 31 августа 2015 г.).

Согласно майским указам президента России к 2018 г. производительность труда в стране должна быть увеличена в 1,5 раза к уровню 2011 г., то есть расти на 6—7% ежегодно. Но в 2013 г. рост составил 1,8%, в 2014-м — сократился до 0,5% из-за кризиса в экономике. Снижение производительности труда в текущем году продолжится.

Для российской экономики характерен большой разрыв производительности труда между регионами, отраслями экономики и даже отдельными производствами. Абсолютный лидер — нефте- и газодобыча: почасовая выработка превосходит среднюю выработку по стране более чем в семь раз, а в сельском и лесном хозяйстве — в 40 раз.

Информация к размышлению

Владимир Бовыкин, председатель Общественного объединения по повышению производительности труда: «C 1990-х гг. в России были разрушены все институты, направленные на повышение производительности труда Специалистов, компетентных и имеющих опыт в вопросах повышения производительности труда, остались единицы».

Мировой опыт свидетельствует о необходимости создания отдельных специализированных структур, распространяющих практические рекомендации по увеличению производительности и совершенствованию организации труда, оказывающих помощь бизнесу в повышении конкурентоспособности др.

Именно для этого созданы Европейская ассоциация национальных центров производительности труда, объединяющая 14 европейских стран, Азиатская организация производительности, в которую входят 20 стран. Например, в Германии работает Рационализаторский и инновационный центр развития бизнеса, финансируемый из госбюджета. В США с 1981 г. успешно функционирует Американский центр производительности труда.

В России работать эффективно не позволяет устаревшее оборудование, степень износа которого в среднем составляет 48,2%. Однако модернизация производства зачастую становится причиной высвобождения работников, без продуманной политики последующего трудоустройства которых возможны риски безработицы и социального недовольства.

Существует также дефицит квалифицированных кадров по рабочим специальностям и в сегменте среднего менеджмента. По данным ВШЭ, людей с высшим образованием в России на 30% больше необходимого. В избытке — бухгалтера, в дефиците — инженерные кадры.

Важную роль играют стимулы к эффективной, производительной работе. Для большинства россиян основной мотивацией является зарплата. Интересно наблюдение Михаила Жукова, главы рекрутинговой компании HeadHunter: госкомпании мотивируют к работе в основном за правильность исполнения инструкции, народ меряется административным ресурсом и собственным влиянием. Коммерческие компании премируют за результат. В производстве премируют за выработку и соблюдение качества.

Информация к размышлению

Дмитрий Песков, директор направления «Молодые профессионалы» Агентства стратегических инициатив: российский работник должен быть погружён в справедливую производственную систему, вознаграждающую за успехи. Русскому рабочему скучно решать однотипные проблемы. Мы всегда будем проигрывать корейцам или японцам, более предрасположенным к тому, чтобы быть роботами.

Константин Бабкин, президент ассоциации «Росагромаш»: разница между российскими работниками и канадскими состоит в большей склонности к порядку и системной работе у последних: «Если в контракте написано сделать какую-то операцию, канадец будет её делать… надёжно и планомерно. Канадцы… ощущают себя более стабильно. Но у российского работника больше готовности пойти на компромисс, поработать сверх плана или решить какую-то проблему».

Сергей Смирнов, директор Института социальной политики и социально-экономических программ ВШЭ, не видит потенциала для резкого роста производительности в нынешних экономических условиях: «Зачем куда-то рваться, если вы понимаете, что в лучшем случае у вас будет пенсия 12 000 руб., что реальная заработная плата снижается. Ну нет сейчас стимулов! Пока большей части населения надо сводить концы с концами. В маленьких провинциальных городках пьют, там почти нет работы. Пока не появятся новые рабочие места, о какой производительности труда можно говорить? Поэтому должны быть приняты реальные госпрограммы по повышению производительности труда, в которых государство могло бы выступить в качестве гаранта того, что предприниматель действительно создаёт эффективные рабочие места».

*****

Современное государство заинтересовано в формировании активного и многочисленного среднего класса — глобально значимой движущей силы, развивающей современную рыночную экономику. Однако сегодня российский средний класс испытывает серьёзные трудности.

Эксперты РАНХиГС в своём исследовании отнесли к среднему классу людей, обладающих хотя бы двумя из трёх критериев. Это уровень материальных активов (доход не ниже средней зарплаты по региону и наличие сбережений, достаточных для приобретения автомобиля), набор социально-профессиональных признаков (высшее образование, принадлежность к группе специалистов или предпринимателей) и субъективные самоощущения человека (высокая самооценка положения в плане благосостояния, власти и уважения). Двумя признаками обладали 22% россиян, все три качества зафиксированы у 8,1% населения («Коммерсантъ», 7 декабря 2015 г.).

Как установили авторы исследования, доля среднего класса сохраняется на уровне 20%. Аналогичные результаты были зафиксированы и в годы экономического подъёма в начале 2000-х, и на пике экономического роста в 2007 г. Однако нынешний кризис может сократить его величину до 15% уже к концу 2015 г.

Важный компонент самосознания среднего классаэкономическая независимость от государства и власти, определяющая соответствующую линию поведения. Доход — это заработанные, а не полученные от кого-то на тех или иных условиях деньги. Государство должно создавать и поддерживать условия и правила игры, при которых профессионал или бизнесмен может заработать благодаря собственной компетенции («Независимая газета», 8 декабря 2015 г.).

Препятствуют расширению среднего класса отсталая структура рынка труда (большая часть рабочих мест не требует высокой квалификации, а сегмент рабочих мест, характерных для экономики инновационного типа, невелик), недостаточный рост доходов населения, неизменность социально-профессионального статуса россиян, низкий уровень накопления человеческого капитала и др.

Так, по итогам Всероссийской переписи 2010 г., расширение доступа к высшему образованию затронуло в основном молодых и относительно немногочисленные, экономически активные возрастные группы — всего не более 24% населения («Коммерсантъ», 7 декабря 2015 г.).

*****

Системные проблемы российской экономики имеют внутренние и внешние причины, объективные и субъективные составляющие. Это относится и к некоторым из них, кратко рассмотренным выше. Необходимо отметить две набирающих силу тенденции: доминирование политических целей при анализе любой совокупности проблем и всё более заметное «отключение» обратной связи в отношениях власти и граждан («Правительство должно уметь слушать, слышать и просто уметь», «Почему социальное государство становится несправедливым?», «Экономика как отражение политики» — см. здесь же).

Об этом, в частности, свидетельствуют многочисленные опросы российских социологических служб последних лет. Подтверждают такой вывод и данные опроса читателей газеты «Экономика и жизнь», выполненные аналитическим центром «ЭЖ» (табл. 1 и 2).

Таблица 1. Согласны ли вы с решением правительства заморозить пенсионные накопления в 2016 г., %

Нет

85

Да

9

Затрудняюсь ответить

6

Таблица 2. Считаете ли вы целесообразным введение прогрессивной шкалы подоходного налога, %

Да

77

Нет

20

Затрудняюсь ответить

3

Из полученных результатов следует, что подавляющее большинство опрошенных отрицательно относятся к мораторию на пенсионные накопления 2016 г. и не сомневаются в актуальности и справедливости введения прогрессивной шкалы налога на доходы физических лиц. Вряд ли ошибёмся, если предположим, что такую позицию разделяет большинство россиян, и сделаем вывод, исходя из реального положения дел, что власть упорно игнорирует мнение большинства по целому ряду вопросов, волнующих российское общество.

Информация к размышлению

Показательна позиция Д. Медведева относительно индексации пенсий для работающих пенсионеров: «Это зависит от точки отсчёта. И я думаю, что в ближайшие годы нам нужно будет, посоветовавшись с людьми, это решение принять (то есть, возможно, отказаться от индексации таких пенсий. — В.Т., http://government.ru/news/20945/).

Уточним: не от точки отсчёта, а от точки расчёта. Ибо у одних пенсии чуть выше десятка тысяч рублей (что вынуждает многих работать), а у других — больше сотни тысяч. Почему бы не сравнивать размер пенсий первых с опасной близостью к прожиточному минимуму, не учитывать растущие, как правило с возрастом, расходы на дорожающие лекарства и т.д.?

Да, в условиях падения нефтяных цен и закрытия для нас важнейших финансовых рынков дефицитному госбюджету всё труднее исполнять предусмотренные обязательства. К тому же надежды на заимствования от восточных партнёров пока сбываются не очень.

Казалось бы, самое время стимулировать инвестиции в экономику от граждан, эффективно развивать и использовать долгосрочный внутренний источник финансирования — налоги от доходов физических лиц.

Но, с одной стороны, доходы, полученные трудом большинства россиян, распределены в обществе неравномерно. С другой — размер подоходного налога для всех один, 13%. К тому же третий год подряд замораживаются пенсионные отчисления всех граждан.

А почему, например, не заморозить часть дивидендов физических лиц, исчисляемых десятками и сотнями миллионов рублей? Здесь речь не только о суммах, но и о справедливости. Однако власть не слышит…

Информация к размышлению

Д. Медведев: «Вопрос в готовности нашего общества к прогрессивному налогообложению и готовности нашей налоговой системы… Чтобы собрать прогрессивный налог, требуются существенно бóльшие затраты на администрирование. Нам просто придётся тогда всех заставить подавать декларации…, и с одного места работы, и с другого места работы. Это существенно всё усложнит…

Есть страны, где неуплата налогов является тягчайшим преступлением. У нас нет пока этого… У нас теперь дорогая недвижимость и дорогие автомобили облагаются по повышенной ставке. И тот, кто приобретает дорогую недвижимость, всё равно частью своих доходов будет делиться. Я думаю, что в настоящий момент это оптимальный подход. А что будет через пять — семь лет, поживём — увидим» (http://government.ru/news/20945/).

Что касается налога на роскошь, речь идёт о десятках миллиардах рублей, не более. А прогрессивный налог с ежемесячных миллионных зарплат принесёт в казну сотни миллиардов (по некоторым расчётам триллионы) рублей.

Цифры несопоставимые. И разве кому-то непонятно, что 13% с десятка с небольшим тысяч рублей приближают остаток к прожиточному минимуму несравнимо ближе, чем с миллионных зарплат?!

Аргумент, что государство не в состоянии обеспечить нормальную собираемость прогрессивного налога как в других странах, а потому надо потерпеть пять — семь лет, а там поживём увидим, только убеждает в неспособности государевых мужей исполнять возложенные на них обязанности. А также в попытке переложить проблему на плечи граждан. Но отсидеться-переждать не удастся — ситуация понуждает к действиям.

Кстати, многие трудятся на нескольких работах не от хорошей жизни — так что стоит задуматься об этом, а не о количестве деклараций, которые им якобы придётся подавать…

Александр Аузан, декан экономического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, член Экономического совета при Президенте РФ: в виде налогов россиянин платит 48% своего реального дохода — как европеец, но больше, чем американец. Это косвенные налоги — акцизы, налог на добавленную стоимость, импортные пошлины и др.

В отношениях с государством надо начинать с налогов и понимать, сколько и как мы платим (http://slon.ru/specials/economy-faculty/lections/110/).

******

Напрашивается уточняющая ремарка: над отечественной экономикой довлеет не только внешняя, но и внутренняя политика. А потому нельзя не согласиться с мнением главы Центра макроэкономических исследований Сбербанка Юлии Цепляевой: «Любой партнёр видит, что при появлении политических разногласий конфликт переходит в экономическую плоскость» («Коммерсантъ», 30 ноября 2015 г.). Это вынуждены учитывать и зарубежные, и отечественные партнёры.

Тем более характерно признание главы Минэкономразвития Алексея Улюкаева: чиновники только собираются «думать над тем, каким образом компенсировать данные потери». Это признание, что политики принимают решения, над экономическими последствиями которых ещё особо не задумывались?!

Сегодня в общественной жизни страны доминирует политика. Обратная связь, позволяющая с учётом реальной и перспективной экономической ситуации своевременно корректировать текущие политические решения и прогнозировать долгосрочные политические действия, либо недостаточно эффективна, либо отсутствует вовсе.

А. Аузан считает, что «государства в успешных странах больше, а не меньше, чем в странах неуспешных... Мы при Петре I, если не при Алексее Михайловиче, вошли в модернизационный процесс, из пункта А вышли, в пункт Б пока не приехали» (http://slon.ru/specials/economy-faculty/lections/110/).

И долго ещё ехать будем? И как это корреспондируется с глобальным трендом усиливающегося доминирования человеческого капитала над материальным ресурсом?

Аудиторы Счётной палаты пришли к выводу, что большинство банков, получивших 1 трлн руб. господдержки производств в приоритетных отраслях экономики через целевое кредитование, используют эти средства не по назначению (NEWSru.com/Экономика, 11 декабря 2015 г.).

Г. Греф, выступая в Совете Федерации, обрисовал неоптимистичные перспективы российской экономики: «Состояние экономики будет деградировать. Если не будет нового разворота с точки зрения реформ, экономика будет ветшать. Каждый день откладывания реформ продлевает кризис» («Новые Известия», 10 декабря 2015 г.).

Д. Медведев в предновогоднем интервью телеканалам уверенно заявил: «Всё будет хорошо!.. Что же касается трудностей… Какая-то часть трудностей останется, но нет никаких сомнений мы их преодолеем».

Известно, что правительство гордится всё более высокими позициями России в рейтингах, характеризующих условия для развития предпринимательства. Но результирующее воздействие на реальную ситуацию в экономике и отношение государства к бизнесу оптимизма не вызывают.

В Послании Президента Федеральному Собранию 2015 г. сказано: «За 2014 г. следственными органами возбуждено почти 200 000 уголовных дел по так называемым экономическим составам. До суда дошли 46 000 из 200 000, ещё 15 000 дел развалились в суде. Получается, если посчитать, что приговором закончились лишь 15% дел. При этом абсолютное большинство, около 8083% предпринимателей, на которых были заведены уголовные дела, полностью или частично потеряли бизнес. То есть их попрессовали, обобрали и отпустили. И это, конечно, не то, что нам нужно с точки зрения делового климата. Это прямое разрушение делового климата» (Выделено мной. — В.Т.).

Интересно, какое место заняла бы Россия в рейтинге Doing Business с учётом данного обстоятельства (54-е место среди 189 стран мира в 2015 г.)?

*****

Двуглавый орёл на российском гербе внимательно смотрит в противоположные стороны — ничто не ускользнёт от зоркого взгляда.

Что касается высших чиновников, правоохранителей, банкиров, предпринимателей, всех, кто представляет государство и действует от его имени, они должны быть ориентированы в одном — судьбоносном для России направлении.

Или мы что-то не знаем?..