1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 99

Чем больше говорить с ребёнком, тем богаче и успешнее он может вырасти

Научный сотрудник лаборатории «Социология образования и науки» НИУ ВШЭ в Санкт-Петербурге Кирилл Маслинский доказывает в книге «Бедность и развитие ребёнка», что чем меньше слов употребляют родители в общении с ребёнком, тем больше шансов у него вырасти неудачником.

Низкий уровень образования и доходов родителей может влиять на языковой багаж детей. Их речь становится косноязычной и неграмотной, как у папы и мамы, и это мешает хорошо учиться в школе, а потом — и преуспеть в жизни.

Маслинский на основе серии исследований делает вывод, что язык и интеллект ребёнка быстрее развиваются, когда «родители много и часто разговаривают с ним, эмоционально откликаются на его запросы и уделяют время совместным занятиям: чтению книг, играм, походам в театры и музеи и пр. Но нередко свойственная низкоресурсным группам „немота“ общения в семье — редкий обмен репликами, невнимание к вопросам ребёнка, а также авторитарный стиль общения — мешает детям накапливать и активно пользоваться лексическим, синтаксическим и стилистическим богатством родного языка».

Учёный резюмирует, что в результате плохое владение речью создаёт риски воспроизводства неблагополучия, когда дети повторяют судьбу малообразованных и бедных родителей.

Маслинский, однако, предупреждает, что «статус родителей — не приговор, но значимый фактор». Прямую зависимость уровня владения языком у ребёнка от социально-экономического статуса (СЭС) его родителей едва ли можно считать аксиомой — ситуации бывают разными. «Способности самого ребёнка могут победить любой социально-экономический „фатум»“. Тем не менее сложно отрицать, что ряд составляющих СЭС влияют на речевое развитие ребёнка довольно сильно. Это уровень образования родителей, их доход, характер занятости и культурный капитал. От этих факторов зависит организация домашней среды, которая или помогает успешному обучению, или нет».

Питерский учёный напоминает результаты исследования американских коллег Бетти Харт и Тодда Рисли, опубликовавших двадцать лет назад статью «Значимые различия в повседневном опыте американских детей раннего возраста». Они наблюдали разрыв в скорости роста активного словаря маленьких детей из бедных малообразованных семей и детей высокоресурсных родителей. Для проекта были отобраны 42 семьи из трёх социальных слоёв: те, которые живут на пособия, средний — рабочий класс и высокостатусные профессионалы. В семьях проводились включённые наблюдения.

Учёные выделили пять переменных, характеризующих категории значимого семейного опыта (significant family experience), которые получают дети в процессе общения с родителями. Среди них — богатство лексики (разнообразие слов, которые слышал ребёнок), тон и стиль общения (процент «приказов»), «символический опыт» (процент называния имён, отношений, отсылок к прошлому) и отзывчивость родителей (процент реакций на реплики ребёнка). Регрессионный анализ показал, что эти пять производных вместе объясняли 60% различий в результатах тестов для детей в трёхлетнем возрасте. Между семьями, живущими на пособие, и семьями профессионалов проявился контраст: ребёнок родителей с низким статусом получал в несколько раз меньше опыта в рамках каждой из пяти выделенных категорий, чем ребёнок из обеспеченной семьи. «Таким образом, это не просто переменные, различающие социальные классы, но аспекты стиля воспитания, существенно влияющие на развитие детей», — поясняет К. Маслинский.

Объём коммуникации с ребёнком оказался ключевой переменной в работе Харт и Рисли. В семьях профессионалов время общения с ребёнком было в среднем в 1,5 раза выше, а объём речи, обращённой к ребёнку, в среднем вдвое больше, чем в семьях, живущих на пособие. По оценке авторов статьи, к трёхлетнему возрасту дети из семей профессионалов услышали более 30 млн слов, дети рабочих — 20 млн слов, дети из семей, живущих на пособие, — 10 млн слов.

Важна и степень авторитарности в общении с ребёнком. Речь родителей всегда в той или иной степени насыщена императивами, однако у низкоресурсных матерей и отцов она более авторитарна: за счет уменьшения общего количества реплик возрастает доля директив среди них. Родители же, больше беседующие со своим ребёнком, увеличивают объём коммуникации за счёт недирективного общения.

Маслинский называет факторы, которые могут способствовать активному развитию речи ребёнка. Один из них — игра. В ряде исследований показано, что матери из групп со средним статусом по сравнению с низкоресурсными матерями чаще использовали ситуацию игры в целях обучения языку: они называли или комментировали объекты, находящиеся в поле зрения ребёнка.

Ещё более эффективно стимулирует развитие интеллекта чтение книг. Читая ребёнку, мать говорит больше, её речь лексически богаче и синтаксически сложнее. «Ситуация чтения ослабляет влияние социального статуса: показатели речи матерей с низким статусом приближаются к показателям матерей с более высоким статусом», — указывает К. Маслинский.

Вклад в языковой багаж ребёнка может вносить телевизионная речь. Конечно, если по ТВ не идут всё время мыльные оперы, запас слов в речи персонажей которых существенно ниже, чем у самой бедной мамы, потерявшей к тому же право на получение пособие и сидящей на амфитаминах. Другое дело — познавательные передачи, в которых акцентируются новые слова и понятия, объясняется их смысл. В то же время, если просмотр телевизора вытесняет собой другие коммуникативные ситуации, он оказывается вредным для развития речи ребёнка.

Стиль воспитания ребёнка, методы общения с ним существенно влияют на его речевое развитие и успех в будущем. Такие коммуникации либо нивелируют негативные эффекты социально-экономического статуса родителей, либо «резонируют» с ним. В первом случае родители создают для ребёнка возможности социального лифта, во втором — предопределяют воспроизводство бедности.