1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 595

Экономические уроки русского предпринимателя

Василий Александрович Кокорев (1817—1889) — известная фигура в российских деловых кругах своего времени, публицист, меценат. В книге-завещании «Экономические провалы» он анализирует ошибки в развитии экономики — допущенные в то время, но актуальны и сегодня. Нельзя назвать иначе как провидческим и призыв «прекратить поиски экономических основ за пределами России и засорять насильственными пересадками родную почву,… возвратиться домой и познать в своих людях свою силу, без искреннего родства с которой никогда не будет согласования экономических мероприятий с потребностями народной жизни».

*****

В книге «Куда ведут Россию МВФ, Всемирный банк и ВТО?», политолог Александра Ждановская пишет: сокращение социальных расходов, приватизация здравоохранения и образования, повышение пенсионного возраста и тарифов ЖКХ, отмена прогрессивного налогообложения, низкие зарплаты как якобы обеспечивающие «конкурентное преимущество» страны и привлекательные для инвесторов, разрушение собственной промышленности, сельского хозяйства и науки, снятие ограничений на вырубку и экспорт леса — обязательные составляющие стандартного пакета реформ МВФ и Всемирного банка.

Но на деле, поддерживаемые ВТО обещания экономического роста, благополучия и сокращения бедности, оборачиваются долговой зависимостью и структурными реформами в интересах глобальных и крупных национальных корпораций и кредиторов, ведут к разрушению производства, природы, снижению социальной защищенности и уровня жизни людей, росту неравенства и бедности («НАКАНУНЕRU», 13 января 2015 г.).

*****

Сегодня только ленивый не характеризует состояние российской экономики как кризисное. Разница в оценках: чем выше официальный статус комментатора, тем больше уверенность и оптимистичнее картина, которую он рисует на ближайшую перспективу.

Выступая на Гайдаровском форуме, министр экономического развития Алексей Улюкаев посоветовал россиянам в условиях кризиса «сохранять душевное спокойствие, иметь крепкие тылы дома в семье и думать о здоровье. А баррели, санкции — это всё преходящее». Однако тут же опроверг сам себя: «Государственные обязательства имеют достаточно прочную конструкцию, гораздо менее защищены бюджеты компаний и домашних хозяйств» (NEWSru.com/Экономика, 14 января 2015 г.).

Иными словами, проблемы, имеющие отношение к работе и быту рядовых граждан, скорее будут расти, нежели сокращаться. Но тогда, спрашивается, о каком спокойствии идёт речь и кто может позволить себе думать только о здоровье?

Информация к размышлению

В.Кокорев: «Расстройство экономического положения России объемлет в настоящее время все сословия; все чувствуют, как быстро в наших карманах тают денежные средства и как неуклонно мы приближаемся к самому мрачному времени нужд и лишений… Никакие новые системы займов не могут направить нас на путь общего довольства и благосостояния».

И далее: «Финансовая война против России настойчиво ведётся Европой с начала 30-х годов; мы потерпели от европейских злоухищрений и собственного недомыслия полное поражение нашей финансовой силы… Во всех действиях наших выражалось постоянно одно лишь рабоподражательное снятие копий с европейских финансовых систем и порядков».

Однако, предупреждает он, « было бы уже окончательно пагубно предаваться полному отчаянию, а лучше взглянуть без колебаний и робости прямо в глаза причинам, породившим угнетающие нас обстоятельства».

Интересно, что по некоторым позициям проблемы нашего нынешнего экономического положения перекликаются с рассматриваемыми Кокоревым экономическими провалами России в XIX веке.

*****

В 1837 г. правительство вознамерилось ввести серебряный рубль. Специалисты предупреждали об отрицательных для отечественной экономики последствиях, убеждали, «что России ещё рано жить на серебряную единицу, потому что эта единица невольным образом разовьёт нашу жизнь в графу расхода, тогда как нам было бы полезнее развивать себя в графу прихода посредством изучения технических, сельскохозяйственных и других знаний… Но в это время ещё никому не приходило в голову, чтобы крупная единица произвела другое зло, переместив за границу всю массу нашей золотой и серебряной монеты. Эту беду увидали лишь тогда, когда монета исчезла на всех внутренних рынках».

*****

«Крупная серебряная единица, спровадив наши империалы и целковые за границу, не замедлила привести нас к необходимости приступить к заграничным займам… на постройку железной дороги между столицами». Проект признали первоочередным в отличие от всё более очевидной необходимости железнодорожного сообщения через густонаселённые территории от Москвы до черноморского побережья.

«Провал этот был так велик, что в него провалились Черноморский флот, Севастополь, полмиллиона войск и сотни миллионов рублей. Отсюда получает своё начало порабощение финансовых сил России денежному влиянию иностранных капиталов, и какая бухгалтерия возьмётся определить в цифрах общую сумму понесенных Россиею потерь от того, что Москва не была прежде С.-Петербурга соединена железною дорогою с Чёрным морем!»

*****

Беспошлинный ввоз американского хлопка-сырца содействовал распространению в России фабричного производства ситцевых рубашек, сарафанов и платьев, одновременно снижая спрос на традиционную льняную продукцию, уничтожая посевы льна и сокращая его сбыт.

«Россия в течение этого времени заплатила за этот материал Америке, по крайней мере, миллиард рублей, нарядив всех в ситцевые одежды и уничтожив огромную отрасль промышленности, существовавшую во всех деревнях».

Не менее губительной оказалась и «пошлина на ввозимый (в Германию. — В.Т.) русский хлеб, составляющая до 2 руб. на четверть, то есть гораздо более того, что может получить в лучший год от хлеба сельский хозяин или купец, торгующий хлебом (в России. — В.Т.). Таким образом, легла иностранная подать на плечи рабочего, в виде одежды, и на мускулы пахаря… Отсюда является сам собою такой вывод, что самостоятельной России — в смысле экономическом — нет, и вместо неё существует европейско-американская русская колония, обложенная веригами налогов в пользу иностранцев».

*****

Ещё один удар по финансовой системе страны нанесло решение допустить покупку чая на золото и серебро и прекратить меновую чайную торговлю с Китаем, при которой «китайские чаи приобретались на сибирские меха и произведения московских и владимирских фабрик, как то: суконных, плисовых, парчовых и тюлевых… Был разрешён ввоз китайского чая по всем заграничным западным таможням и в портах морей Балтийского и Чёрного». Вследствие этого «прекратилось приготовление в России разных тканей для Китая, и нам пришлось платить европейской торговле за чай десятки миллионов рублей в год».

С нескрываемой горечью В.Кокорев пишет: «Так себе и стали жить с 1868 года по настоящее время: пошлём целый караван овса или пшеницы и получим за него один вагон с модными товарами». Однако никому и в голову не пришло подсчитать «в цифрах, сколько каждый год нам приходилось тратить монеты на чай вместе с покупкою американского хлопка». Более того, «после четырёх провалов потребность во внешних займах усилилась, и курс нашего бумажного рубля пришёл в колебание».

*****

Когда стала очевидной «необходимость покрыть Россию сетью железных дорог,… народное дело сооружения дорог предоставили в руки французов», возглавивших созданное Главное общество российских железных дорог. Власть проигнорировала то, что «почти все сословия были против этого общества, потому что появление его глубоко оскорбляло всех русских людей. Всюду говорили: когда нужна наша жизнь и кровь и наше достояние, в то время мы в цене, а когда является внутреннее благоустройство и возможность наживы, тогда вместо нас обращаются к французам. Главное Общество вытянуло из России десятки миллионов и не подверглось никакому взысканию за нарушение своих обязательств перед правительством».

Мало того. Не было предусмотрено «предварительное устройство рельсовых и локомотивных заводов, равно заводов вагонных и прочих принадлежностей железнодорожного дела». Результат не замедлил сказаться: «Сооружение железных дорог, с выпиской всех принадлежностей из-за границы, возвысило их ценность и увеличило нашу задолженность на сотни миллионов. Впоследствии стали образовываться и в России заводы для железнодорожных принадлежностей, но образование это шло очень вяло без поддержки правительства, и заводы стали появляться в то время, когда более половины дорог было уже построено».

Информация к размышлению

1. Владимир Якунин, глава ОАО «РЖД»: произойдёт повышение стоимости билетов, компенсирующее как минимум падение рубля. Тарифы иностранных владельцев инфраструктуры сохраняются, оплата производится в швейцарских франках (NEWSru.com/Экономика, 15 января 2015 г.).

2. Как следствие, по регионам прокатилась волна отмены пригородных поездов.

*****

Особо отметим взвешенное отношение В.Кокорева к тем, кто считал себя носителями новых взглядов и призывал к переменам. Чётко улавливая прогрессивные импульсы в российской жизни, он всегда оставался практичным и рациональным, не доверял прекраснодушным мечтам и оторванным от жизни устремлениям.

Размышляя о неудачах в преобразовании сельского хозяйства, затеянного реформаторами, он писал: «... они — люди новых воззрений, составившие из 5—6 человек кружок, стремящийся в кабинеты высокопоставленных лиц,… дабы потом, мало-помалу, расширяя свой круг, забрать в свои руки направление правительственной власти…. Это все люди по большей части честные, благонамеренные и бредившие об экономической равноправности, но без всякого понимания нужд и потребностей русской жизни…Сколько тут добросердечия, смешанного с полным неведением деревенской жизни! Но они, блистая книжным чужеземным знанием, приобрели такое значение, что их стали собирать на дворцовые вечера и признавать за свежую силу, способную обновить общий строй высшего управления».

Неудивительно, что «они, стремясь всё переиначить и переделать по-новому, изгоняли из службы всех тех лиц, которые не принадлежали к их воззрениям, какую бы ни имели эти лица опытность в делах. Этим самым они лишили себя возможности прислушиваться к требованиям жизни и указаниям опыта, и отсюда произошло то, что своя своих не познаша, и земледельческая жизнь, в скором времени после 1863 г., стала задыхаться от беспросыпного пьянства и бескредитного удушья».

*****

В.Кокорев призывает перенимать полезный опыт с учётом российских традиций, менталитета, культурно-исторических особенностей, громадных территорий с неодинаковыми климатическими условиями: «…во всех вопросах по займам и биржевым курсам мы руководимся указаниями заграничных мудрецов, не проявляя никакой своей мысли; в деле же сельскохозяйственном, наоборот, мы не хотим пользоваться полезными примерами Германии. Дело ясно: по займам и курсам являются к нам из-за границы ловкие проводники-пройдохи, а у сельского хозяйства их нет по совершенному отсутствию всякой в том со стороны Германии надобности».

Он критикует устойчивое нежелание власти «пользоваться народным кредитом посредством выпуска внутренних платёжных знаков», отдавая предпочтение иностранным займам. И не важно, что «вся Россия, за исключением, может быть, одной трехсоттысячной её части, повреждённой западными учениями, неприложимыми к нашему быту, удивлялась, что русский Царь, не желая кредитоваться у своего народа, жаждущего работы и верящего в свои платёжные знаки, в то же время занимает у иностранцев за дорогие проценты и со скидкою с цены своих обязательств (получали семь гривен, а обязывались платить рубль), а уплату всех этих тяжёлых займов возлагает на русский народ».

Действовавшее в то время законодательство «требовало сначала взноса акционерного капитала, а потом уже допускало займы по облигациям».

К успеху привели обратные действия, позволившие «сперва занимать по облигациям, а потом приступать к выпуску акций. А так как оказалось возможным построить многие дороги на один лишь облигационный капитал, то акции остались, вполне или частью, в руках учредителей в виде награды за их труд; а мы, жители русской земли, сели в вагоны и поехали, преисполненные благодарности за освобождение нас от прежней мучительной езды в почтовых телегах».

Реализованную финансовую новацию В.Кокорев ставит в заслугу тогдашнему министру финансов Михаилу Рейтерну.

Не отталкивать соотечественников-новаторов, внимать опытным и знающим правду жизни людям независимо от их сословного положения — в этом, по мысли В.Кокорева, ответственная роль государственных чиновников: «Никакой министр не имеет времени и обязанности выдумывать новые приёмы для осуществления разных промышленных начинаний… Только тот министр может что-либо созидать, который не душит заявленных ему полезных мыслей справками в старых законах, потерявших уже своё значение по приложении их к новым делам, и который не ставит себя в рамки раболепного служения губительному и мертвящему формализму».

Информация к размышлению

Выступая на Гайдаровском форуме, глава правительства Дмитрий Медведев заявил: «К концу дискуссии я как-то совсем стал спокоен. Похоже, наши проблемы настолько мелки на фоне конца капитализма и того, к чему готовиться в ближайшие 25 лет (тема выступления видного философа и социолога Иммануила Валлерстайна. — Slon.ru), так что само по себе это уже внушает определенный оптимизм. Это очень приятно» (?! — В.Т.). Словом, правительство пытается сохранить лицо, переключить внимание на детали либо на вселенский масштаб, тем и оправдывая свое существование (Slon.ru, 15 января 2015 г.).

*****

Удивительно современны мысли В.Кокорева о либерализме, развившемся на русской земле:

«Вся беда в том, что наш либерализм, начавшийся с 60-х годов и заявивший себя разными преобразованиями, был не искренний, а ложный. Первая подкладка преобразований заключалась большею частью в служебной карьере тех лиц, которые сочиняли и проводили новые законопроекты. Вторая подкладка при утверждении законопроектов — желание пощеголять перед Европой появлением в России либеральных начал. При всем этом никто не давал себе труда вникнуть в народные потребности, и оттого новые правила и постановления сыпались на русскую жизнь, как хлопья снега, производя всеобщее угнетение. При этом нельзя отрицать того, что многие из лиц, подготовлявших преобразование, трудились, по их понятиям, добросовестно, желая всем добра, но вышло то, что все эти труженики усердно рыли ров для низвержения в него не только благосостояния, но даже и общественного порядка».

Вместо заключения

Как известно, в России сегодня проживает более 2 млн мигрантов из 80 стран мира. Чтобы создать условия для адаптации и интеграции мигрантов, а также обеспечить выполнение норм российского законодательства, все приезжие и желающие работать в РФ будут обязаны сдавать экзамены по русскому языку, истории России и основам законодательства. В перечне головных вузов — МГУ имени М.В. Ломоносова, РУДН, СПбГУ, Государственный институт русского языка имени А.С. Пушкина, Тихоокеанский госуниверситет («Российская газета», 10 ноября 2014 г.).

С уверенностью и сожалением можно констатировать, что государственный аппарат, в первую очередь финансово-экономического блока, отнюдь не насыщен специалистами, творчески осмыслившими историю русской экономической мысли и способными к эффективному современному применению экономического наследия предшественников.

Сделать подобный вывод позволяет нынешнее состояние российской экономики — возникшее не вдруг, всё менее связанное с ошибками советского периода, всё более определяющееся экономическими провалами последнего 25-летия.

Напрашивается аналогия с обязательным экзаменом… Перечень головных вузов составить не трудно…

Информация к размышлению

В.Кокорев: «Будем откровенны и скажем прямо: водотолчение это уже давно всех утомило и всем надоело, потому что многими опытами и десятками минувших лет доказано, что оно не имеет не только никакой жизненной силы, но, составляя напрасную трату времени, всегда порождает законопроекты, угнетающие народную жизнь…

Окончим настоящий провал таким заключением: течение народной жизни не может быть направлено на путь спокойствия и благоденствия никакими иными мерами, кроме полного и верного согласования экономических законоположений с нуждами и потребностями народа».

Лучше не скажешь!

Но вот вопрос: почему мы наследуем то, от чего призывали отказаться наши предки?