1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 463

Вероятность рецессии и банковского кризиса остается высокой

Система опережающих индикаторов (СОИ) Центра макроэконо­мического анализа и краткосрочного прогнозирования на базе статистики на 1 августа в очередной раз просигнализировала о сохранении рисков возникновения рецессии и банковского кризиса. Но тревожные сигналы, подаваемые системой, постепенно слабеют. Это, полагают аналитики ЦМАКП, может указывать на непродолжительность вероятных кризисных процессов.

Сводный опережающий индикатор возникновения системного банковского кризиса по-прежнему находится выше порогового уровня, отделяющего высокую вероятность данного события от низкой (0,098). Правда, отмечают эксперты ­ЦМАКП, это превышение становится все более незначительным. На конец июля значение СОИ составило 0,106, что всего лишь на 0,008 выше порогового уровня. Для сравнения: еще в начале II квартала значение СОИ составляло 0,126 и на 0,028 превышало пороговый уровень.

Некоторое улучшение значения СОИ в июле произошло благодаря динамике трех частных индикаторов, входящих в его состав:

  • отношение абсолютно ликвидных рублевых активов к совокупным активам банков (с устранением сезонного эффекта). Это способствует некоторому повышению защищенности системы от возможных шоков ликвидности;
  • изменение уровня безработицы за скользящий год. Прирост уровня безработицы остановился, что может способствовать прекращению увеличения рис­ков неплатежеспособности заемщиков — физических лиц;
  • отношение кредитов предприя­тиям и населению к ВВП. Прирост этого отношения остановился (в основном — благодаря охлаждению рынка розничного кредитования), что будет способствовать стабилизации уровня долговой нагрузки на доходы экономических агентов.

Это позволяет аналитикам говорить о том, что сигнал, подаваемый СОИ на протяжении полутора лет, уже частично подтвердился (чистое изъ­я­­тие средств со счетов и депозитов населения и предприятий в I квартале). Если следовать формальной логике, то новых существенных стрессов может и не произойти.

Тем не менее, несмотря на эти соображения и несмотря на позитивную динамику СОИ, эксперты ­ЦМАКП допускают возможность проявления новых, более явных признаков сис­темного банковского кризиса — рос­та доли проблемных активов в активах банковской системы до уровня выше 10%; возникновения угрозы потери устойчивос­ти одним или несколькими «системообразующими» банками (с последующей вынужденной поддержкой их капитализации за счет средств государства).

В июле 2014 г. значение СОИ возникновения масштабной рецессии (отрицательных темпов прироста ВВП за скользящий год к предшествующему скользя­щему году) практически не изменилось по сравнению с июньскими значениями (0,12). Этот индикатор находится ниже порогового уровня, отделяющего низкую вероятность данного события от высокого (0,18). Но, принимая во внимание, что индикатор рецессии подавал сигнал о приближении макро­экономического кризиса в течение трех месяцев — с февраля по апрель 2014 г. — аналитики ­ЦМАКП оценивают вероятность перехода к отрицательным темпам прироста годового ВВП вплоть до апреля 2015 г. как ­высокую.

Основными частными индикаторами, обусловившими возвращение СОИ в «безопасную зону» в последние месяцы, являются рост бизнес-уверенности российских компаний, снижение СОИ ­­системного кризиса в банковском секторе и рост профицита сальдо счета текущих операций после девальвации руб­ля, произошедшей в I квартале 2014 г. Негативные факторы, способные в перспективе ослабить действие позитивных факторов, — дальнейший рост ставок на межбанковском рынке и ухудшение соотношения между привлеченными и размещенными ресурсами банков.

В обобщенном виде вероят­ность реализации различных видов системных рисков ­ЦМАКП представил так:

  • возникновение системного банковского кризиса (до авгус­та 2015 г.) — высокая;
  • продолжение системного банковского кризиса (с августа 2015 г.) — низкая;
  • возникновение рецессии в российской экономике (до апреля 2015 г.) — высокая;
  • системные кредитные риски (до апреля 2015 г.) — средняя;
  • системные валютные риски (до декабря 2014 г.) — средняя;
  • системные риски ликвидности (до марта 2015 г.) — средняя.