1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4618

Решоринг — новое слово со старым смыслом

Обновлённая и усовершенствованная промышленность на основе сильной, диверсифицированной и устойчивой модели роста будет играть ключевую роль и сделает реальный сектор лидером экономического восстановления Европы — заявили в 2012 г. министры промышленности пяти ведущих европейских стран. Промышленные предприятия создают в Европе почти 25% высококвалифицированных рабочих мест, каждое из которых инициирует возникновение одного-двух новых рабочих мест в других секторах экономики.

*****

Во второй половине ХХ в. оказалось, что расходы на дешёвую рабочую силу и производство продукции, в частности в странах Юго-Восточной Азии, существенно ниже, чем в развитых странах. Прогресс в информационных технологиях и коммуникациях существенно ускорил индустриальную миграцию в рамках экономической глобализации.

Одновременно в «метрополиях» происходил рост доли высокотехнологичных услуг и разработок с обеспечением общественной стабильности и качества жизни граждан на уровне реальных возможностей высокоиндустриальной стадии, последовательно переходящей в постиндустриальную.

Сегодня производственные мощности глобальных экономических лидеров возвращаются на свою историческую родину. Но это не механическое перемещение конкурентных производств.

По данным исследования, выполненного The Boston Consulting Group (BCG), более половины американских производственных компаний в различных отраслях промышленности с годовой выручкой свыше 1 млрд долл. (54% по сравнению с 37% в феврале 2012 г.), выпускающих продукцию как для американского, так и для зарубежных рынков, планируют перенос производства из Китая в США или рассматривают такую возможность («Финмаркет», 20 сентября 2013 г.).

Возврат производства и рост экспорта благодаря улучшению конкурентоспособности производственного сектора могут создать 2,5—5 млн рабочих мест в американской экономике к 2020 г. При этом в ряде случаев прогнозируется снижение затрат на рабочую силу и численности персонала благодаря почти полной автоматизации производства («Финмаркет», 20 и 24 сентября 2013 г.).

По мнению премьер-министра Великобритании Дэвида Кэмерона, возвращение рабочих мест из Китая в английский Лидс, из Индии в Уэльс — глобальный тренд, затрагивающий все отрасли экономики: защита собственности, свобода слова и верховенство закона — основа её стабильности и успехов в бизнесе. Основные потребители товаров находятся на Западе и возвращение производств позволяет быстрее реагировать на изменение спроса и выстраивать отношения с поставщиками комплектующих.

Великобритания уже реализует программы, предусматривающие уменьшение дефицита бюджета и контроль над уровнем госдолга, снижение налогов на трудовую деятельность, сокращение иммиграции, льготы для бизнеса, создание новых рабочих мест, обучение и переподготовку кадров. Будут вложены миллиарды в инфраструктуру, в том числе в дорожное строительство (NEWSru.com/Экономика, 24 января 2014 г.).

Во Франции с 2009 г. 44 национальные компании вернули производство. Разработана десятилетняя дорожная карта «реанимации» промышленности. Будут воссозданы 750 тыс. рабочих мест. Одна из важнейших задач — внедрять собственные инновационные разработки в национальное производство, а не передавать их в другие страны.

Выделены 3,7 млрд долл., которые в виде инвестиций и кредитов будут предоставляться бизнесу через недавно созданный Банк государственных инвестиций. Определены 34 приоритетных направления, которые позволят провести реиндустриализацию экономики: робототехника, биотехнологии, 3D-печать, новое поколение высокоскоростных поездов, беспилотных автомобилей и самолёты на электродвигателях. Ставка сделана на прорывные технологии, что позволит создать добавленную стоимость в 45 млрд евро (40% от текущей стоимости экспорта) и 450 тыс. новых рабочих мест («Vedomosti.ru», 16 сентября 2013 г.).

*****

Знаковой тенденцией реиндустриализации, осуществляемой в постиндустриальных экономиках, становится решоринг — процесс возврата выведенных за рубеж производств («Газета.Ru», 7 мая 2014 г.).

Независимо от вклада промышленности темпы роста промышленного производства и ВВП взаимно определяют друг друга. Это относится и к развивающимся странам с высокими темпами роста промпроизводства и экономики (Китай, Индия, Сингапур и т.д.), и к развитым странам (США, Канада, Германия и т.д.) с невысокими темпам роста промпроизводства.

Причина кроется в сильной взаимосвязи между отраслями промышленности — «сжатие» одной неизбежно приводит к сокращению в других. К тому же вывод за рубеж предприятий одной отрасли неизбежно провоцирует перемещение в том же направлении смежных производств (поставщиков) из других отраслей.

В то же время концентрация современных предприятий в странах с дешёвой рабочей силой постепенно способствовала формированию там квалифицированных инженерно-технических кадров, росту производительности труда, встраиванию в мировые производственные цепочки, а позднее — собственным высокотехнологичным разработкам, реализуемым в производстве конкурентных промышленных товаров, составляющих основу экспорта. При этом, как правило, научно-исследовательские структуры располагаются вблизи промышленных предприятий.

В 2010 г. продукция промышленного производства составляла 70% в структуре экспорта 28 стран (20 развитых и 8 развивающихся). Глобальные хозяйственно-экономические связи, ориентированные на удовлетворение национальных потребностей, во многом предопределяют достижение эффективного баланса между внутренним производством и импортом. Отсюда понятны преимущества диверсифицированного, высокотехнологичного экспорта, а не сырьевого, который зависит от факторов, не подвластных экспортёру (там же).

Жёсткая конкуренция между «старыми» и «молодыми» производителями побуждает постоянно совершенствовать продукцию, сокращать издержки, используя новые разработки, более дешёвые компоненты, преимущества логистики, совершенствуя действующие технологии и т.д., что обеспечивает появление на рынке товаров лучшего качества по более низким ценам.

Точно подмечено, что «китайцы делают копии иностранных поездов, которые ни в чём не уступают по качеству, но гораздо выгоднее по цене. Если вам нравятся немецкие поезда Siemens — поезжайте в Таншань, где на местном вагоностроительном заводе налажено производство номинально китайских, а фактически всё тех же немецких поездов. Если же вы предпочитаете французские Bombardier, ваш путь — в Циндао, на тамошний вагоностроительный завод… Скоростные поезда делают в Чанчуне, а лидером отрасли считает Китайская южная вагоностроительная компания, действующая по инвестсоглашению с японской компанией Кавасаки» (http://blog.newsru.com/article/16may2014/speed).

*****

Речь идёт не о буквальном возврате в «альма-матер» действующих производств в виде, образно говоря, «железа». Среди особенностей новой индустриализации — использование промышленных роботов, новейших научно-технических достижений и производственных технологий, заведомо более эффективных и конкурентных, чем действующие в странах Юго-Восточной Азии, многие из которых развивающиеся экономики пока объективно не в состоянии применить. Большое значение приобретают качественно иная логистика, принципиально меняющая всю организационно-сбытовую систему поставок, оптовых и розничных продаж, высокая квалификация работников и т.д. («Форбс», 2 февраля 2013 г.).

Нельзя, однако, забывать, что многолетний опыт совместного производства не только позволяет большинству компаний развивающихся экономик самостоятельно и успешно встраиваться в мировые технологические цепочки. Он обеспечивает возможность дальнейшей успешной, самостоятельной деятельности — теперь благодаря не заимствованию зарубежных технологий, а последующим разработкам собственных специалистов, что даёт шанс на успех в конкурентной борьбе на внутренних и внешних рынках.

Логично предположить, что между производителями из развитых и развивающихся стран развернётся ожесточённая конкурентная борьба. Это резко активизирует интеллектуальный потенциал, ускорит последующую разработку и внедрение будущих инноваций, приведёт к системно нарастающим изменениям в других сферах жизнедеятельности и может придать дополнительный импульс глобальному экономическому развитию.

Информация к размышлению

1. С 1995 по 2005 гг. в 15 европейских странах и США вклад промышленности в повышение производительности труда составил 37%. Это более чем в два раза выше доли промышленности в общем объёме занятых — 16%.

По данным McKinsey, в затратах частного бизнеса на НИОКР доля промышленности составляет: 89% — в Германии и Южной Корее, 87% — в Китае и Японии, 67% — в США, 69% — в Мексике. Промышленные компании Германии, США и Японии с 2007 по 2009 гг. зарегистрировали от 53 до 73% всех патентов («Газета.Ru», 7 мая 2014 г.).

2. В России некоторый интерес компании проявляют к патентам в солнечной энергетике, авиастроении, металлопереработке, есть серьёзные изобретения в фармацевтике, судостроении, оборонно-промышленном комплексе, радиоэлектронике. Однако часть патентов устарела, технологии не проработаны, модернизация производства требует немалых затрат. О предоставлении налоговых льгот пока только задумываются («РБК daily», 17 сентября 2013 г.).

Рост привлекательности США для возврата промышленности во многом обусловлен успешными технологическими разработками по промышленной добыче сланцевого газа, позволившими снизить цены на энергоносители и политикой сдерживания его экспорта.

Согласно исследованиям профессора Гарвардского университета Дэни Родрика, в США вследствие деиндустриализации доля занятых в промышленности упала почти на пять процентных пунктов. Производительность труда (и прибыль) в промышленности примерно на 75% выше, чем в остальной экономике. Однако большая часть вновь созданных рабочих мест приходится на «социальные и персональные услуги» — одну из сфер с низкой производительностью.

Поэтому, начиная с 1990 г., перераспределение работников в менее продуктивные секторы обходится США ежегодно в 0,3% роста производительности — почти 1/6 роста производительности в стране за этот период. После 2000 г. рабочие места в промышленности США стали сокращаться быстрее из-за международной конкуренции. Возникла отрицательная корреляция по уровню занятости между Китаем и США. В тех отраслях, которые в Китае интенсивно развивались, американцы потеряли больше всего рабочих мест. В тех отраслях, которые в Китае сокращались, в США появлялись рабочие места. («Ведомости», 18 августа 2011 г.).

По данным автора, аналогичные закономерности прослеживались в 1990—2005 гг. и в Великобритании, где доля сектора в общей занятости упала на 7 п.п. Перераспределение работников в менее продуктивные секторы обходилось британской экономике в 0,5% роста производительности ежегодно, что составило порядка четверти общего роста.

*****

В Европе приоритетное внимание промышленному ренессансу уделяется не только как основе стабильности и экономической устойчивости, но и с целью более динамичного восстановления после продолжительной рецессии. В январе этого года Еврокомиссия приняла коммюнике «За европейский промышленный ренессанс» (здесь и далее «Документ IP/14/42 22/01/2014 Европейской комиссии и другие материалы Еврокомиссии за январь — март 2014 г.).

Сформулирован призыв к немедленным действиям для европейского промышленного Возрождения. Подчёркнуто, что именно развитая промышленность служит основой для устойчивого экономического роста, позволяет создавать новые рабочие места и развивать конкурентоспособность.

Реиндустриализация и модернизация должны осуществляться за счёт инвестиций в инновации, использования ресурсов, новых технологий и навыков, доступа к финансированию, в том числе через специальные фонды ЕС. Будут и далее прилагаться усилия по упрощению законодательных процедур, формированию дружественной бизнесу среды, повышению эффективности управления в рамках Евросоюза, на национальном и региональном уровнях.

Для упрощения доступа к рынкам третьих стран продолжатся работы по гармонизации международных стандартов, обеспечению открытых государственных закупок, усилению патентной защиты, использованию дипломатических возможностей при решении ключевых вопросов.

В документе особо подчёркивается, что промышленная стратегия должна охватывать многие другие секторы, всё более взаимосвязанные с промышленностью и совместно определяющие достижение заявленных целей — сырьё и энергию, бизнес-услуги (в частности, логистику), бытовое обслуживание (например, послепродажный сервис товаров длительного пользования), туризм.

Информация к размышлению

В настоящее время промышленная продукция составляет более 80% экспорта в Европе. Тем не менее вклад обрабатывающей промышленности в ВВП Евросоюза продолжает снижаться, что может затруднить планируемое увеличение к 2020 г. доли промышленности в совокупном ВВП Европы с 15 до 20% .

Еврокомиссия обозначила приоритетные направления развития европейской промышленности:

— укрепление промышленной конкурентоспособности, учитывая важность вклада промышленности в общие экономические показатели ЕС;

— повышение потенциала внутреннего рынка путём развития необходимой инфраструктуры, создания упрощённой, предсказуемой и благоприятной для предпринимательства и инноваций нормативно-правовой базы, интеграции рынков капитала, улучшения возможности обучения и профобразования, содействия мобильности граждан;

— диверсификация доступа к энергии и сырью по обоснованным рыночным ценам;

— развёртывание и широкое использование европейских и национальных инструментов финансирования;

— кредитование реального сектора через Европейский инвестиционный банк, инвестирующий в стратегические инновации и промышленные проекты Евросоюза, развитие альтернативных источников финансирования;

— содействие постепенной интеграции европейских малых и средних предприятий в глобальные цепочки создания стоимости для повышения их конкурентоспособности и обеспечения благоприятного доступа к глобальным рынкам.

По прогнозу Еврокомиссии к 2015 г. рынок перспективных технологий (микро- и наноэлектроника, современные материалы, промышленные биотехнологии, фотоника, нанотехнологии, передовые производственные системы) вырастет до более чем 1 трлн евро (646 млрд евро в 2008 г.). Процесс будет сопровождаться ускоренным ростом рабочих мест (здесь и далее**).

Каждый евро, вложенный в исследования и инновации в биотехнологиях, вернётся десятикратным ростом.

В нанотехнологических производствах число высокотехнологичных рабочих мест в 2015 г. возрастёт до 400 тыс. (160 тыс. в 2008 г.). Предполагается, что восстановление промышленного роста одновременно позволит решать острые социальные проблемы.

За последнее десятилетие возросло до 700 тыс. число высокотехнологичных рабочих мест и в промышленности информационно-коммуникационных технологий — во многих случаях сервисориентированных. Здесь безусловные лидеры — микро- и наноэлектроника.

Показательно, что среди 5 тыс. европейских предприятий, занятых в фотонике, основную часть составляют малые и средние предприятия. В Германии к таким предприятиям относится порядка 80% компаний, разрабатывающих нанотехнологии и другие хайтек-технологии.

Отсюда важное направление — содействие малым и средним предприятиям в выходе на быстроразвивающиеся рынки Азии, Африки, Латинской Америки с последующей перспективой использовать в Европе приобретённый опыт.

*****

Как видим, набирает силу характерный тренд — долгосрочное планирование перестаёт быть прерогативой государства, ТНК, крупных компаний: десятилетние горизонты планирования деятельности малых и средних предприятий уже далеко не редкость.

Это однозначно указывает на существование в таких странах концептуальной стратегии развития, пронизывающей все жизненно важные сферы общества и понятной субъектам всех уровней, ориентирующей их, позволяющей формулировать и успешно осуществлять собственные конкретные планы развития, взаимодействовать и конкурировать друг с другом в рыночных условиях.

Среди знаковых причин решоринга — не только объективная экономическая потребность развивать высокотехнологичную промышленность на постиндустриальной стадии и рост затрат на прежде дешёвую рабочую силу в Китае и других странах Юго-Восточной Азии. В условиях массового производства необходимо оперативно учитывать требования потенциальных клиентов с точки зрения характеристик продукции, её качества, скорости монтажа/доставки и т.д.

В России необходимо восстанавливать утраченные производства и активно модернизировать действующие предприятия в рамках новой индустриализации. До введения санкций соответствующая политика предполагала широкое использование иностранных технологий и специалистов.

Информация к размышлению

1. По данным Росстата, в 2012 г. в России работали 800 граждан США (в 2000 г. — 1,8 тыс. человек), 600 — подданных Великобритании — 0,6 тыс. человек (в 2000 г. — 1,6 тыс.). После начала кризиса число работающих по контракту европейцев упало почти в пять раз (см. рисунок). В целом за 2008—2012 гг. число официально работающих в России профессионалов-европейцев сократилось в 4,6 раза — с 35,3 тыс. до 7,8 тыс. человек (почти в 3 раза ниже уровня 2000 г.) («Независимая газета», 21 мая 2014 г.).

С начала нулевых число организаций с участием иностранного капитала в стране увеличилось в 2,4 раза. Их оборот составил почти треть оборота всех работающих в России организаций (31,2% в 2012 г.). В 2012 г. среднегодовая численность персонала в подобных организациях составила 5,1% всех занятых в экономике. Иными словами, занятые на этих предприятиях работники — 5% от их общей численности в стране — создали треть оборота товаров и услуг в стране (там же).

Рисунок. Количество работающих по контракту в России иностранных специалистов сокращается

По мнению члена Совета Федерации Максима Кавджарадзе, в ходе промышленного возрождения особое внимание должно быть уделено созданию адекватных условий «для передвижения работников из устаревших отраслей в современные, …преобразования навыков в одной и той же отрасли с привычных, но устаревающих, в непривычные, но инновационные и актуальные» (http://council.gov.ru/press-center/blogs/34918/, 16 сентября 2013 г.).

Информация к размышлению

1. Российский рынок корпоративного обучения в 2013 г. уменьшился на 11% («Ведомости», 21 мая 2014 г.).

2. Глава Федеральной миграционной службы РФ Константин Ромодановский: ежегодно более 25 миллионов россиян переезжают на новое место жительства, из них четвёртая часть меняет регион проживания («Российская газета», 22 мая 2014 г.).

*****

По мере развития экономики (прежде всего через высокотехнологичные производства и услуги) доля и роль промышленности падает. Но, как подчёркивает Д. Родрик, именно благодаря промышленному производству «формируется средний класс. В отсутствие развитой производственной сферы общества стремятся к резкому расслоению на бедных и богатых и социальной напряжённости. В конце концов, промышленность — это основа жизнеспособной демократии» (Выделено. — В.Т.).

Вместе с тем, делает вывод учёный, если ускоренная деиндустриализация традиционных отраслей «происходит быстрее, чем рабочие успевают приобретать новые навыки, дело может кончиться опасным дисбалансом между структурой экономики и качеством рабочей силы. Последствия этого мы наблюдаем по всему миру в форме слабой экономической активности, растущего неравенства и напряжённости» (Выделено — В.Т. «Ведомости», 18 августа 2011 г.).

В России сложилась иная ситуация. Попытка осуществить деиндустриализацию как условие постиндустриального благоденствия, при котором заботу о производстве и поставках многих видов продукции якобы возьмут на себя некие глобальные экономические субъекты, привела к развалу, упадку и деградации отечественной промышленности. По своим последствиям деиндустриализация «по-российски» оказалась куда более пагубной в отличие от обоснованных и экономически выгодных перемещений производств из развитых экономик за рубеж.

Не внушают оптимизма качество и структура современной ресурсоориентированной российской экономики. Переплетённые с государством крупные монополии предпочитают получать прибыль не столько через модернизацию, рост эффективности и качества, управленческие новации, сколько через доступ к бюджетному финансированию, выполнение госзаказа, участие в мегапроектах. Российская элита формируется, укрепляется и обогащается, в первую очередь опираясь на административную ренту и перераспределяя ренту сырьевую. Малый и средний бизнес слаб, несмотря на растущее число структур, призванных его развивать и поддерживать.

*****

Одна из главных задач — преодолеть торможение экономики. Но как?

С известными допущениями можно утверждать, что традиционное, в том числе совместное, производство конечной продукции по вполне конкурентным технологиям в России более-менее налажено. Но дальнейшее расширение производства в этих и ряде других отраслей с учётом высокой конкурентоспособности импортной продукции (например, товаров массового спроса из Юго-Восточной Азии, высокотехнологичных товаров из Европы и других регионов) может оказаться экономически невыгодным по вполне очевидным причинам.

Логична попытка определить целесообразные предстоящие трансформации деградировавшего индустриального сектора, максимально используя как внутренние резервы, так и внешние возможности. Конкурировать по всем товарным группам бесперспективно. В сравнении со многими нашими предприятиями производства в развивающихся странах, оснащённые современными западными технологиями и оборудованием, во многих случаях объективно будут более конкурентными. Для упрощения мы не рассматриваем российские компании с иностранным участием.

Отсюда актуальна системная (тотальная, не конъюнктурно-выборочная!) «инвентаризация» наших реальных индустриальных возможностей. Это необходимо для принятия обоснованного решения, что и в каких объёмах целесообразно модернизировать своими силами, что — совместно с зарубежными партнёрами, используя их технологии, оборудование и опыт применительно к российским условиям? Как отвоюем в честной конкурентной борьбе внутренний рынок? По каким направлениям можем стать вровень с глобальными лидерами? Где возможные точки инновационных прорывов на опережение?

Казалось бы, когда традиционные механизмы реформирования неэффективны, необходимо (что теряем?), не отказываясь от них, искать новые подходы. Например, для целей новой индустриализации одновременно использовать и прорывные идеи, потенциал которых заведомо превосходит известные перспективные разработки (которые будут ведущими компаниями внедрены завтра), и осуществлять системную модернизацию промышленности.

При этом направить ресурсы и на активное решение текущих индустриальных задач, и на обоснованное формирование оазисов будущей постиндустриальной экономики. Последние должны опираться на отрасли, подвергающиеся индустриальной модернизации и предвосхищать (задавать вектор) предстоящего постиндустриального развития таких отраслей.

Как известно, чем меньше площадь, на которую воздействует нагрузка, тем больше возникающее давление. Данное обстоятельство нужно учитывать, разрабатывая три взаимосвязанных, взаимозависимых, взаимно дополняющих друг друга направления реформирования и развития отечественной промышленности:

1. Стратегия широкого охвата или актуальная модернизация, основанная на глобальной восприимчивости передовых технологий, используемых в процессе индустриальной реконструкции с выходом на среднемировой уровень в целом.

2. Стратегия локального лидерства, обеспечивающая передовые позиции в ряде сегментов глобального рынка сегодня и массовое использование соответствующих разработок в российской промышленности завтра.

3. Эксклюзивная стратегия инновационных прорывов, означающая концентрацию ресурсов (своего рода финансовая, интеллектуальная, материально-техническая и пр. мобилизация) в отдельных узловых точках развития российской экономики. Цель — уже сегодня соединить формулирование идеи с её опытной апробацией, завтра осуществить её внедрение на внутреннем рынке, а послезавтра выйти на мировые рынки с «продуктом будущего», олицетворяющим принципиально новый глобальный экономический тренд.

Первые два направления соответствуют модели догоняющего развития и обеспечат последовательный выход отечественной промышленности на современный конкурентный уровень: вначале — на внутреннем рынке, затем — на внешнем.

Своеобразное «ноу-хау» заключается в третьем направлении, в полной мере соответствующем модели опережающего развития. В то время, когда конкуренты ещё только «разрабатывают и апробируют», российские производители смогут достичь «точечных», но бесспорных и постепенно расширяющихся и крепнущих преимуществ на глобальных внешних рынках.

Не ошибиться бы в выборе направлений под воздействием конъюнктуры и субъективных факторов! Речь, в частности, могла бы идти об организации производств и разработке технологий, предусматривающих не массовый выпуск конечной продукции ограниченного, по определению, ассортимента, а массовый выпуск комплектующих и элементов, необходимых для последующего массового производства продукции по расширяющейся номенклатуре и индивидуальным проектам-заказам. Один из примеров — начавшееся распространение 3D- и 4D-принтерных технологий.

Таким образом, масштабное индустриальное обновление отечественной промышленности должно сопровождаться и локальными обновлениями на уровне высших мировых достижений, обеспечивающими мировое лидерство на отдельных направлениях, и опережающими инновационными прорывами («оазисы»), не имеющими мировых аналогов и опережающими основных игроков, ещё не готовых конкурировать.

*****

Пример. В ближайшем будущем могут получить распространение технологии сборки товаров по индивидуальным проектам-заказам в региональных (местных) автоматизированных (роботизированных) накопительно-сборочных предприятиях с доставкой потребителям. Вначале — из множества готовых стандартных модулей, далее — из полуфабрикатов, что позволит увеличить ассортимент производимой продукции. («Не опоздать на уходящий поезд», «Можно ли в России “сказку сделать былью”? Часть 2. Неоиндустриальный ренессанс» — см.. здесь же).

С одной стороны, будет удовлетворяться массовая потребность в продукте при сохранении массового характера производства. С другой — каждая единица готовой продукции как индивидуальная будет производиться по техзаданию будущего покупателя (возможно, им же самим!) из «бесконечного» набора исходных базовых компонентов. Структурно это могут быть не традиционные производства, а именно производства-агрегаторы — роботизированные, накопительные, производственно-сборочные, кластерные системы нового типа (вне зависимости от их числа в технологической цепочке, но, скорее всего, замкнутого типа — с доставкой до конечного потребителя).

Итак, целесообразно не только продолжать активные усилия по развитию высокотехнологичных производств и услуг, где у России ведущие мировые позиции. Следует одновременно обосновать и выбрать другие отрасли, в которых сосредоточиться на комплексной разработке и создании индустриальных накопительно-производственных, роботизированных кластерных систем нового типа (следующего уровня). Их назначение — обеспечивать массовое производство многопрофильных комплектующих с последующей сборкой в конкурентные изделия по индивидуальным проектам.

Таким образом, возникает качественно иная идеология индустриального развития, требующая принципиально новых подходов к технологическим процессам, менеджменту, логистике, подготовке кадров и т.д. Классическая цепочка: разработка продукта — производство — доставка — потребление трансформируется в современную систему взаимодействующих и взаимопроникающих элементов, по необходимости «проявляющихся» друг в друге и видоизменяющих друг друга.

Вероятно, изменится само понятие «конечная продукция». В экономике начнутся фундаментальные преобразования с исчезновением одних отраслей и возникновением других, возрастёт значение универсальных технологий-трансформеров, адаптивных логистических схем и др. При этом индивидуальный конечный продукт будет выпускаться на серийном оборудовании из массово произведённых компонентов.

Нельзя недооценивать интенсивно растущие интеллектуальные, информационно-коммуникационные, финансовые и общественные возможности человечества, подготавливающие объективные условия для следующей, качественно новой научно-технической революции. Промышленное освоение высокотехнологичных практик, соединяя науку и производство в активно взаимодействующую научно-технологическую систему, подтверждает мысль о превращении науки в непосредственную производительную силу общества.

Влиятельный американский философ Фрэнсис Фукуяма в работе «Конец истории» утверждал: «Состояние сознания стабилизируется, если оно обеспечено изобилием».

Не ошибёмся, предположив, что это к вопросу о достойной жизни каждого здесь и сейчас. Так что роль промышленности — эффективно управляемой и развиваемой креативными, мотивированными работниками — переоценить трудно…