1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 752

Предприниматели просят не сажать их в камеру до решения суда

Количество бизнесменов, вышедших на свободу по экономической амнистии, в десятки раз меньше числа предпринимателей, попавших за это же время под следствие и рискующих отправиться в места не столь отдаленные. Остановить волну «посадок» или хотя бы снизить их массовость, по оценке экспертов, можно за счет внесения ряда поправок в законодательство, в частности разделения судей, которые определяют меры пресечения и рассматривают дела по существу.

Число граждан, которым посчастливилось выйти на волю по экономической амнистии (а она, увы, закончилась в начале этого года), составило лишь 2314 человек. Цифра, прямо скажем, грустная, если вспомнить, что в самом начале разговоров об амнистии речь шла об освобождении более 100 000 человек.

А вот количество преступлений экономической направленности, выявленных, по данным МВД РФ, в прошлом году, равняется 141 200, что вполне сопоставимо с прогнозируемым ранее числом предпринимателей, которые могли попасть под амнистию. К сожалению, реальная жизнь, как это часто бывает в России, внесла свои коррективы в радужные надежды.

Как снизить количество граждан, незаконно осужденных за экономические преступления, обсуждали в преддверии ежегодного доклада Уполномоченного по защите прав предпринимателей при главе государства на нескольких экспертных площадках — в аппарате бизнес-омбудсмена и предпринимательских объединениях.

Системными проблемами предварительного расследования, по словам судьи Конституционного суда РФ в отставке Тамары Морщаковой, являются незаконность возбуждения уголовных дел, отсутствие гарантий состязательности и равноправия сторон при доказывании в ходе предварительного расследования, а также дискриминационный характер рассмотрения жалоб защиты на действия следствия.

Налицо конфликт интересов судьи, санкционирующего процессуальные действия и решения в ходе расследования (прежде всего избрание меры пресечения) и затем рассмат­ривающего дело по существу. Часть этих проблем, по мнению г-жи Морщаковой, можно решить, если заменить предварительное следствие первичным исследованием доказательств в ходе судебного разбирательства по существу дела и создать институт следственных судей.

К компетенции следственных судей можно отнести обеспечение в стадии досудебной подготовки дела судебного контроля соблюдения закона, а также состязательность в ходе досудебной подготовки дела и борьбу с фальсификацией доказательств.

«Представляется нужным разделить судей, которые рассмат­ривают меры пресечения и уже дела по существу, — уверен Уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов. — Разделить эти функции между судьями нам кажется логичным».

Он посетовал, что до сих пор меры пресечения в виде ареста в СИЗО зачастую применяются излишне, и привел пример одного обвиняемого в нарушении законодательства в сфере предпринимательства, который уже три года содержится в изоляции, что заметно сказывается на его здоровье.

Сегодня большой проблемой, по оценке члена Совета Федерации Евгения Тарло, является правовой нигилизм самих правоохранителей и судей. «Пока в своей работе следователи и судьи не будут руководствоваться исключительно УПК, мало что изменится. Сейчас же часто для многих из них устное указание прямого начальника значит гораздо больше, чем УПК», — прокомментировал ситуацию сенатор. Г-н Тарло считает необходимым принципиально изменить процесс возбуждения, расследования и рассмотрения судом уголовных дел по экономическим статьям. Возбуждать такие уголовные дела, по его мнению, должны только прокуроры, следствие — заниматься сбором доказательств.

Предпринимательское сообщество в России, по оценке зам. руководителя аппарата Госдумы Юрия Шувалова, находится в тяжелом положении: «Бизнес не ставит перед собой стратегических целей, а хочет накопить минимальный капитал и вывезти его из страны. Молодежь не смотрит в сторону предпринимательства, не видит себя будущими бизнесменами».