1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4564

Истина в суде: споры о необоснованной налоговой выгоде

Аналитический обзор составлен на основе решений по делам о необоснованной налоговой выгоде, вынесенных федеральными арбитражными судами в январе — октябре 2013 г. Проанализировано 186 судебных вердиктов. Приводятся аргументы, которые арбитры воспринимают в качестве доказательств, а также примеры конкретных решений.

Налоговая выгода в цифрах

В обзор вошли дела, при рассмотрении которых стороны или арбитры ссылались на постановление Президиума ВАС РФ от 03.07.2012 № 2341/12 (далее — постановление № 2341/12). Доля таких дел среди общего количества споров, касающихся налоговой выгоды, составляет примерно 10%.

Лидером по количеству таких дел стал Западно-Сибирский округ. За рассматриваемый период здесь было вынесено почти треть всех решений (61 дело). Второе место досталось Восточно-Сибирскому округу — 30 дел, следом идут Уральский и Дальневосточный округа — 25 и 15 дел соответственно. В остальных округах количество споров не превысило 12.

Инициаторами судебных разбирательств в подавляющем большинстве случаев становятся налогоплательщики, не согласные с решением налоговиков о привлечении к ответственности ивзыскании недоимок.

Фемида чаще была благосклонна к заявителям, но расстановка сил почти равная — 52% решений вынесено в пользу компаний. Стоит отметить, что к выигрышным мы причисляли и те дела, требования по которым удовлетворены частично. Из 97 решений, вынесенных в пользу налогоплательщиков, таких частичных побед было 62. В этих случаях судьи существенно уменьшали требования налоговиков, чаще всего признавая обоснованной налоговую выгоду в части налога на прибыль.

На этот раз практически во всех делах фигурировали крупные суммы. К примеру, налогоплательщику в столице удалось отстоять свыше 101 млн руб. Налоговики доначислили налог на прибыль, НДС, а также намеревались взыскать пени и штраф, посчитав полученную компанией налоговую выгоду необоснованной. Однако обществу удалось документально подтвердить факт реального исполнения договоров по поставке мяса, к тому же оно доказало, что проявило должную степень осмотрительности и осторожности при заключении договоров. Доказательств, свидетельствующих о том, что общество является взаимозависимым или аффилированным лицом по отношению как к спорным контрагентам, инспекторы не представили (постановление ФАС Московского округа от 23.07.2013 по делу № А40-115711/12-99-603).

Самые крупные денежные потери также несли налогоплательщики Московского региона. Например, одна компания проиграла почти 370 млн руб. В этом случае налоговикам удалось доказать факт отсутствия реальных хозяйственных операций между налогоплательщиком и его контрагентами (постановление ФАС Московского округа от 28.05.2013 по делу № А40-86162/12-99-484; легитимность вердикта подтверждена Определением ВАС РФ от 11.09.2013 № ВАС-12832/13).

На Московский регион традиционно пришлась и самая большая средняя сумма иска — 86 млн руб., тогда как количественные показатели в этом регионе достаточно скромные — всего 11 дел. Самая маленькая средняя сумма иска была в Центральном округе — 5 млн (4 дела). Средняя сумма иска по РФ составила около 20 млн руб. При расчетах учитывались все начисленные налогоплательщику недоимки, а также пени и штрафы в случае, когда размер санкций указывался в судебном решении.

Статистика споров по необоснованной налоговой выгоде с 01.01.2013 по 31.10.2013 г. (Таблица)

Общее количество споров

186

Цена вопроса

3 млрд 703 млн

Средняя цена спора по РФ

19,9 млн

Средняя цена спора по Московскому региону

85,9 млн

Средняя цена спора по РФ без учета Московского региона

15,7 млн

Максимальная цена спора

367 млн

Максимальная цена спора, проигранного налогоплательщиком

367 млн

Максимальная цена спора, выигранного налогоплательщиком

101 млн

Минимальная цена спора

136 тыс.

Чему верят арбитры

Основным документом, которым руководствуются суды при рассмотрении дел о признании налоговой выгоды необоснованной, по-прежнему остается постановление ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — постановление № 53).

Так как своей задачей мы ставили проследить, как изменилась арбитражная практика в связи с применением постановления № 2341/12, в обзор вошли только те дела о необоснованной налоговой выгоде, в которых имеется ссылка на данное постановление.

что было

Напомним основные положения постановления № 53, которыми руководствуются судьи, принимая решение по спорам об обоснованности налоговой выгоды:

— судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики;

— представленные в обоснование налоговой выгоды первичные документы должны соответствовать всем требованиям, установленным в Налоговом кодексе РФ, и содержать полную и достоверную информацию;

— факт, что контрагент обладает признаками организации, не осуществляющей хозяйственную деятельность, сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды: каждое из данных лиц самостоятельно несет ответственность за выполнение своих обязанностей и независимо друг от друга пользуется своими правами;

— налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономичес­кой деятельности;

— размер налоговых обязательств при наличии сомнений в обоснованности налоговой выгоды следует определять с учетом реального характера сделки и ее действительного экономического смысла.

В то же время налоговики, отстаивая свою позицию в суде, чаще всего пользуются следующими аргументами, основанными на положениях данного постановления:

— главной целью бизнеса является получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды без намерения осуществлять реальную экономическую деятельность;

— налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности с контрагентом.

Свою доказательную базу налоговая инспекция, как правило, строит на следующих обстоятельствах:

— у контрагента отсутствуют необходимые условия для достижения результатов экономической деятельности (нет основных средств, персонала, складских помещений, транспортных средств и тд);

— контрагент имеет признаки фирм-однодневок (массовый руководитель, учредитель, адрес массовой регистрации);

— не уплачивает налоги или представляет нулевую отчетность;

— представленные налогоплательщиком документы содержат недостоверные сведения.

Суд обязан рассматривать все обстоятельства дела в совокупности и взаимосвязи (подробнее об этом читайте в «НБ» № 11 за 2011 г.).

Что стало

Арбитражная практика за текущий год свидетельствует о том, что к правовой позиции ВАС, изложенной в постановлении № 2341/12, прибегают все стороны процесса: и судьи, и налогоплательщики, и налоговые органы. Однако не всегда доводы спорящих принимает суд. Часто ссылки на постановление № 2341/12 судьи признают неосновательными, так как считают, что по данному конкретному делу установлены иные фактические обстоятельства. Таким образом, правовая позиция ВАС РФ, изложенная в упомянутом постановлении, применима лишь при схожих фактических обстоятельствах и только если налогоплательщик осуществляет реальные хозяйственные операции.

Основное новшество в правоприменительной практике таково. Если налогоплательщику удается доказать, что его хозяйственные операции реальны, даже если при выборе контрагентов он не проявил достаточной степени осмотрительности и осторожности, налоговая инспекция не вправе полностью исключать расходы по спорным сделкам из налоговой базы по налогу на прибыль. При принятии инспекцией оспариваемого решения, в котором установлена недостоверность представленных налогоплательщиком документов и содержатся предположения о наличии в его действиях умысла на получение необоснованной налоговой выгоды либо непроявлении должной осмотрительности при выборе контрагента, реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных затрат при исчислении налога на прибыль определяется исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичных сделкам. Иной правовой подход, по мнению Президиума ВАС РФ, влечет искажение реального размера налоговых обязательств по налогу на прибыль.

В случае когда налоговики установили, что налогоплательщик не проявил достаточную степень осмотрительности при выборе контрагента, именно на налогоплательщика в силу требований п. 1 ст. 65 АПК РФ возлагается обязанность доказать рыночность цен, примененных по оспариваемым сделкам. В свою очередь, налоговики, не соглашаясь с размером расходов, учтенных налогоплательщиком при исчислении налога на прибыль по спорным хозяйственным операциям, не лишены возможности опровергнуть представленный налогоплательщиком расчет, обосновав несоответствие таких цен рыночным и, как следствие, завышение соответствующих расходов. Если аргументы и доказательства инспекторов будут убедительны и обоснованы, исключению из налоговой базы подлежит только часть расходов, превышающая рыночную цену.

Доказательством реальности сделок могут служить договоры, заключенные с контрагентом (поставщиком) на поставку товара, товарные накладные, счета-фактуры, подписанные генеральным директором контрагента. В этом случае такие обстоятельства как отсутствие у контрагентов управленчес­кого и технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, суд не будет рассматривать в качестве оснований для признания налоговой выгоды необоснованной, и размеры налоговых претензий могут быть снижены.

О реальности хозяйственных операций может также свидетельствовать обоснованный расчет «рыночности» цен по спорным операциям, представленный налогоплательщиком. При определении рыночной цены, как отмечают арбитры, необходимо учитывать условия сопоставимых сделок, идентичность товара и т.д.

Кроме того, судьи указывают, если установлен факт совершения реальных хозяйственных операций, сумму налога на прибыль, подлежащую уплате налогоплательщиком при отсутствии документального подтверждения расходов, налоговики должны определять расчетным путем (см. также «НБ» № 11 за 2012 г.).

Примеры судебных решений, вынесенных в пользу налогоплательщиков

Главное, чтобы сделка состоялась

Налоговая инспекция не представила доказательств, свидетельствующих о мнимом характере совершенных сделок, а также об отсутствии связи данных сделок с реальным осуществлением хозяйственных операций.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 13.03.2013 по делу № А11-13062/2011)

Инспекторы доначислили налогоплательщику НДС, налог на прибыль, пени и штрафы, установив неправомерное применение им налоговых вычетов по НДС и необоснованное отнесение к расходам по налогу на прибыль затрат по договору поставки металлопроката. Инспекция посчитала, что представленные обществом документы содержат недостоверные сведения и не подтверждают реальное осуществление хозяйственных операций.

Суд первой инстанции и апелляционный суд частично удовлетворили требование общества. Налоговая инспекция обратилась с кассационной жалобой, указав, что суды не учли правовую позицию, изложенную в постановлении № 2341/12. Налоговики также отметили, что один из контрагентов общества не имел управленческого и технического персонала, складских помещений, транспортных средств. В отношении приобретения металлопроката, инспекция указала, что счета-фактуры и товарные накладные второго контрагента были оформлены ранее, чем металлопрокат выпущен из мобилизационного резерва и реализован третьему контраенту со склада общества. Списание обществом металлопроката в производство осуществлено ранее оприходования товара от продавца. Кроме того, выписки о движении денежных средств по расчетным счетам свидетельствуют, что половина денежных средств, перечисленных обществом на расчетный счет продавца, в течение нескольких дней была возвращена на расчетный счет общества через другое ООО, которое не осуществляло реальной финансово-хозяйственной деятельности.

Суды пришли к выводу, что инспекция не представила доказательств, свидетельствующих о мнимом характере совершенных сделок, а также об отсутствии связи данных сделок с реальным осуществлением хозяйственных операций.

Судьи отметили, что законодательство о налогах и сборах РФ исходит из презумпции добросовестности налогоплательщика и иных участников правоотношений в сфере экономики. И предполагается, что действия налогоплательщика, направленные на получение налоговой выгоды (в частности, налоговых вычетов по НДС), экономически оправданны, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, — достоверны.

Обязанность по составлению счетов-фактур, служащих основанием для применения налогового вычета налогоплательщиком — покупателем товаров (работ, услуг), и отражению в них сведений, определенных ст. 169 Кодекса, возлагается на продавца. Следовательно, при соблюдении контрагентом указанных требований по оформлению необходимых документов оснований для вывода о недостоверности либо противоречивости сведений, содержащихся в упомянутых счетах-фактурах, не имеется, если не установлены обстоятельства, свидетельствующие о том, что налогоплательщик знал либо должен был знать о предоставлении продавцом недостоверных либо противоречивых сведений.

Суды установили, что в обоснование правомерности заявленных налоговых вычетов по НДС по спорной сделке общество представило договор, заключенный с контрагентом (поставщиком) на поставку товара — печатных плат различной маркировки, товарные накладные, счета-фактуры, подписанные генеральным директором контрагента. Данная организация не относится к категории налогоплательщиков, имеющих признаки фирмы-однодневки. Сведения, указанные в товарных накладных и счетах-фактурах соответствуют сведениям, которые указаны в ЕГРЮЛ. Доказательств согласованности действий общества и контрагента, направленных на получение необоснованной налоговой выгоды в виде неправомерно заявленных налоговых вычетов по НДС, инспекция не представила.

Отсутствие управленческого и технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств, необходимых для организации работы компании-контрагента, не могут самостоятельно, в отсутствие доказательств несовершения реальных хозяйственных операций по поставке обществу печатных плат, рассматриваться в качестве оснований для признания налоговой выгоды необоснованной. Исследовав и оценив представленные в материалы дела доказательства, суды также пришли к выводу о реальности спорных хозяйственных операций по поставке металлопроката, поэтому удовлетворили заявленное обществом требование.

Ссылку инспекции на постановление № 2341/12 судьи посчитали неосновательной, так как по данном делу установлены иные фактические обстоятельства.

Парируйте, если сможете!

Инспекция в нарушение ст. 65, 68 АПК РФ не представила собственного контррасчета с доказательствами несоответствия заявленных цен на товар рыночным ценам, а также доказательства, опровергающие данные, указанные в представленных обществом отчетах.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.10.2013 по делу № А75-1644/2011)

Налоговики доначислили организации налог на прибыль, штраф и пени в связи с непринятием затрат на приобретение металлопродукции и нереальностью хозяйственных операций.

Суд, руководствуясь положениями ст. 41, 247, 251, 252 НК РФ, а также постановлением № 53, пришел к выводу об отсутствии у налогового органа правовых оснований для исключения из состава расходов общества затрат на приобретение продукции, оформленной документами от контрагента. В данном деле судьи сочли возможным применить правовой подход, изложенный в постановлении от 03.07.2012 № 2341/12.

Так, ни в акте выездной налоговой проверки, ни в оспариваемом решении инспекция не подвергала сомнению ценовую политику общества в отношении приобретения металлопроката и его дальнейшее использование при строительно-монтажных работах, выполняемых для контрагента. В апелляционной инстанции представители ИФНС подтвердили тот факт, что спорный товар действительно был (продолжая указывать на отсутствие надлежащим образом оформленных документов, подтверждающих поступление товара от контрагента). Но расчетов рыночной стоимости спорных сделок для определения затрат, понесенных обществом при исчислении налога на прибыль, инспекция не сделала.

Что касается общества, оно, в обоснование «рыночности» цен приобретения спорной продукции, представило отчеты оценщика, согласно которым стоимость приобретенного товара, оформленного по документам от контрагента, соответствует рыночным ценам. В результате суд удовлетворил требования налогоплательщика.

Суд за реальные отношения

Реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль подлежит определению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичных сделкам.

(Постановление ФАС Московского округа от 23.07.2013 по делу № А40-115711/12-99-603)

ИФНС доначислила налог на прибыль, НДС, пени, штраф в связи с выводом о необоснованности получения обществом налоговой выгоды по взаимоотношениям с контрагентами. Инспекция ссылалась на то, что общество создало схему хозяйственных операций с привлечением фирм-однодневок с целью увеличения расходов и налоговых вычетов.

Как свидетельствуют материалы дела, с целью осуществления основного вида деятельности заявитель заключил договоры поставки мясосырья с контрагентами. Указанные контрагенты являлись основными поставщиками продукции. Факт реального исполнения данных договоров подтвержден обществом представленными в налоговый орган в ходе проверки и в материалы дела документами — договорами, товарными накладными, счетами-фактурами, платежными поручениями

Но по мнению инспекции, спорные контрагенты подконтрольны обществу и обладают признаками фирм-однодневок, поскольку:

— расчетные счета вышеуказанных компаний и общества открыты в одном банке;

— компании отсутствуют по юридическому адресу;

— у названных обществ нет необходимого персонала и имущества, а также арендованных складских помещений;

— имеет место невыплата зарплаты, неуплата налоговых платежей;

— у руководителя нет минимально необходимой для хозяйственной деятельности информации.

Кроме того, налоговый орган привел доводы относительно взаимозависимости заявителя, его контрагентов и контрагентов второго звена, в отношении которых также были установлены обстоятельства, свидетельствующие о невозможности данных обществ поставить спорное количество мясосырья.

Суды же установили реальность хозяйственных взаимоотношений заявителя с контрагентами, проявление должной осмот­рительности и осторожности при заключении договора, соответствие представленных документов требованиям НК РФ, в связи с чем сделали вывод о правомерном отнесении спорных затрат в состав расходов при исчислении налога на прибыль и заявлении налоговых вычетов. Также была установлена добросовестность спорных контрагентов.

При данных обстоятельствах налоговая инспекция должна была определить размер налоговых обязательств общества исходя из действительного экономического смысла хозяйственных операций. Однако в ходе проверки налоговики исключили из состава расходов и налоговых вычетов все затраты общества, понесенные по взаимоотношениям с контрагентами, без проверки и анализа полученной заявителем налоговой выгоды и ее размера.

«Рыночность» примененных по спорным сделкам цен инспекцией не проверялась, и на завышение цен, как на основание для признания налоговой выгоды необоснованной, ИФНС не ссылается. Хотя, исходя из правовой позиции, изложенной в постановлении № 2341/12, реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат при исчислении налога на прибыль подлежит определению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичных сделкам.

Доводы налогового органа по контрагентам второго звена сводятся к наличию между ними и обществом прямых хозяйственных отношений и формальному включению в документооборот. Однако, установив указанные обстоятельства, инспекция не определила размер действительных обязательств налогоплательщика и размер полученной им необоснованной налоговой выгоды, исключив все расходы и налоговые вычеты заявителя по приобретению мяса, что свидетельствует о недоказанности инспекцией вынесенного решения.

Что было, то прошло

Если установлен факт совершения налогоплательщиком реальных хозяйственных операций, сумму налога на прибыль, подлежащую уплате при отсутствии документального подтверждения понесенных расходов, налоговый орган должен определять расчетным путем.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 22.08.2013 по делу № А66-8083/2011)

Обществу доначислен налог на прибыль со ссылкой на необоснованное включение в цену реализованных основных средств стоимости строительно-монтажных работ, заявленных как выполненные контрагентом. По мнению ИФНС, указанные затраты налогоплательщик обязан был исключить из состава расходов и, как следствие, не учитывать при определении восстановительной стоимости проданных основных средств, поскольку в ходе предыдущей выездной проверки инспекция установила факт получения заявителем необоснованной налоговой выгоды путем заключения фиктивной сделки с этим подрядчиком. Именно вывод о неправильном определении обществом восстановительной стоимости основных средств, послужил основанием для доначисления налога на прибыль.

Результаты предыдущей налоговой проверки не оспорены обществом. Поэтому, как полагает инспекция, у нее нет необходимости представлять доказательства, свидетельствующие о недостоверности документов налогоплательщика и об отсутствии реальных операций с этим подрядчиком.

Рассмотрев материалы дела, судьи признали, что инспекция не доказала факт нереальности сделки, заключенной обществом со спорным контрагентом, а также установили отсутствие в деле доказательств создания налогоплательщиком искусственной ситуации, направленной исключительно на получение необоснованной налоговой выгоды.

Удовлетворяя заявление общества, арбитры сослались на правовую позицию, изложенную в постановлении № 2341/12, согласно которой в случае, когда инспекция установила, что налогоплательщик совершил реальные хозяйственные операции, сумму налога на прибыль (при отсутствии документального подтверждения понесенных расходов) налоговый орган определяет расчетным путем.

Суд установил, что по договору подряда подрядчик обязался собственными и привлеченными силами выполнить работы по возведению объектов из материалов заказчика (общества), перечень которых приведен в приложении к договору. Стороны также определили стоимость работ. В подтверждение выполнения контрагентом спорных работ и их принятия общество представило акты о приемке законченного строительством объекта. Расчеты с контрагентом общество произвело путем передачи простых векселей Сбербанка России.

Инспекция не представила суду доказательств того, что договор подряда заключен без цели реального выполнения работ, и никаких действий по выполнению договорных обязательств стороны не осуществили, а договор совершен лишь для вида без намерения создать соответствующие ему правовые последствия. Более того, нет и вывода о том, что предусмотренные договором подряда строительно-монтажные работы фактически не выполнены. Также нет данных о неправильном формировании обществом первоначальной стоимости основных средств и требований к нему, касающихся исключения из стоимости основных средств стоимости СМР, выполненных подрядчиком.

Суд указал, что из содержания оспариваемого решения инспекции следует, что она не ставит под сомнение реальность хозяйственных операций между обществом и его контрагентом по выполнению последним СМР. Не заявлял налоговый орган и о том, что работы выполнены самим обществом. Инспекция лишь указала на обстоятельства, установленные в ходе предыдущей налоговой проверки, которые не были предметом судебного контроля. Как пояснил представитель налогового органа, эти обстоятельства ими не проверялись в рамках налоговой проверки. Следовательно, указанные затраты правомерно учтены налогоплательщиком при формировании цены основного средства.

Отклонил суд и ссылку инспекции на то, что выводы ранее проведенной налоговой проверки в отношении НДС, в рамках которой инспекция установила отсутствие спорных хозяйственных операций с названным контрагентом, не оспорены заявителем. Суды указал, что эти обстоятельства не имеют значения для разрешения настоящего спора, в рамках которого оцениваются все ранее не исследованные в судебном порядке спорные обстоятельства, относящиеся к предмету спора.

Вина частично доказана

Если суд на основании оценки представленных налоговым органом и налогоплательщиком доказательств придет к выводу о том, что налогоплательщик для целей налогообложения учел операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, суд определяет объем прав и обязанностей налогоплательщика исходя из подлинного экономического содержания соответствующей операции.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 23.09.2013 по делу № А78-6840/2012)

Инспекция доначислила обществу НДС, налог на прибыль организаций, а также начислила пени и штрафы в связи с выводом о неправомерности предъявления к вычету сумм НДС, наличия в документах недостоверных сведений и неподтверждения реальности осуществления хозяйственных операций.

Исковое требование общества суд удовлетворил частично, поскольку контрагенты общества фактически не могли выполнить хозяйственные операции в связи с отсутствием условий для достижения результатов экономической деятельности.

Суд установил, что спорные контрагенты не имели управленческого и технического персонала, имущества, складских помещений. При этом в суде были представлены доказательства осуществлением транзитных платежей между участниками спорных операций; нарушения ими законодательства о налогах и сборах; наличие недостоверных и противоречивых сведений в представленных первичных документах. Общество было осведомлено о нарушениях, допускаемых контрагентами.

С учетом этих обстоятельств судьи пришли к выводам о том, что в рассматриваемом случае налогоплательщиком для целей налогообложения учтены операции со спорными контрагентами не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, на основании документов, содержащих недостоверные и противоречивые сведения.

Руководствуясь постановлением № 53, а также правовой позицией, изложенной в постановлении № 2341/12, в целях определения реального размера предполагаемой налоговой выгоды и понесенных затрат, суд предложил обществу представить доказательства в подтверждение «рыночности» цен, примененных по сделкам с указанными контрагентами, а инспекции — соответствующие возражения.

Оценив данные доказательства, судьи пришли к выводу о признании решения недействительным только в части сумм налога на прибыль организаций и соответствующих пеней и штрафов в отношении операций, по которым налогоплательщиком подтверждены последующая реализация и соответствие примененных цен приобретения рыночным.

Примеры судебных решений в пользу налоговиков

Долг платежом не красен

При создании фиктивного документооборота с контрагентом и отсутствии экономически оправданных целей взаимодействия с ним превышение размера переданного долга над первоначально имеющимся является убытками общества, которые подлежат учету как внереализационные расходы при исчислении налога на прибыль.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 24.07.2013 по делу № А33-17092/2012)

Оспариваемым решением обществу доначислен налог на прибыль организаций. Основанием послужил вывод инспекции о получении обществом необоснованной налоговой выгоды путем сокрытия внереализационных доходов на сумму пени и увеличения внереализационных расходов на сумму убытков посредством совершения очередности сделок.

Из материалов дела следует, что общество с целью обеспечения населения города услугами теплоснабжения и горячего водоснабжения выступало заказчиком данных услуг по договору с ООО и имело перед последним задолженность, перевод которой осуществило на основании трехстороннего соглашения о переводе долга от 02.08.2010 новому должнику — ООО1.

Кроме того, последнему было передано право требования с населения города дебиторской задолженности по оплате жилищно-коммунальных услуг и право требования пени за просрочку уплаты указанной суммы задолженности в размере 1/300 ставки рефинансирования на основании договора о порядке расчетов от 02.08.2010.

Между общество (агент) и ООО1 (принципал) заключен агентский договор от 02.08.2010, по условиям которого принципал поручает агенту совершить от имени и за счет принципала совокупность юридических и фактических действий, связанных с использованием лицевых счетов, открытых населению города для сбора платежей за жилищно-коммунальные услуги с целью перечисления денежных средств с лицевых счетов в размере суммы, причитающейся принципалу на основании договора о порядке расчетов от 02.08.2010. Денежные средства, поступившие на лицевые счета в пределах суммы, определенной договором, и пени являются собственностью принципала.

По результатам проведенных мероприятий налогового контроля инспекция установила, что общество как до перевода долга и прав требования (02.08.2010), так и после самостоятельно осуществляло расчеты за оказанные жилищно-коммунальные услуги с ООО (кредитор) и населением (должники), лишившись при этом дохода в виде причитающихся сумм пени за просрочку должниками оплаты оказанных услуг. Исходя из факта взаимозависимости налогоплательщика с ООО1 (организации, фактически не осуществляющей финансово-хозяйственной деятельности, руководителем которой является работник общества), ИФНС пришла к выводу о совершении налогоплательщиком сделок, не обусловленных разумными экономическими или иными причинами, и, как следствие, получении необоснованной налоговой выгоды посредством завышения внереализационных расходов и сокрытия внереализационных доходов.

Общество, в свою очередь, заявило, что в силу правовой позиции Президиума ВАС, изложенной в постановлении № 2341/12, реальный размер предполагаемой налоговой выгоды и понесенных налогоплательщиком затрат, обусловленных исполнением соглашения о переводе долга от 02.08.2010, договора о порядке расчетов и агентского договора от 02.08.2010, подлежит определению исходя из рыночных цен, применяемых по аналогичным сделкам. Но данные обстоятельства инспекцией не устанавливались.

Суд, в частности, указал, что затраты могут быть учтены налогоплательщиком при исчислении налогооблагаемой базы по налогу на прибыль организаций только при осуществлении реальных хозяйственных операций, подтвержденных до­кумен­тами, оформленными в соответствии с законодательством РФ.

Из положений п. 6 постановления № 53 следует, что взаимозависимость участников сделок не может служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной. Однако указанное обстоятельство в совокупности и взаимосвязи с иными обстоятельствами, перечисленными в п. 5 и 6 постановления, могут быть признаны обстоятельствами, свидетельствующими о получении налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Оценив представленные в материалы дела доказательства, судьи установили, что ООО1 финансово-хозяйственная деятельность фактически не осуществляется, поскольку управленческого и технического персонала, основных средств, имущества оно не имеет, по юридическому и фактическому адресу не находится, доходы и расходы на ведение хозяйственной деятельности у него отсутствуют; финансово-хозяйственные отношения с иными контрагентами, помимо общества, также не осуществляются. Следовательно, возможность погасить долг, переданный на основании трехстороннего соглашения от 02.08.2010, не имеется, о чем не мог не знать налогоплательщик, так как факт трудоустройства директора ООО1 на должность ведущего юрисконсульта общества установлен.

При совокупности всех обстоятельств и исходя из того, что в результате совершения сделок по переводу долга и права требования, заключения агентского договора общество самостоятельно осуществляло расчеты с ООО (кредитор) и населением города (должники). Однако причитающиеся обществу за просрочку уплаты задолженности населением пени уступлены ООО1, которое фактически никаких услуг по договорам от 02.08.2010 не оказывало, судьи пришли к выводу об отсутствии у налогоплательщика разумных экономических или иных причин (целей делового характера) при заключении выше­указанных сделок и получении обществом в результате осуществления данных операций необоснованной налоговой выгоды в виде сокрытия внереализационных доходов на сумму пени.

Ссылки заявителя на соответствие размера вознаграждения ООО1 при переводе ему долга рыночным ценам, применяемым по аналогичным сделкам, подлежит отклонению, поскольку при создании фиктивного документооборота с указанным контрагентом и отсутствии экономически оправданных целей взаимодействия с ним превышение размера переданного долга над первоначально имеющимся является убытками общества, которые подлежат учету как внереализационные расходы при исчислении налога на прибыль.

Отклонил суд и ссылку заявителя на правовую позицию ВАС, изложенную в постановлении № 2341/12: в рамках рассмотренного дела имели место иные фактические обстоятельства.

Необоснованность налицо

Представленные налоговым органом доказательства в подтверждение факта несовершения спорных хозяйственных операций по возмездному приобретению товаров (работ, услуг) и проявленная обществом неосмотрительность при их совершении, должны оцениваться в совокупности (как единое основание) для вывода о получении необоснованной налоговой выгоды.

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 04.09.2013 № Ф03-3967/2013)

Налогоплательщик не смог подтвердить затраты, понесенные в связи с оплатой работ субподрядчикам, и завысил суммы налоговых вычетов по НДС. Эти обстоятельства послужили основанием для доначисления налога на прибыль и НДС. Инспекция усомнилась в реальности хозяйственных операций общества.

Общество решило отстаивать свои права в суде. Помимо прочего, оно заявило, что инспекция, исключая расходы, понесенные в связи с оплатой по договорам субподряда, заключенным с контрагентами, неверно установила размер налоговых обязательств, с чем согласились суды, и что противоречит правовой позиции, содержащейся в постановлении № 2341/12.

Инспекция же указала, что поскольку реальность операций с указанными контрагентами не подтверждена, правовой подход, содержащийся в постановлении № 2341/12, неприемлем.

С учетом положений постановления № 53, суд пришел к выводу о созданиеи заявителем искусственной схемы движения денежных средств по операциям со спорными контрагентами, которая привела к занижению выручки проверяемого периода. В частности, обществом для целей налогообложения учтены хозяйственные операции, не связанные с осуществлением реальной предпринимательской деятельности, что свидетельствует о получении им необоснованной налоговой выгоды.

Судами установлено, что у указанных контрагентов общества не было реальной возможности осуществления поименованных в договорах работ, ввиду отсутствия персонала, основных средств, в том числе транспорта, складских помещений.

Налоговым законодательством установлен определенный перечень условий для получения налоговой выгоды. При этом налогоплательщик обязан доказать приобретение товаров (работ, услуг) именно от конкретного поставщика. Кроме того, налогоплательщик в любом случае должен доказать принятие им мер должной осмотрительности при выборе поставщика. Представленные ИФНС доказательства в подтверждение факта несовершения спорных хозяйственных операций по возмездному приобретению товаров (работ, услуг) и проявленная обществом неосмотрительность при их совершении, должны оцениваться в совокупности (как единое основание) для вывода о получении необоснованной налоговой выгоды.

Отказывая в удовлетворении требований общества, суд исходил из того, что налогоплательщик ни в ходе проведения проверки, ни при рассмотрении настоящего спора в суде не представил надлежащие доказательства, опровергающие выводы налогового органа и подтверждающие реальность заявленных хозяйственных операций с указанными субподрядчиками.

Таким образом, суд посчитал, что общество создало фиктивный документооборот при отсутствии реальных хозяйственных операций с целью увеличения расходной части, завышения вычетов по НДС и уменьшения своих налоговых обязательств.

Не проявив должной осмотрительности при выборе контрагентов и приняв от них документы, содержащие недостоверную информацию, общество взяло на себя риск негативных последствий в виде невозможности получения налоговых вычетов из бюджета. Ссылки заявителя на правовую позицию, сформулированную в постановлении № 2341/12, суд не принял, поскольку данное дело основано на иных фактических обстоятельствах.

Обстоятельства обстоятельствам рознь

Правовая позиция ВАС РФ применима лишь при схожих фактических обстоятельствах и только в случае установления налогоплательщиком реальных хозяйственных операций.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.09.2013 по делу № А27-19731/2012)

Налоговый орган доначислил налог на прибыль, пени и штраф в связи с необоснованным получением обществом налоговой выгоды по операциям с контрагентами, которые не имеют фактической возможности осуществлять хозяйственную деятельность в силу отсутствия у них персонала, основных и транспортных средств, производственных помещений.

Общество посчитало, что правовая позиция, изложенная в постановлении № 2341/12, применима к настоящему спору. При установлении реальности приобретения зерна и производственной направленности расходов на его приобретение оно имеет право на учет в составе расходов соответствующих затрат, рассчитанных исходя из рыночных цен.

Изучив материалы дела, суд указал, что в целом, представляемые налогоплательщиком документы в качестве обоснования правомерности своих действий при исчислении налогов на прибыль и НДС должны отвечать требованиям достоверности, быть взаимоувязанными и непротиворечивыми.

Инспекция в ходе проверки установила и доказала в суде, что контрагенты общества не имеют фактической возможности осуществлять хозяйственную деятельность. Налоговая инспекция пришла к выводу о том, что обществом умышлено была создана схема документооборота через подконтрольные ему организации для получения необоснованной налоговой выгоды, в том числе в виде уменьшения налоговой базы по налогу на прибыль организаций. В частности, почерковедческие экспертизы подтвердили, что документы, представленные обществом в качестве подтверждения финансово-хозяйственной деятельности с контрагентами, а также налоговая и бухгалтерская отчетность указанных организаций подписаны не установленными лицами.

Довод общества о необходимости применения судами правовой позиции, изложенной в постановлении № 2341/12, суд отклонил. Аргумент: в рамках рассматриваемого дела обжаловалось решение налогового органа по итогам налоговой проверки, в ходе которой установлена недостоверность представленных налогоплательщиком документов, и содержалось предположение о наличии в его действиях умысла на получение необоснованной налоговой выгоды. В постановлении однозначно указано, что правовая позиция ВАС РФ применима лишь при схожих фактических обстоятельствах и только в случае осуществления налогоплательщиком реальных хозяйственных операций. Суд отметил, что фактические обстоятельства по приведенному делу и по настоящему делу различны, так как налоговый орган в решении о привлечении к ответственности в настоящем деле не предположил о наличии умысла на получение налоговой выгоды, а констатировал факт умышленных действий, подтвердил отсутствие реальных операций, отсутствие фактических затрат. Это стало основанием для привелчения общества к ответственности. Следовательно, правовая позиция ВАС РФ, высказанная в постановлении № 2341/12, неприменима.

Отметим, что правильность подхода кассационной инстанции подтверждена в Определении ВАС РФ от 07.11.2013 № ВАС-15338/13.

Какие ваши доказательства?

В случае, когда налоговый орган установил не проявление налогоплательщиком необходимой степени осмотрительности при выборе контрагента, именно на налогоплательщика возлагается обязанность доказать рыночность цен, примененных по оспариваемым сделкам. В свою очередь налоговый орган не лишается возможности опровергнуть представленный налогоплательщикам расчет, обосновав соответствие таких цен рыночным и, как следствие, завышение соответствующих расходов.

(Постановление ФАС Московского округа от 28.05.2013 по делу № А40-86162/12-99-484)

Налоговая инспекция доначислила компании налог на прибыль, НДС в связи с выявлением факта получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

В спорной ситуации судьи исследовали договоры и счета-фактуры, банковские выписки, ГТД, учли нормы ст. 169, 171, 172, 252 НК РФ, оценили материалы допросов.

Отказывая в удовлетворении требований общества, суд исходил из позиции, изложенной в постановлении № 2341/12. В случае когда налоговый орган установил не проявление налогоплательщиком необходимой степени осмотрительности при выборе контрагента, именно на налогоплательщика в силу требований ч. 1 ст. 65 АПК РФ возлагается обязанность доказать рыночность цен, примененных по оспариваемым сделкам. В свою очередь налоговый орган, не соглашаясь с размером расходов, которые учтены налогоплательщиком при исчислении налога на прибыль по рассматриваемым хозяйственным операциям, не лишается возможности опроверг­нуть представленный налогоплательщикам расчет, обосновав соответствие таких цен рыночным и, как следствие, завышение соответствующих расходов.

На основании установленных фактических обстоятельств судьи сделали вывод о том, что представленные доказательства свидетельствуют об отсутствии реальных хозяйственных операций между заявителем и его контрагентом по поставке товара и не могут быть приняты в качестве доказательств обоснованности применения налоговых вычетов и учета расходов в целях налогообложения прибыли.

Легитимность данного вердикта ФАС Московского округа подтверждена Определением ВАС РФ от 11.09.2013 № ВАС-12832/13.