1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 4832

Персонифицированный учет: какова цена ошибки?

Каждый бухгалтер знает, насколько кропотлива работа по подготовке сведений по персонифицированному учету в Пенсионный фонд. Ведь в них необходимо отразить информацию по каждому работнику организации. Немудрено, что в такую отчетность закрадываются ошибки. Мы расскажем, за какие огрехи ревизоры из ПФР привлекают компании к ответственности и как добиться отмены или снижения санкций.

Штраф можно снизить в разы

Если специалисты Пенсионного фонда в ходе проверки выявят ошибки в сданных сведениях персонифицированного учета, будьте уверены — от ответственности вам уйти не удастся. Но прежде чем платить штраф, нужно проверить, правильно ли он рассчитан. Дело в том, что, как показывает практика, иногда ревизоры из ПФР рассчитывают размер санкции от суммы страховых взносов, начисленных на доходы всех работников организаций. А это неверно.

Ответственность за представление неполных сведений, необходимых для осуществления индивидуального учета в системе государственного пенсионного страхования, а также недостоверных сведений предусмотрена ст. 17 Федерального закона от 01.04.96 № 27-ФЗ «Об индивидуальном (персонифицированном) учете в системе обязательного пенсионного страхования» (далее — Закон № 27-ФЗ). Размер штрафа составляет 10% причитающихся за отчетный год платежей в Пенсионный фонд.

Как видите, из приведенной формулировки ст. 17 Закона № 27-ФЗ непонятно, о каких платежах идет речь: о сумме страховых взносов, начисленных в отношении работников организации, или же только в отношении тех работников, по которым были представлены недостоверные сведения.

Разъяснения по этому поводу содержатся в п. 16 информационного письма Президиума ВАС РФ от 11.08.2004 № 79. В нем сказано, что размер штрафа, подлежащего взысканию за представление неполных сведений, необходимых для осуществления индивидуального (персонифицированного) учета, следует определять от суммы платежей только в отношении тех работников, о которых представлены неполные сведения. Указанное письмо Пенсионный фонд довел до своих территориальных органов для использования в работе (письмо от 31.08.2004 № АК-09-25/9488). А в письме от 28.06.2006 № КА-09-26/6784 Пенсионный фонд рекомендовал своим подчиненным обращаться с исками к работодателям о взыскании штрафных санкций за неполное представление сведений персонифицированного учета, рассчитанных исходя из размера 10% причитающихся за отчетный год платежей в ПФР только в отношении тех работников, за которых сведения были сданы с ошибками.

Однако судебная практика показывает, что инспекторы ПФР на местах не всегда следуют рекомендациям Пенсионного фонда. Примером может служить постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 04.09.2013 № А27-893/2013. Проведя камеральную проверку сведений персонифицированного учета, специалисты Пенсионного фонда нашли ошибку — по одному работнику организация неверно соотнесла взносы в зависимос­ти от даты рождения застрахованного лица. За это организацию привлекли к ответственности. Размер санкции был рассчитан исходя из суммы начисленных страховых взносов по всем работникам организации и составил более 140 000 руб.

Организация сочла действия специа­лис­тов Пенсионного фонда неправомерными и отказалась платить штраф. Ревизоры решили взыскать санкции в судебном порядке. Однако три судебные инстанции встали на сторону компании и снизили штраф до 8,64 руб.

Арбитры отметили следующее. Если расчет штрафа производится исходя из общей суммы страховых взносов, уплачиваемых организацией, размер ответственности фактически зависит не от тяжести совершаемого правонарушения, а от численности работников. А это не согласуется с правовой позицией ВАС РФ, изложенной в информационном письме от 11.08.2004 № 79.

Таким образом, в случае расчета штрафных санкций с суммы страховых взносов всех работников компании неправомерность такого подхода можно легко доказать в суде. Арбитры в этом вопросе всегда поддерживают плательщиков страховых взносов (постановления ФАС Поволжского округа от 13.09.2012 № А65-5196/2012, Уральского округа от 21.08.2012 № Ф09-7273/12, Центрального округа от 21.06.2012 № А36-2846/2011, Северо-Западного округа от 23.04.2010 № А56-79743/2009).

Обратите внимание: аналогичный подход к расчету штрафных санкций применяется и в том случае, когда организацию привлекают к ответственности за не сданные в срок сведения персонифицированного учета.

Ошибка ошибке рознь

Преследуя фискальные интересы, ревизоры из Пенсионного фонда находят любой повод для привлечения организаций к ответственности. Так, они считают недостоверными сведения, в которых компания допустила техническую ошибку.

Лишнее тире в номере СНИЛС

В деле, ставшем предметом судебного разбирательства в ФАС Волго-Вятского округа, инспекторы ПФР начислили организации штраф по ст. 17 Закона № 27-ФЗ за представление недостоверной персонифицированной отчетнос­ти — в сданных сведениях был указан номер СНИЛС с лишним тире (постановление от 13.02.2013 № А28-6183/2012).

По мнению специалистов территориального управления ПФР, из-за такой ошибки не были своевременного разнесены страховые суммы на лицевые счета всех работников компании, тем самым нарушены их права на своевременное и полное обязательное страховое обеспечение за счет средств ПФР. По­этому данные действия организации образуют состав правонарушения, ответственность за которое предусмотрена ст. 17 Закона № 27-ФЗ.

Однако арбитры не поддержали Пенсионный фонд и пришли к выводу, что в рассматриваемой ситуации отсутствует вменяемый компании состав правонарушения. Судьи указали, что недостоверность сведений предполагает существенные нарушения, влияющие на правильность исчисления страховых взносов. Организацией допущена техническая ошибка только в указании страхового номера работника. Другие сведения, позволяющие идентифицировать застрахованное лицо, были указаны верно. Поэтому допущенная опечатка не привела к неверным расчетам страховых взносов.

Арбитры отметили, что при таких обстоятельствах Пенсионный фонд мог принять решение о корректировке этих сведений. Тем более что по другим сотрудникам дефис в указанном месте номера СНИЛС отсутствует.

Опечатка в фамилии работника

Еще одна распространенная ошибка — при подготовке сведений бухгалтер допустил опечатку в фамилии работника. По мнению контролеров из ПФР, такая ошибка подпадает под ответственность, предусмотренную ст. 17 Закона № 27-ФЗ.

Аналогичная проблема была рассмот­рена в постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 22.10.2012 № А28-2360/2012. В суд обратилось управление ПФР с требованием взыскать с компании штрафные санкции за представление недостоверных сведений персонифицированного учета. Основанием для этого послужил тот факт, что в сданных сведениях организация допустила ошибку в фамилии работника. Пенсионный фонд решил, что представленные сведения не соответствуют действительности (бухгалтерским документам, документам по учету кадров).

Однако три судебные инстанции отклонили доводы Пенсионного фонда. Арбит­ры указали, что наличие в представленных компанией сведениях опис­ки не может быть расценено как представление недостоверных сведений. Ведь иные сведения о работнике были указаны верно. Поэтому в удовлетворении заявленного требования Пенсионному фонду было отказано из-за отсутствия состава вмененного организации правонарушения.

«А форма-то устарела»

К сожалению, бухгалтерам не всегда удается вовремя отследить изменения форм отчетности. В итоге сведения сдаются по старым формам. Специалис­ты Пенсионного фонда считают, что и за эту оплошность на компанию должен быть наложен штраф за представление недостоверных сведений.

Однако арбитры не согласны с таким подходом. Так, в постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 26.10.2012 № А27-6665/2012 была рассмотрена аналогичная ситуация. Специалисты Пенсионного фонда привлекли компанию к ответственности за представление недостоверных сведений. Организация сдала персонифицированную отчетность за 2010 г. по формам, которые действовали в 2009 г. По мнению контролеров, организация должна была сдавать сведения по новым формам в соответствии с утвержденной инструкцией. Представление сведений по устаревшим формам приравнивается к сдаче недостоверных сведений, а за это полагается штраф.

Но с таким решением не согласился суд. Принимая решение в пользу компании, арбитры сослались на письмо Пенсионного фонда от 14.12.2004 № КА-09-25/13379 «О применении финансовых санкций в соответствии со статьей 17 Федерального закона от 01.04.1996 № 27-ФЗ». В нем сказано, что обязательным условием для применения штрафной санкции по ст. 17 Закона № 27-ФЗ является наличие события правонарушения. То есть привлечь компанию к ответственности можно только в двух случаях. Первый — организация не сдала сведения в установленный срок. Второй — были представлены недостоверные сведения. При этом недопустим формальный подход к наложению штрафа при наличии ошибок в формах отчетности, представляе­мых страхователями. Любая санкция должна применяться с учетом принципов винов­ности и противоправности деяния, соразмерности наказания, презумпции невиновности.

Судьи отметили, что вывод Пенсионного фонда о недостоверности персонифицированных сведений основан только на несоответствии представленной формы документа, тогда как проверка указанных сведений должна производиться на основании ст. 11 Закона № 27-ФЗ. Контролеры из ПФР не представили в суде доказательств того, что организацией были сданы иные недостоверные сведения, за исключением несоответствия отчетнос­ти установленным формам. Кроме того, несоответствие форм отчетности не отразилось каким-либо образом на достоверности исчисленных страховых взносов, точности в сведениях о стаже и не повлекло за собой занижение базы для начисления страховых взносов.

Корректировка сведений

Статья 17 Закона № 27-ФЗ предусматривает еще один вид ответственности — штраф за нарушение срока представления сведений персонифицированного учета. Размер санкций точно такой же, как и за сдачу недостоверных сведений, то есть 10% причитающихся за отчетный год платежей в Пенсионный фонд. Напомним, персонифицированные сведения сдаются в ПФР ежеквартально, не позднее 15-го числа второго календарного месяца, следующего за отчетным периодом (ч. 2 ст. 11 Закона № 27-ФЗ). В то же время в случаях обнаружения ошибок или же несоответствия между представленными сведениями и результатами проверки страхователю предоставляется возможность в двухнедельный срок устранить недочеты (п. 34 и 41 Инструкции о порядке ведения индивидуального (персонифицированного) учета сведений о застрахованных лицах, утвержденной приказом Минздравсоцразвития России от 14.12.2009 № 987н, далее — Инструкция).

Возникает вопрос: можно ли привлечь компанию к ответственности за несвое­временную сдачу персонифицированной отчетности, если она была представлена в установленный срок, но с недочетами, впоследствии отправлена на доработку и исправлена организацией?

Конечно же специалисты Пенсионного фонда находят в этом состав правонарушения, предусмотренного ст. 17 Закона № 27-ФЗ. Это подтверждает судебная практика. Приведем спор, который был рассмотрен в постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 18.01.2013 № А19-6590/2012. Сразу скажем, что арбитры поддержали организацию и не приняли доводы Пенсионного фонда.

Организация сдала в установленный срок сведения персонифицированного учета по телекоммуникационным каналам связи. Однако некоторые файлы не прошли формально-логический контроль, в связи с чем Пенсионный фонд отправил компании уведомление о внесении в двухнедельный срок исправлений в представленные сведения.

Компания внесла исправления в ранее сданные сведения. Правда, сделала это через три месяца после окончания установленного срока для сдачи персонифицированной отчетности. В связи с этим организация была привлечена к ответственности по ст. 17 Закона № 27-ФЗ. С таким решением плательщик страховых взносов не согласился и обратился в суд.

Три судебные инстанции поддержали организацию. Арбитры указали, что сведения, необходимые для осуществления персонифицированного учета, организация пусть и с ошибками, но сдала в установленный срок. Этот факт контролеры из ПФР не оспаривали. Впоследствии компания исправила ошибки и представила правильные сведения персонифицированного учета.

По мнению арбитров, в рассматриваемой ситуации непринятие Пенсионным фондом первоначально представленных сведений не может быть основанием для привлечения организации к ответственности за нарушение сроков сдачи отчетности. А сдача компанией корректирующих сведений персонифицированного учета позже установленного срока не образует состава правонарушения, предусмотренного ст. 17 Закона № 27-ФЗ.

Судьи отметили, что действующее законодательство не дает Пенсионному фонду права отказать в принятии сведений, в которых содержатся ошибки, либо считать, что такие отчеты являются непредставленными. За представление сведений, в которых имеются недочеты, ошибки, опечатки, которые не являются недостоверными сведениями, Законом № 27-ФЗ ответственность не предусмот­рена. В таком случае ошибки подлежат исправлению в установленном порядке.

Если компания в двухнедельный срок не устранит недочеты, Пенсионный фонд имеет право принять решение о корректировке сведений (п. 41 Инструкции). Более того, ст. 17 Закона № 27-ФЗ не предусмат­ривает ответственности за нарушение двухнедельного срока представления скорректированных данных.

Специалисты Пенсионного фонда не согласились с решением кассационной инстанции и попытались оспорить его в Президиуме ВАС РФ. Однако коллегия судей не нашла оснований для передачи рассматриваемого дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора (Определение ВАС РФ от 27.06.2013 № ВАС-7518/13).

Как видите, начисление штрафных санкций неправомерно, даже если организация внесла исправления в сведения персонифицированного учета по истечении отведенного на корректировку двухнедельного срока. Аналогичный вывод содержится в постановлениях ФАС Уральского округа от 30.11.2012 № Ф09-11807/12, Волго-Вятского округа от 22.10.2012 № А28-2360/2012, Дальневосточного округа от 01.11.2010 № Ф03-7020/2010.

Разные формы — разные данные: будет ли штраф?

Кроме сведений персонифицированного учета, плательщики страховых взносов обязаны в те же сроки представить в органы ПФР и расчет страховых взносов по форме РСВ-1 ПФР (утверждена приказом Минтруда России от 28.12.2012 № 639н). В этой форме также указываются начисленные и уплаченные суммы страховых взносов в Пенсионный фонд, но в отличие от персонифицированных сведений в ней отражаются данные по организации в целом, то есть без разбивки суммы взносов, приходящейся на каждого работника.

Как видите, сведения в обоих вариантах отчетности идентичны. Поэтому итоговые показатели должны совпадать. Если же специалисты ПФР в ходе камеральной проверки обнаружат расхождения, то компанию могут привлечь к ответственности за представление недостоверных сведений персонифицированного учета. Но ревизорам не удается в судах доказать правомерность начисления штрафных санкций.

Так, в постановлении ФАС Северо-Западного округа от 12.11.2012 № А56-10287/2012 арбитры сочли начисление штрафных санкций за представление недостоверной отчетности неправомерным. Вот в чем заключалась суть дела.

При проведении камеральной проверки Пенсионный фонд установил, что суммы начисленных и уплаченных страховых взносов, указанные в описи АДВ-6-2, не соответствуют суммам начисленных и уплаченных страховых взносов, которые отражены в форме РСВ-1 ПФР. За это компанию привлекли к ответственности по ст. 17 Закона № 27-ФЗ.

Организация отказалась уплачивать штраф. Поэтому Пенсионный фонд решил взыскать санкции через суд. Но контролеры нашли поддержку только в суде первой инстанции. Апелляция и кассация встали на сторону компании, и с таким решением согласился ВАС РФ (Определением ВАС РФ от 18.03.2013 № ВАС-2766/13 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

Арбитры указали, что ни в акте проверки, ни в решении о привлечении компании к ответственности не изложены обстоятельства совершения правонарушения, предусмотренного ст. 17 Закона № 27-ФЗ. А именно не указано, в чем выразилась недостоверность представленных сведений. В решении был отмечен только факт сдачи недостоверных сведений по форме АДВ-6-2. А вот ссылок на то, что в представленных сведениях персонифицированного учета были выявлены ошибки, не было.

Кроме того, Пенсионный фонд в ходе камеральной проверки не установил суммы фактически уплаченных страховых взносов согласно данным ПФР и соотношение данных сумм с показателями, указанными в формах ­АДВ-6-2, РСВ-1 ПФР.

Судьи отметили, что вывод Пенсионного фонда о недостоверности сведений основан только на сравнении размера начисленных страховых взносов, указанных в формах АДВ-6-2 и РСВ-1 ПФР, в то время как такие расхождения сами по себе не являются свидетельством недостоверности представленной организацией информации. Проверка же сведений персонифицированного учета должна осуществляться на основании документов, указанных в ст. 11 Закона № 27-ФЗ.

Учитывая, что Пенсионным фондом такая проверка не проводилась, суды сделали вывод об отсутствии в действиях организации состава вменяемого правонарушения.

Аналогичная позиция содержится и в постановлении ФАС Уральского округа от 03.07.2012 № А60-50871/2011.

Таким образом, чтобы предъявить компании претензии, Пенсионный фонд сначала должен выявить, в чем именно состояла недостоверность данных, и отразить это в своих решениях о привлечении организации к ответственности.