1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1358

Современная цивилизация: кто — в отрыв, кто — на обочину

Состоявшийся в Давосе Международный экономический форум на российской тематике «не зацикливался». А начавшееся председательство в «Группе двадцати» не может компенсировать очевидное: роль России в глобальной экономике всё менее заметна…

Сценарии и жизнь

Три негативных сценария для России на ближайшее время, разработанных специалистами Всемирного экономического форума, обсуждены достаточно подробно. Четвёртый — им противоположный и тем уже позитивный — не столько внимательно рассмотрен, сколько упомянут главой правительства Дмитрием Медведевым, словно извечная надежда, что худшее не произойдёт и поэтому будет лучше...

Ждать «прорывов» не приходится. Согласно прогнозам МВФ, рост мировой экономики в 2013 г. составит 3,6%. Аналогичный рост ВВП России предрекает и Минэкономразвития, не исключая, что при сохранении последних тенденций торможения российской экономики рост ВВП РФ может замедлиться с 3,5% в 2012 г. до 3% в нынешнем («Независимая газета», 25 января 2013 г.). То есть может опуститься ниже среднемировых показателей.

Перечисление проблем традиционно: неудовлетворительный инвестиционный климат, коррупция, неэффективное государственное управление и отсутствие структурных реформ, неработающие законы, зависимость экономики от глобального спроса на сырьё, низкие (в сравнении с объёмами добычи и экспорта) объёмы переработки сырья и производства продукции с высокой добавленной стоимостью, офшоры и утечка капиталов, изношенная инфраструктура и т.д.

Если, однако, быть объективным, придётся признать, что внешние проблемы, затрагивающие все страны, не могут служить достаточным оправданием затянувшегося в российской экономике «топтания на одном месте», периодически прерываемого, в лучшем случае и без преуменьшения (или преувеличения?!), «нанодостижениями».

Мы являемся свидетелями неукротимого роста китайского ВВП (даже в кризисные годы не менее 8%), усиливающегося тренда реиндустриализации в странах с развитой экономикой, практически повсеместной (государства Азии, Северной и Латинской Америки, Европы, ЮАР в Африке) технологической модернизации с формированием качественно новых, перспективных отраслей экономики.

Происходящее убедительно свидетельствует: мир не стоит на месте и противоречиво, разнонаправленно и разновременно стремится к развитию. Успешные страны уходят в «цивилизационный отрыв» — это не преувеличение, а реальность, которая вполне может стать необратимой.

Наверстать отставание в отрасли, в какой-либо из сфер жизнедеятельности, даже преодолеть системное отставание — ещё возможно (своими силами, используя заинтересованных внешних партнёров). Но преодолеть увеличившийся до определённой величины цивилизационный отрыв скорее всего уже не удастся — в дальнейшем он будет только возрастать.

Экономика знаний, шестой технологический уклад — первые видимые признаки зарождения и становления «иной» человеческой общности. Сегодня для многих очевидно, что искусственный интеллект, в XX веке механически соединённый с человеком и резко увеличивший его способности и возможности, в веке XXI в той или иной форме станет неотъемлемой частью Homo sapiens, одним из «искусственных органов», которых будет становиться в человеке всё больше. Последствия этого будут именно цивилизационными, полностью изменяя «ландшафт бытия» — от окружающей среды до внутреннего мира каждого, от международной архитектуры до индивидуального дизайна.

Как в новых условиях будут развиваться отношения между странами и народами, находящимися на разных стадиях развития? Есть ли шанс гармонизировать систему общество — природа, если общество будет состоять из разных социумов? И т.д., и т.п.

Вопросам «несть числа». Равно как ответам и предположениям. Не станем гадать, когда, как и что будет происходить. Наша задача — обратить внимание, что оставшееся время неумолимо сокращается, не только с точки зрения рассмотренных выше гипотетических пертурбаций, но и возможностей изменить к лучшему ситуацию, в том числе экономическую, в России.

В чём проблема?

Обратим внимание на следующее обстоятельство.

В ведущих экономиках сильные стороны используются, в первую очередь, как набор возможностей и потенциал развития в рамках наступательной стратегии (стратегии прорыва), учитывающий внешние и внутренние угрозы (например, кризисы) и способный при необходимости мобилизовать ресурсы на их преодоление, одновременно прикрывая слабые стороны.

В российской экономике сильные стороны ориентированы в большей степени на подготовку к предстоящим возможным опасностям, важнейшими из которых являются глобальные. Иными словами, сильные стороны «воленс-неволенс»поддерживают слабые, а не преодолевают их деструктивное воздействие, не столько ускоряют развитие, сколько, в лучшем случае, консервируют и тем самым сохраняют их тормозящее влияние.

В стратегическом менеджменте подобную политику называют оборонительной стратегией или стратегией выживания. Не секрет, что во многом это связано с нашей растущей зависимостью от конъюнктуры мировых сырьевых рынков, воздействие которых на развитие отечественной экономики не обязательно позитивно.

Не приходится удивляться, что в таких условиях решения относительно наших экономических перспектив всё чаще «принимают» в других странах. Естественно, немаловажное значение имеет отсутствие чёткой артикуляции приоритетов и определённого, а не размытого концептуального видения того, «куда идёт король?» — регулярное повторение банальных истин и многословных рассуждений ясности не вносит.

Невольно возникает ощущение периодического присутствия при анализе результатов реализации невнятной авторской стратегии, когда руководитель не ставит под сомнение её положения и считает, что для достижения заданных показателей надо лучше работать (один из наиболее популярных «руководящих призывов»). А может, проблема в мировоззренческих позициях, несостоятельных стратегических установках, в неадекватных реальности направлениях и приоритетах — при всех доработках, уточнениях и корректировках? И назрела необходимость и целесообразность рассмотреть другие варианты Стратегии развития России?

Не потому ли президент Владимир Путин поручил президенту РАН Юрию Осипову подготовить доклад «О комплексе мер по обеспечению устойчивого развития России в условиях глобальной нестабильности» и пакет документов, необходимых для реализации этих мер?

В администрации президента эту работу координирует советник президента академик РАН Сергей Глазьев, а рабочую группу возглавил вице-президент РАН и член совета директоров «Роснефти» Александр Некипелов. По словам участника группы бизнесмена и члена-корреспондента РАН Глеба Фетисова, работа уже началась, доклад и предложения планируется представить в марте: сначала — на президиум РАН, а потом — президенту (www.vedomosti.ru, 18 января 2013 г.).

Попутно отметим, что на вопрос аналитического центра газеты «Экономика и жизнь» «Необходимо ли независимое научное и публичное обсуждение (экспертиза) приоритетов модернизации?» утвердительно ответили более 80% опрошенных студентов-экономистов нескольких российских вузов (см. далее).

Так, может, потому и не «пошла» Стратегия-2020, что не превратилась в яркий и убедительный документ о необходимых переменах в российском обществе? Широко не обсуждённая, большинству неизвестная, концепция развития и в новой редакции не стала вдохновляющей не только на подвиги и креативные свершения, но даже на будничные дела.

В официальной идеологии фактически доминирует (далеко не всегда объективная) позиция высокопоставленных федеральных чиновников и представителей бизнеса о неустанной борьбе с неизбежно возникающими не только внешними, но и внутренними затруднениями: политическими и экономическими (неразвитость рынков, слабая конкуренция, монополизм), международными и социальными, демографическими и экологическими, правовыми (несовершенное законодательство) и производственно-технологическими.

Отсюда возникла политика бесконечной подготовки к своеобразному «стартапу», которому всё время «чего-то не хватает» или у которого «что-то не срабатывает» в последний момент.

А так как жизнь не стоит на месте, проблемы и неопределённости возникают и обновляются постоянно, долгожданный старт — и в центре, и на местах — всё откладывается и откладывается по «уважительным причинам», безостановочное возникновение которых приобрело поистине хронический характер. С одной стороны, судя по скромным переменам, представители властных и предпринимательских структур избегают брать на себя ответственность за возможные неудачи (зачем рисковать — многим из них тепло, уютно и прибыльно). С другой стороны — это неизбежно сказывается на духовном состоянии общества в целом, отдельных граждан и на международных позициях России.

Молодо — не зелено

Изучение настроений россиян относительно внутренней ситуации, регулярно осуществляемое ведущими социологическими структурами, свидетельствует о растущем пессимизме в сравнении даже с мнением зарубежных респондентов, отнюдь не замеченных в глубоких симпатиях к нашей стране. Это важный внутренний фактор влияния. Кстати, события «на Болотной» — его поверхностное проявление, более субъективное и эмоциональное, чем объективное и рациональное. Их не следует недооценивать, но и рассматривать как некий конструктив, способный дать конкретный ответ на извечный вопрос «Что делать?», не стоит.

Отпущенный для раздумий лимит времени исчерпан, а потому особую важность приобретает мнение молодого поколения по актуальным социально-экономическим проблемам России, демонстрирующее их возможные действия уже в ближайшие годы — активные или пассивные, солидарные с решениями властей или вступающие с ними в конфронтацию. Ведь именно молодые идут на смену реформаторам двух минувших десятилетий — равно как последние сменили в начале 1990-х «прорабов перестройки».

Аналитический центр газеты «Экономика и жизнь» опросил без малого 1300 студентов-экономистов Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, Финансового университета при Правительстве РФ, Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова и Кубанского государственного университета относительно наиболее актуальных российских проблем (см. таблицу).

Таблица. Решение каких проблем наиболее актуально для России сегодня (можно отметить несколько вариантов), %

Коррупция и обюрокраченная власть

67––84

Модернизация и инновации

40––52

Государство и экономика

30––57

Справедливость в обществе

34––56

Разница доходов и налоги

36––50

Права, суды, свободы

33––50

Офшоры и утечка капиталов

25––40

Легитимность собственности и богатства

20––30

Социальные лифты

20––26

Затрудняюсь ответить

2––3

Другое

<2

Коррупция и неэффективная власть –– это наиболее злободневные проблемы страны — таково мнение от двух третей до почти трёх четвертых всех опрошенных. От 40 до 50% отмечают как актуальную необходимость модернизации и инновационных решений для российской экономики. До половины ответивших отмечают важную роль государства в экономике, гармонизации доходов и достижения справедливости в обществе, гарантии права собственности и свободы, независимость судов. До 40% указали на борьбу с офшорами и утечкой капиталов, от четверти до трети студентов — на проблему легитимности собственности и накопленных богатств, востребованности социальных лифтов.

Как видим, молодо — не зелено. «Кучность» ответов свидетельствует о системном восприятии окружающего мира молодыми экономистами. Они недвусмысленно и верно обозначают болевые точки российской действительности, тем самым определяя не только их фундаментальную сущность, но и свою позицию ещё со студенческой скамьи: российские проблемы взаимосвязаны, взаимозависимы и взаимно обусловлены — необходим объективно-системный, а не конъюнктурно-выборочный подход к их разрешению.

Напомним, однако, что летом прошлого года аналитический центр «ЭЖ» выяснил, что, по мнению большинства опрошенных читателей, наиболее значимыми составляющими формулы успеха в современной России являются связи + деньги + власть: при возможности до трёх ответов, соответственно 69, 53 и 43%. Такие компоненты, как трудолюбие + образование + интеллигентность, — далеко позади: соответственно 26, 17 и 6% (см. здесь же).

Ротация кадров в России в ближайшем будущем неизбежна. На передовые рубежи управления выйдут молодые, энергичные и прагматичные политики, экономисты и прочие общественные деятели. Этому должна предшествовать смена мировоззренческой парадигмы, основанной не на разобщающей и развращающей власти денег и неограниченного индивидуализма, а на достижении благополучия и согласия в российском обществе через социальную справедливость и солидарность.

Оптимисты и пессимисты

Опрошенные Институтом посткризисного мира эксперты, назвав теперешнюю волну беды «кризисом отложенных проблем» и продолжением нынешнего кризиса (59,6% опрошенных), выдали прогноз на причины следующей волны (%): цивилизационная — 44, финансовая — 29, экономическая — 29, нравственная (ценностная) — 20, формационная (кризис капитализма) — 13, технологическая — 10, управленческая — 6 (http://www.globoscope.ru/content/articles/2906/).

Научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, соглашаясь, что «давосские сценарии» один другого хуже, считает, что на самом деле не всё так плохо: в России работают законы рыночной экономики и при любом сценарии будут происходить позитивные изменения, вопрос — с какой скоростью (www.vedomosti.ru, 23 января 2013 г.).

Попытка известного экономиста придать немного оптимизма сложившейся ситуации (а фактически — оправдать её) не выдерживает сравнения даже с представленной выше принципиальной позицией молодых. Не только годы летят — десятилетия несбывшихся надежд позади.

Дело не в соотношении оптимистов и пессимистов в нашей стране, а в том, что пессимистичным прогнозам, откуда бы они ни исходили, не противостоят убедительные оптимистичные результаты российской действительности.

Нельзя не признать, что позитивные изменения если и происходят, то со скоростью, заведомо меньшей, чем скорость негативных изменений — и не в одной лишь экономике. Именно это означает, что российские проблемы не только давно уже стали системными, но и всё более сталкивают Россию на цивилизационную обочину…