1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2495

Модернизация элиты

В недавних законодательных инициативах Владимира Путина политологи увидели курс на «национализацию» элиты, актуальную попытку внести существенные коррективы в её деятельность, в том числе в достижение разумного баланса частных интересов и государственных. Подобная политика не случайна. С одной стороны, она продолжает своего рода «перезагрузку» элиты, начатую ещё в начале 2000-х гг. С другой — может означать предложение элите соответствовать требованиям «модернизации» (как её понимают в Кремле). Предложение, от которого невозможно отказаться…

Логику формирования президентской политики в отношении отечественной элиты можно описать диалектической триадой: перезагрузка (тезис) — национализация (антитезис) — модернизация (синтез).

Важно, чтобы все действующие лица помнили, что каждый последующий этап развивается из предыдущего посредством известного отрицания, и не доводили ситуацию до крайности, целеустремлённо и сообща устремляясь к консенсусу в его оптимистичном понимании («Сделано в России» — см. здесь же). Последующие рассуждения относятся к бизнес-элите — в настоящее время наиболее влиятельной части российской элиты.

Перезагрузка (тезис)

К концу 1990-х гг. стало очевидно, что беззастенчивое и неприкрытое воздействие бизнеса на власть необходимо существенно ограничить. Понятно, что без смены действующих лиц на политической сцене это произойти не могло. Избрание президентом страны Владимира Путина положило начало «равноудалению олигархов» и смене бизнес-лидеров. Наделяя капиталами (прежде всего в области добычи нефти, газа и др.) одних и окорачивая «посадками» других, власть наглядно показала, «кто в доме хозяин» и по каким правилам теперь следует играть.

Новый смысл пресловутого лозунга «Голосуй, а то проиграешь» был усвоен быстро, и процесс номенклатурно-кадровой перезагрузки «пошёл»… Параллельно происходили позитивные процессы в экономике. Этому весьма способствовала и чрезвычайно благоприятная ценовая конъюнктура на мировом рынке энергоресурсов. До осени 2008 г. социально-экономическое развитие страны характеризовалось достаточно высокой количественной динамикой, определёнными структурными преобразованиями и реальными достижениями в повышении уровня жизни граждан (если отталкиваться от предыдущей «низкой базы»).

По данным опросов ведущих социологических компаний, общественный оптимизм достиг своих наибольших значений. Однако наиболее выдающиеся «успехи» были связаны с ударным ростом числа долларовых миллиардеров и их личных состояний.

Одновременно усиливались монополизация экономики (которая никуда не делась с советских времён и проявлялась по мере «экономического оживления») и криминализация власти через интенсивное коррупционное сращивание со «своей» бизнес-элитой.

Мировой экономический кризис, на 7,8% обрушивший в 2009 г. ВВП России, высветил реальную ситуацию в отечественной экономике, обозначив не только её очевидные, но и скрытые изъяны (унаследованные и вновь приобретённые).

Казалось, вот они, темы на злобу дня, требующие скорейшего разбора и обоснованных, эффективных действий. И верно — обсуждений и рассуждений было немало. Однако в бытность президентства Дмитрия Медведева «движение решений» так и не привело к решительному движению в направлении достижения провозглашённых им целей. Напротив, на фоне реальных успехов других стран в преодолении последствий глобального кризиса, активных структурных преобразований и инновационных достижений, обеспечивающих конкурентоспособность и новое качество роста развитым и быстроразвивающимся экономикам, «пробуксовка» объявленной российской модернизации и нарастающие проблемы в экономике стали очевидными.

Более того. Бизнес-элита, о решающем значении которой, как движущей силы модернизации, говорили востребованные властью «теоретики и практики реформ», продемонстрировала свою откровенную незаинтересованность в назревших преобразованиях, руководствуясь нехитрым принципом «а зачем, если и так хорошо!».

Если собственник де-факто (даже не де-юре) является полноправным распорядителем немалой прибыли, многократно перекрывающей убытки от возможных санкций за невыполнение инвестпроектов (как показывает практика, долевое участие государства во многих случаях не играет существенной роли), то средства на модернизацию производства он будет выделять минимальные и только под большим нажимом.

Потому что в условиях экономической неопределённости, недостаточных гарантий прав собственности, размытых взаимных обязательств и коррумпированных взаимоотношений власти и бизнеса, при формальном попустительстве действующего законодательства привлекательность личной выгоды в сравнении с общественно полезной капитализацией становится доминирующей. Отдельные позитивные результаты не стали системными и сути дела не изменили.

Следует откровенно признать, что сидящая на «сырьевой игле» Россия в глобальной экономике всё менее заметна. Конкуренты уходят вперёд практически по всем направлениям, «цивилизационный разрыв» увеличивается, свидетельствуя, в том числе об исчерпании потенциала, достигнутого перезагрузкой элиты. Её историческая авангардная миссия как движущей силы общенациональных преобразований пока под вопросом: сконструированный реформаторами 1990-х российский «бизнес-локомотив» не отвечает требованиям модернизационных перемен, «не тянет»…

Тревожным сигналом несоответствия сложившихся российских реалий требованиям цивилизованных рыночных отношений является стойкое негативное (в лучшем случае скептическое) отношение значительной части граждан к деятельности отечественных предпринимателей. Многие бизнесмены буквально понимают суть современного рынка и принадлежащего им капитала прежде всего как источников личных доходов. И лишь через такую призму рассматривают общественную полезность бизнеса, пренебрегая зачастую своей социальной ответственностью перед обществом.

Показательны результаты опросов аналитического центра газеты «Экономика и жизнь» (см. табл. 1 и 2).

Таблица 1. Что главное для успеха в России (%, до трёх вариантов ответа)

Связи

68,9

Деньги

52,8

Власть

43,3

Беспринципность

27,9

Трудолюбие

26,2

Престижное образование

16,7

Интеллигентность

5,9

Другое

2,3

Как известно, правительство Медведева выделяет до 2020 г. на госпрограмму вооружений порядка 20 трлн руб. Эксперты «Открытого правительства» часть этих средств рекомендуют потратить на социальные нужды.

Таблица 2. Какую позицию вы поддерживаете ( %)

Где меньше разворуют

55,1

«Открытого правительства»

17,8

Правительства Медведева

14,0

Другое

8,4

Всё равно

2,8

Затрудняюсь ответить

1,9

Итак, «связи + деньги + власть», по мнению читателей (людей не случайных в экономике), — важнейшие условия достижения успеха в любой сфере деятельности современной России. Остальное (трудолюбие, образование, воспитанность) — вторично. А ещё очень важно, чтобы не воровали! Как говорится, без комментариев.

Национализация (антитезис)

Компрадорская суть современной российской элиты проявляется во многом. И во внешнеторговых ориентирах и предпочтениях, и в утечке капиталов, и в создании бесчисленных офшоров, и в «запасных аэродромах» за рубежом (недвижимость, банковские вклады и др.). Принадлежащие ей заграничные активы работают на западную экономику, не в последнюю очередь пополняясь из России за счёт продажи невосполнимых природных ресурсов и бюджетных средств (чем не патерналистское иждивенчество?).

Ещё раз подчеркнём: проблема не в отсутствии предпринимателей, настроенных патриотически, а в их явной недостаточности, дефиците тех, кто нацелен на эффективную деятельность во имя общероссийских интересов, готов переориентироваться на национальные задачи развития. «Правящая элита должна освободиться от ограничителей: корпоративных, семейных связей, активов за рубежом, для того чтобы частные интересы не мешали реализации национальных и общественных. Этот курс пользуется поддержкой населения, легко реализуется политически и технологически и не требует значительных ресурсов… Речь идёт о высших чиновниках, депутатах и сенаторах» («Ведомости», 3 октября 2012 г.).

Не сомневаясь в востребованности данного курса, сразу подчеркнём его коренной недостаток. Почему-то не говорится о массе чиновников регионального и муниципального уровней, давно приватизировавших и местный бизнес, и саму власть. А ведь именно в регионах приводные ремни остро необходимых преобразований. И для местных жителей гораздо важнее торжество справедливости рядом, нежели в далёкой столице.

Обтекаемы и двусмысленные советы «не передавливать, но быть настойчивым», подавать «ясные знаки, что это необходимо сделать» вместо прямых обращений к элите «хватит воровать!» и т.д. Существует также мнение о стремлении исключить в будущем ситуацию, при которой не весь бизнес готов «скинуться деньгами или вернуть капиталы в страну». Об игнорировании той части общества, которая выступила против узурпации власти, — ей «ничего не предложено». Не взяли в «долю»? (В.Т.). Наконец, более подробные разъяснения политики национализации элиты обещают в Президентском послании (там же).

Выскажем предположение, что под национализацией российской элиты подразумеваются прежде всего политическая лояльность, согласие предпринимателей на ту или иную степень контроля доходов от бизнеса, готовность оказывать необходимую финансовую поддержку инициатив власти. Подчёркивается, что такая политика нисколько не затратна — напротив, сулит власти некоторые искомые дивиденды и даже способна до некоторой степени повысить качество управления, эффективность власти, прозрачность экономики, то есть решать текущие задачи текущей повестки дня — но не более того.

Важно, однако, понимать, что приведение бизнеса «в цивилизованное чувство цивилизованными методами» есть условие необходимое. Условием достаточным станет лидерство отечественного бизнеса как мощного локомотива экономических реформ, модернизационных и институциональных преобразований, эффективного инвестора, заинтересованного инициатора инновационных разработок для российской экономики и их потребителя.

Модернизация элиты (синтез)

Возникает вопрос: что может и должно стать достаточным условием для выполнения элитой общества своей авангардной роли?

Пока что известно лишь об одном планируемом методе содействия развитию инновационной активности — премьерском «принуждении к модернизации» («Тайное оружие премьера» — см. здесь же). Но административное принуждение бизнеса к присяге на верность власти — не новость. И не всегда гарантия готовности служить интересам государства. Долгожданной новостью должна стать объективная государственная политика содействия бизнесу в его реальных делах в интересах российского общества. Без потакания «своим», без зажима «чужих». Используя и отеческую строгость, и материнскую доброту, и кнут, и пряник. Памятуя в последнем случае, что чем менее сладким получается пряник, тем толще должен быть кнут, чем сложнее проблемы в экономике, тем полнее ответственность собственников перед обществом. Тем более, если в процентном отношении их капиталы не только растут быстрее, чем вся российская экономика, но и по абсолютным значениям составляют заметную величину даже в сравнении с приростом национального дохода.

По данным организации Wealth-X, в России 97 миллиардеров (80 — в 2011 г.) с суммарным состоянием 380 млрд долл., что на 29% меньше по сравнению с прошлым годом (www.NEWSru.com /Экономика, 4 октября 2012 г.).

Ещё одна проблема, отталкивающая инвесторов и тормозящая быстрый рост экономики — неудержимый и масштабный вывод средств за рубеж. Традиционная корректировка высокопоставленными чиновниками прогнозов бегства капиталов — от оптимистично минимального в начале года до многократно возрастающего в IV квартале — уже никого не удивляет. Соответственно, никакая ответственность ни на кого не возлагается. Впечатление, что одни без боязни вывозят, другие констатируют и разводят руками, третьи — то ли бездействуют, то ли попустительствуют.

Очередной прогноз Минэкономразвития — до конца 2012 г. из России вывезут 60—65 млрд долл. — был заранее оспорен независимыми аналитиками, предсказывающими отток на уровне 80—90 млрд долл. («Независимая газета», 3 октября 2012 г.). А прогноз на 2013 г. — порядка 10 млрд долл. — мягко говоря, излишне оптимистичен и, конечно, будет ещё не раз корректироваться. Однако в условиях рынка всё построено на интересе. Следовательно, и в этом неблагородном деле существует интерес — где скрытый, где не очень.

Как в этих условиях собирается власть «строить» элиту? Президентское ли это дело? Не проще ли вместо увещеваний и даже угроз со стороны особо ретивых исполнителей «высшей воли» перейти к принятому в мировой практике неотвратимому правовому преследованию тех, кто нарушает закон? Естественно, надёжно гарантируя законопослушным бизнесменам их права, в частности, на собственность и доходы.

Но если бизнесу так по душе возможность поторговаться, не имеет ли смысл принять эти (не худшие!) правила игры? Конечно, весьма патриотично вкладывать средства исключительно в российскую экономику. Но идеальных ситуаций в жизни не бывает. Так почему бы, например, по аналогии с софинансированием пенсий не воплотить в рамках государственно-частного партнёрства идею соинвестирования в отечественные предприятия: один к одному или в другой пропорции, с последующим правом инвестировать в западные (восточные) компании (вывозить оговоренную часть капитала)?

Хотим избавиться от коллективной безответственности и создать своеобразный институт персональной ответственности — но без намёков на 37-й год? И здесь есть варианты. Допустим, параллельно с «Открытым правительством» создать при президенте Координационный совет бизнес-лидеров, закрепив за ними гласное курирование отраслей, в которых они занимают лидирующие позиции и которые приносят им основной доход на капитал.

Законодательно наделить таких членов совета — кураторов направлений — соответствующими полномочиями и правами под личную ответственность за положение дел в отрасли, достижение заданных показателей, выполнение конкретных заданий в целях модернизации. Придётся отрегулировать взаимоотношения с министрами и соответствующими ведомствами? Была бы политическая воля…

Если будут замечены конфликт интересов, корпоративный эгоизм и прочие «болезни роста», ситуация подлежит открытому общественному обсуждению и должна жёстко контролироваться, вплоть до уголовного преследования, конфискации и прочих предусмотренных законом мер. Действовать именно в рамках закона, а не по понятиям и не взывать к милосердию — бессмысленно: россияне, пробившиеся на вершину бизнеса, по определению жёсткие, конкретные и без предрассудков.

В результате у представителей элиты появится возможность подтвердить своё право «быть первыми», доказать неслучайность и легитимность своих капиталов и доходов, более того, и далее приумножать их и одновременно гордиться своими достижениями и общественным признанием. Академик Святослав Фёдоров неоднократно подчёркивал справедливость утверждения, согласно которому удовлетворение интересов собственников и руководителей компании должно напрямую зависеть не только от её прибыли, но и достигнутого уровня удовлетворения интересов трудового коллектива.

О технологических укладах

Сегодня очевидно: в условиях формирующейся глобальной экономики монопольно-олигархическая форма присвоения основной доли дохода от общественного продукта, произведённого наёмными работниками с помощью частных средств производства, концентрация в спекулятивной форме и в отрыве от реального сектора экономики значительной части капитала в руках немногих доминируют, но вступают в противоречие с общественными интересами.

Чтобы успешно развиваться и иметь перспективу, общество должно производить больше, чем потребляет, заботиться о живущих, уважать память предков, думать о потомках. Государство процветает, поощряя стремление каждого к личному благополучию и достойной жизни через добросовестный, общественно полезный труд и справедливое вознаграждение.

Только консолидированные действия различных социальных групп способны привести общество к ожидаемому результату. Исторический опыт доказывает, что убеждение, основанное на практически достижимом взаимном интересе, как правило, эффективнее принуждения, каким бы заманчивым и доступным оно ни казалось.

Вспомним недавнее прошлое. К началу 1990-х гг. государственная (общенародная) собственность исчерпала свою эффективность. В ходе приватизации (нелегитимной, по стойкому убеждению большинства) сформировался класс собственников, экономическая полезность которого (с точки зрения национальных, а не личных интересов) оставляет желать лучшего. Возникла и становится всё более значительной социальная дифференциация, опасно разъедающая российское общество. Ощущение у большинства россиян социальной разобщённости, несправедливого распределения полученных общим трудом доходов, неуверенности и отсутствие «драйва» к модернизационным преобразованиям выявляют все серьёзные социологические опросы.

Уже никого не может ввести в заблуждение засилье «мерседесов» и «лексусов» на столичных трассах — далеко не безусловное свидетельство успехов отечественного автопрома. Равно как растущее буквально не по дням, а по часам количество миллиардеров вовсе не означает реальный рост благосостояния большинства российских граждан. Напротив, здесь зависимость обратная, лишь подтверждающая отсутствие общественно значимого (не путать с ведомственным интересом) развития инновационной экономики, даже в наномасштабах. Если, конечно, не считать модернизационным прорывом всё более изощрённый и эффективный распил ресурсов (финансовых и природных в первую очередь).

Примерно год назад глава «РОСНАНО» демонстрировал «вечную лампочку» — чудо светодиодных технологий стоимостью не менее 1000 руб. за штуку. При яркости в пять-шесть раз выше обычной лампы накаливания, она примерно в 100 раз дороже. Даже для однокомнатной квартиры понадобится порядка пяти таких ламп, на приобретение которых уйдёт не менее четверти среднероссийской зарплаты, составляющей, по данным Росстата, менее 25 000 руб. Впечатляющая цифра! Правда, по утверждению разработчиков, к 2015 г. такая лампа будет стоить не дороже 300 руб. Но не слишком ли забираются в карманы рядовых граждан подобные «инноваторы-предприниматели» (авторство термина «инновационное предпринимательство» принадлежит Анатолию Чубайсу. — В.Т.)? В какую копеечку обошлась столь «революционная» разработка и как будут «отбиваться» затраты?

Примерно в то же время тогда ещё президент Дмитрий Медведев признал, что не считает состоявшимся полноценный запуск модернизации российской экономики. Иначе говоря, есть отдельные достижения — «кое-где и кое в чём». Кто сегодня вспоминает сформулированные им три года назад пять основных технологических направлений (повышение энергоэффективности, развитие ядерных и информационных технологий, наземной и космической инфраструктуры для передачи информации, производство современного медицинского оборудования, средств диагностики и медикаментов), так и не перешедших в стадию системно реализуемых проектов?

Это, однако, не мешает призывать к «инновационным свершениям». При этом допускаются непростительная легковесность и очевидная поверхностность анализа проблем, системный характер которых очевиден. Ведь указанные направления сами по себе относятся к различным технологическим укладам (в частности, к третьему, четвёртому и пятому). Чтобы преодолеть неслучайно возникшее «смешение понятий», требуются глубокое и предельно корректное обоснование, дифференциация подходов и сроков решения «своих» задач по каждому направлению. Естественно, это не исключает, а напротив, должно предусматривать системные концептуальные разработки, составные части которых не только относительно автономны, но и взаимозависимы, дополняя друг друга.

Чёткое понимание последовательности действий здесь крайне необходимо, если учесть, что в ведущих странах мира уже началось формирование шестого технологического уклада, основой которого являются высокие (наукоёмкие) технологии и «умная» экономика.

По оценкам академика РАН Евгения Каблова, в США доля производительных сил четвёртого технологического уклада составляет 20%, пятого — 60% и около 5% уже приходится на шестой технологический уклад. Ситуация в России прямо противоположная: более 50% технологий можно отнести к четвёртому уровню, почти треть — к третьему. Доля технологий пятого уклада примерно 10% в наиболее развитых отраслях: военно-промышленном комплексе и авиакосмической промышленности («Принуждение к модернизации» — см. здесь же).

Спрашивается: ответственно ли ставить во главу угла как престижнейшую стратегическую задачу и обсуждать актуальность перехода России к шестому технологическому укладу, фактически подменяя подобной маниловщиной достаточно очевидные для нормально думающих людей реальные действия, потребности в которых больше, а пиара меньше?

Интерес, а не принуждение

В условиях формирующейся глобальной экономики монопольно-олигархическая форма присвоения основной доли дохода, произведённого наёмными работниками с помощью частных средств производства, концентрация в спекулятивной форме и в отрыве от реального сектора экономики значительной части капитала в руках немногих доминирует и вступает в противоречие с общественными интересами.

Фундаментальный порок — неверное определение субъекта модернизации. Власть, бизнес-элита, учёные, деятели культуры, продвинутые и активные представители различных социальных групп — вот в первую очередь социальные группы, определяемые как заинтересованные в назревших преобразованиях. Однако это условие необходимое, но недостаточное. Ошибочность такого подхода, получившего распространение ещё в начале 1990-х гг., не изжита до настоящего времени и связана с тем, что трудящееся большинство и народ в целом рассматриваются как пассивный объект реформ, а не их важнейший, непосредственный и заинтересованный участник, производящий материальные и духовные блага.

Подобный подход предполагает запуск актуального социокультурного проекта, последовательную работу с устоявшейся традицией, учёт, а не огульное отрицание национально-исторических особенностей, продуманное использование, а не слепое копирование мирового опыта, поступательное обновление ценностей и институтов. Предусматривает выход на устойчивую траекторию экономического развития через снижение дистанции между гражданами и властью, рост статуса и распространение ценностей самовыражения, самореализации, личной ответственности за свою судьбу («Ведомости», 26 августа 2011 г.).

Таким образом, всесторонняя модернизация как процесс долгосрочный, эволюционный, многогранный, имманентный объективному общественному развитию, будет успешной тогда и постольку, когда и поскольку станет заинтересованным делом большинства. Когдадесятки миллионов активных и целеустремлённых российских граждан — непосредственных производителей — превратятся в заинтересованных и полноправных совладельцев-пользователей благ, ими же произведённых.

Тогда модернизационные преобразования на основе востребуемых инновационных достижений станут объективно необходимыми процессами в успешно развивающейся национальной экономике, которая эффективно и надёжно соединит мир людей и мир созданных ими благ.

*****

NB (помнить хорошо):

«Когда ничего не меняется, вперёд выбивается посредственность». Питер Шульц, бывший президент компании Porsche.

«Перемены закаляют сильнейших». Ицхак Адизес, теоретик менеджмента.