1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1426

Истина в суде

Аналитический обзор составлен на основе решений по делам о необоснованной налоговой выгоде, вынесенных федеральными арбитражными судами в августе 2011 г. Про-анализировано более 300 судебных вердиктов. Приводятся аргументы, которые арбитры воспринимают в качестве доказательств, а также примеры конкретных решений.

Налоговая выгода в цифрах

Из всех налоговых споров, которые федеральные арбитражные суды рассмотрели в августе 2011 г., доля дел о налоговой выгоде составила примерно 13%. Самый высокий показатель — 27% в Московском округе. Одна из причин столь высокого показателя в том, что многие крупные налогоплательщики, относящиеся к межрегиональным инспекциям, расположенным в столице, предпочитают судиться именно здесь.

Нужно констатировать, что инициаторами судебных разбирательств в 99,9% случаев выступают налогоплательщики. Именно они подают иски об отмене/признании недействительным решения налогового органа.

Налоговики нередко обжалуют решения судов первой и апелляционной инстанций, принятые в пользу налогоплательщиков, в кассации. Защищая честь мундира, фискалы порой впадают в откровенное крохоборство. Так, в одном из дел, вердикт по которому пытались оспорить налоговики, помимо всего прочего фигурировали такие суммы: 286 руб. (сумма доначисленного НДФЛ), 57,2 руб. (пени).

Таблица 1

Статистика дел о необоснованной налоговой выгоде*

Заданный период поиска

С 01.08.2011 по 31.08.2011

Результат поиска:

количество налоговых споров, рассмотренных федеральными арбитражными судами,

в том числе дела по необоснованной налоговой выгоде

2575

367

Цена вопроса

15 млрд руб.

Средняя цена иска о налоговой выгоде по России

41 млн руб.

Средняя цена иска по Московскому региону

64 млн руб.

Максимальная цена иска

1,1 млрд руб.

Максимальная цена иска, выигранного налогоплательщиком

1,1 млрд руб.

Максимальная цена иска, проигранного налогоплательщиком

454 млн руб.

Минимальная цена иска

33 000 руб.

*В расчетах использованы данные СПС КонсультантПлюс.

Что касается обжалования в порядке надзора, в августе 2011 г. ВАС РФ вынес восемь отказных определений по делам о признании налоговой выгоды необоснованной. Все заявления поданы налогоплательщиками.

В августе в 65% случаях арбитры ФАС приняли решения в пользу налогоплательщиков и признали, что в их намерения не входило получение необоснованной налоговой выгоды. Кстати, в Московском округе этот показатель еще выше — 85%. То есть в этом округе у добросовестного налогоплательщика есть практически 100-процентные шансы на победу.

Еще одно наблюдение: в делах, связанных с использованием налогоплательщиками мошеннических схем, фигурируют весьма крупные суммы (например, 366 млн руб. и 226 млн руб. в делах, рассмотренных ФАС Московского округа, 112,6 млн руб. — ФАС Восточно-Сибирского округа). То есть мошенники, как правило, не мелочатся. И тот факт, что удается раскрывать подобные схемы, делает налоговикам честь.

Так, в деле ценой 226 млн руб. налогоплательщик, аффилированный с одним из крупнейших российских банков, попытался уйти от налогов с помощью запутанной вексельной схемы, оборот которой составил 4,2 млрд руб. (постановление ФАС Московского округа от 26.08.2011 № КА-А40/8250-11 по делу № А40-138251/10-99-792). С помощью вексельной схемы пыталась получить необоснованную налоговую выгоду на 366 млн руб. и крупная страховая компания (постановление ФАС Московского округа от 24.08.2011 № КА-А40/9037-11-2 по делу № А40-88565/10-114-359). В этом деле фигурирует занижение налоговой базы по налогу на прибыль на сумму почти 2 млрд руб., а обороты по счетам двух фирм-однодневок, участвующих в схеме, просто ошеломляют: 30 млрд руб. за два года.

В столичном регионе средняя цена иска превышает 64 млн руб., а в Волго-Вятском — не достигает и 8 млн руб. В целом по России этот показатель составляет 41 млн руб.

Для крупных налогоплательщиков не редкость миллиардные иски. Большинство таких дел рассматривается в столице.

Типичная сумма иска в регионах колеблется в размере около 1 млн руб. Компании редко идут в суд, чтобы оспаривать меньшие суммы. Исключение — аудиторские и консалтинговые фирмы, для которых отстоять свою правоту — дело чести. В том же ФАС Восточно-Сибирского округа одна аудиторская компания успешно оспорила налоговые претензии на сумму 45 000 руб. (кассационную жалобу подала Межрайонная ИФНС, для налоговиков, видимо, тоже дело чести прищучить аудиторов).

Чему верят арбитры

Основной документ, которым руководствуются суды при рассмотрении подобных дел, — постановление ВАС РФ от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее — постановление № 53).

Принимая сторону налогоплательщика, суды чаще всего руководствовались следующими мотивами:

— судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики;

— представленные первичные документы соответствуют всем требованиям, установленным в НК РФ, и содержат полную и достоверную информацию, а реальность хозяйственных операций подтверждена;

— факт, что контрагент обладает признаками организации, не осуществляющей хозяйственную деятельность, само по себе не является доказательством получения налогоплательщиком не­обоснован-ной налоговой выгоды, поскольку каждое из данных лиц самостоятельно несет ответственность за выполнение своих обязанностей и независимо друг от друга пользуется своими правами;

— показания контрагента не могут служить доказательством, поскольку указанное лицо может быть заинтересовано в сокрытии информации в целях уклонения от налогообложения.

Налогоплательщики проигрывали, когда инспекторам удавалось доказать:

— что главной целью бизнеса являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет налоговой выгоды без намерения осуществлять реальную экономическую деятельность. Претензии налоговой чаще всего сводились к тому, что представленные налогоплательщиком документы не подтверждают реального осуществления хозяйственных операций;

— налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности в силу отношений взаимозависимости или аффилированности с контрагентом. Вывод о взаимозависимости или аффилированности суды могут сделать, например, на основании следующих фактов: общество и его контрагент находились по одному адресу, бухгалтерский учет контрагента вел главный бухгалтер общества, зарплату работники фирмы-контрагента получали в офисе общества, доказан факт создания формального документооборота и т.п.;

— для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера). Суд обязан рассматривать все обстоятельства дела в совокупности и взаимосвязи: контрагенты могут отсутствовать по адресам, указанным в учредительных документах, не иметь имущества, складских, производственных, торговых помещений, транспортных средств, основных средств, руководители спорных контрагентов отрицают свою причастность к их деятельности, первичные документы подписаны неустановленными лицами.

Чаще всего причиной спорных ситуаций выступает неосмотрительность налогоплательщика при выборе контрагента. Стоит отметить, что основным аргументом в защиту налогоплательщика, как правило, становится выписка из ЕГРЮЛ о спорном контрагенте. Именно она чаще всего служит доказательством проявления должной осмотрительности при выборе делового партнера.

Так, согласно правовой позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 № 18162/09, должная осмотрительность налогоплательщика проявляется в удостоверении правоспособности поставщиков и их надлежащей госрегистрации в качестве юридических лиц. Отсутствие соответствующей выписки налоговики чаще всего используют как доказательство того, что налогоплательщик не проявил должной осмотрительности при выборе спорного контрагента, а это в свою очередь может стать одной из причин признания налоговой выгоды необоснованной. Информация о госрегистрации контрагента общедоступна и находится на официальном сайте регистрирующего органа в Интернете. Даже если у налогоплательщика не было возможности получить сведения о контрагентах, это обстоятельство не освобождает его от необходимости проверить надежность деловых партнеров любым из доступных способов.

Также из приведенных ниже примеров видно, что суд принимает доказательства, собранные инспекторами до начала проверки. Аргумент: Налоговый кодекс РФ не содержит запрета на использование информации, полученной инспекцией до начала проведения выездной налоговой проверки в соответствии с нормами закона.

Часто в суде инспекторы апеллирует к почерковедческой экспертизе как доказательству того, что представленные налогоплательщиком счета-фактуры подписаны неустановленным лицом, а значит, не могут служить первичными документами для обоснования применения налоговых вычетов. Но практика показывает, что подобного рода доказательство не всегда свидетельствует в пользу налоговиков. Суд может отклонить ссылку инспекции на результаты проведенной почерковедческой экспертизы, если налоговая не представила доказательств того, что объяснения, предоставленные спорным контрагентом, взяты у него в порядке ст. 90 НК РФ. Нередко заключение эксперта по почерковедческой экспертизе признается недопустимым для суда доказательством, если оригинал объяснения не сохранился или заключение эксперта не было своевременно предъявлено проверяемому лицу. В последнем случае нарушается право налогоплательщика представить объяснения в отношении экспертного заключения.

Какие судебные аргументы воспринимают налоговики

В письме ФНС России от 12.08.2011 № СА-4-7/13193@ приведен обзор постановлений ВАС РФ по налоговым спорам. Один из разделов письма (п. 28—35) посвящен необоснованной налоговой выгоде. Перечислим выводы, на которые служба предлагает ориентироваться своим инспекторам.

Таблица 2

Выводы суда, на которые ориентируются налоговики
(письмо ФНС России от 12.08.2011 № СА-4-7/13193@)

Пункт письма

Вывод

Сформулирован в постановлении Президиума ВАС РФ

28

Если нет доказательств несовершения хозяйственных операций, по которым заявлено право на налоговый вычет, вывод о том, что налогоплательщик знал/должен был знать о недостоверности (противоречивости) сведений, суд может сделать, оценив в совокупности обстоятельства, связанные с заключением и исполнением договора (в том числе с основаниями, по которым налогоплательщик выбрал конкретного контрагента), а также иные обстоятельства, упомянутые в постановлении № 53

от 20.04.2010 № 162/10

29

Выплату налогоплательщиком зарплаты работникам через фонд при наличии у налоговиков доказательств взаимозависимости и согласованности действий следует оценивать как деятельность, направленную на получение необоснованной налоговой выгоды путем уменьшения размера налоговой обязанности

от 11.05.2010 № 18172/09

30

Если инспекция доначислила налоги, начислила пени, взыскала штрафы в результате представления обществом документов, содержащих недостоверные и противоречивые сведения, которые в совокупности с другими выявленными обстоятельствами не подтверждают факт реального осуществления хозяйственных операций с российскими поставщиками, такие нарушения не обусловлены изменением юридической квалификации сделок. При вынесении решения о бесспорном взыскании указанных сумм и инспекцией в данном случае не нарушаются положения подп. 3 п. 2 ст. 45 НК РФ

от 01.06.2010 № 16064/09

31

Обстоятельство, что документы, подтверждающие исполнение сделок, от имени контрагентов подписаны лицами, отрицающими такое подписание и наличие полномочий руководителя (со ссылкой на недостоверность регистрации сведений о них как о руководителях в ЕГРЮЛ), не является безусловным и достаточным основанием для отказа в учете расходов для целей налогообложения. Инспекция не представила доказательств, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и исходя из условий и обстоятельств совершения и исполнения договоров знал/должен был знать об указании контрагентами недостоверных сведений или о подложности представленных документов. Следовательно, налогоплательщик, осуществляя в проверяемый период деятельность, направленную на получение дохода, произвел экономически оправданные затраты, выраженные в денежной форме и оформленные соответствующими первичными документами

от 08.06.2010 № 17684/09

32

Признавая факт получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды в виде уменьшения налоговой базы либо применения налогового вычета, невозможно ставить под сомнение хозяйственную операцию в части, что было сделано инспекцией при проведении выездной налоговой проверки. В подобных случаях НК РФ предусматривает проверку соответствия примененных налогоплательщиком цен с учетом положений ст. 40 Кодекса при наличии к этому оснований, установленных п. 2 названной статьи. Таким правом инспекция не воспользовалась, что повлекло неправомерное доначисление обществу налога на прибыль и НДС, начисление пеней и штрафов

от 28.10.2010 № 8867/10

33

Вывод судов о том, что непредставление обществом товарно-транспортных накладных свидетельствует об отсутствии правовых оснований для применения налогового вычета по операции приобретения товара, не основан на действующем законодательстве
и не соответствует установленным судами обстоятельствам

от 09.12.2010 № 8835/10

34

Представленные налогоплательщиком документы, оформленные от имени несуществующего юрлица, не могут служить основанием для учета расходов в целях исчисления налога

от 19.04.2011 № 17648/10,

от 31.05.2011 № 17649/10

35

Заключая договор поставки, налогоплательщик не удостоверился в правоспособности контрагента и его госрегистрации в качестве юрлица. Оплачивая приобретаемые нефтепродукты наличными денежными средствами, общество не предприняло указанных мер и на стадии исполнения сделки, то есть действовало без должной осмотрительности. Документы, оформленные от имени несуществующего юрлица, не могут служить основанием для учета расходов и принятия налоговых вычетов по НДС

от 01.02.2011 № 10230/10

Примеры судебных решений в пользу налоговиков

Взаимозависимы и недобросовестны

Налоговая выгода не может рассматриваться в качестве самостоятельной цели. Если главной целью налогоплательщика являлось получение дохода исключительно или преимущественно за счет такой выгоды без намерения осуществлять реальную экономическую деятельность, в признании обоснованности получения налоговой выгоды может быть отказано.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 09.08.2011 по делу № А43-25245/2010)

Принимая решение в пользу налоговой инспекции, арбитры указали, что для применения вычетов по НДС документы, подтверждающие правомерность их применения, должны содержать достоверную информацию, а сделки носить реальный характер. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, в частности, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом или учтены операции, не обусловленные разумными экономическими или иными причинами (целями делового характера) (п. 3 постановления № 53).

В обоснование правомерности применения в спорный период налоговых вычетов общество представило договор поставки пшеницы, заключенный с контрагентом, счета-фактуры и приходные накладные нетиповой формы, подписанные неустановленными лицами, без указания расшифровок подписей, адресов поставщика и грузополучателя.

Суд установил, что фактически приобретаемое зерно находилось у сельхозпроизводителей, которые доставляли его на элеватор, где происходила приемка товара. Спорный контрагент оплачивал зерно сельхозпроизводителям без НДС. Далее в тот же день контрагент реализовывал зерно обществу без торговой наценки, однако в его стоимость был включен НДС.

Кроме того, материалами дела подтверждено, что общество и его контрагент находились по одному адресу; бухгалтерский учет контрагента вела главный бухгалтер общества, от чьего имени подписаны счета-фактуры, зарплату работники фирмы-контрагента получали в офисе общества. На основании п. 2 ст. 20 НК РФ суд признал общество и его контрагента взаимозависимыми лицами. Таким образом, действия налогоплательщика были направлены на необоснованное предъявление к вычету НДС по операциям с контрагентом путем создания формального документооборота между ними при отсутствии реальных хозяйственных операций.

Подвела страховая схема

Действия общества свидетельствуют о получении им необоснованной налоговой выгоды, так как они были направлены на уклонение от уплаты ЕСН и НДФЛ путем создания ситуации по занижению налоговой базы на сумму выплаченной работникам зарплаты в виде страховых выплат.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 05.08.2011 по делу № А11-7233/2010)

Из материалов дела следует, что значительная часть сотрудников общества в спорный период (2007—2008 гг.) получала доход одновременно по двум пластиковым картам двух банков. Денежные средства на банковские карты работников в банке № 1 зачислялись на основании платежных поручений и реестров, оформленных страховой компанией — в виде страховых выплат по договорам страхования, заключенным сотрудниками общества и этой компанией. Упомянутые отношения носили формальный характер, так как физлица не оплачивали страховые премии. Размер страховых выплат, перечисляемых на текущие счета работников, не соответствовал размерам страховых выплат по договорам. Страховые выплаты на карты банка № 1 носили систематический, стимулирующий характер, напрямую зависели от отработанного времени и производились только по факту начала и прекращения трудовых отношений физлиц с обществом. При увольнении сотрудника перечисление страховых выплат прекращалось. Периодичность страховых выплат зависела от произведенных в конкретном месяце социальных выплат (больничные листы, отпускные) и отработанного времени.

Суды также установили, что выплаты, получаемые работниками общества, до перечисления их на пластиковые карты банка № 1 проходили через цепочку отношений по перечислению денежных средств от общества через несколько фирм. В результате этих отношений происходило аккумулирование денежных средств на счетах страховой компании, хотя в действительности источником указанных выплат являлось само общество.

Суд на основании ст. 20 НК РФ и Определения КС РФ от 04.12.2003 № 441-О пришел к выводу о взаимозависимости участников «страховой» схемы, отношения между которыми могли оказывать влияние на условия и экономические результаты их деятельности. В данном случае действия общества были направлены на уклонение от уплаты ЕСН и НДФЛ путем создания ситуации по занижению налоговой базы на сумму выплаченной физическим лицам зарплаты в виде страховых выплат и свидетельствуют о его недобросовестности как налогоплательщика и налогового агента и о получении им необоснованной налоговой выгоды.

Нереальные сделки

Проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает проверку его правоспособности (юридического статуса), личности, выступающей от имени юридического лица, наличия у нее полномочий на совершение юридически значимых действий, подтвержденных решением общего собрания или доверенностью.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 10.08.2011 по делу № А74-3273/2010)

Арбитры указали, что представление в налоговую инспекцию всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если инспекторами не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы (п. 1 постановления № 53).

Пунктом 4 названного постановления предусмотрено, что налоговая выгода не может быть признана обоснованной, если получена налогоплательщиком вне связи с осуществлением реальной предпринимательской или иной экономической деятельности. Причем судам необходимо рассматривать все обстоятельства дела в совокупности и взаимосвязи.

Инспекция отказала обществу в применении вычетов по НДС и в подтверждении расходов в целях исчисления налога на прибыль на основании счетов-фактур, выставленных контрагентами общества.

Суд установил, что контрагенты отсутствуют по адресам, указанным в учредительных документах, не имеют имущества, складских, производственных, торговых помещений, транспортных средств. Руководители спорных контрагентов отрицают свою причастность к деятельности этих фирм, первичные документы подписаны неустановленными лицами. Кроме того, представленные обществом товарно-транспортные накладные содержат неполные, недостоверные и противоречивые сведения, следовательно, не могут подтверждать доставку товара.

Сославшись на п. 5 постановления № 53, арбитры указали, что о необоснованности налоговой выгоды может свидетельствовать отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности в силу отсутствия управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспорта.

Суд отметил, что проявление должной осмотрительности и осторожности при выборе контрагента предполагает проверку его правоспособности. А именно: юридического статуса, личности, выступающей от имени юрлица, наличия у нее полномочий на совершение юридически значимых действий, подтвержденных решением общего собрания общества или доверенностью (ст. 51, 52 и 53 ГК РФ, ст. 32 и 40 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»).

Физические лица, указанные в документах в качестве руководителей спорных контрагентов, не имеют отношения к этим организациям. Поэтому нет оснований считать, что упомянутые организации вступали в какие-либо гражданско-правовые отношения, влекущие налоговые последствия. Оценив в совокупности и взаимосвязи представленные в материалы дела доказательства, суды пришли к выводу, что они не подтверждают реальность осуществления хозяйственных операций общества с его контрагентами.

Незаконный аутстаффинг

Если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом, налоговая выгода может быть признана не­обоснованной, несмотря на то что налогоплательщик пользовался законными способами снижения налогового бремени.

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 09.08.2011 № Ф03-3327/2011)

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если для целей налогообложения учтены операции не в соответствии с их действительным экономическим смыслом (п. 3 и 7 постановления № 53).

Суд установил, что налогоплательщик, а также два его спорных контрагента созданы решением собрания депутатов муниципального образования. Налогоплательщик, в штате которого всего два человека, осуществлял деятельность по пассажирским и грузовым перевозкам. Основной вид деятельности двух его партнеров — подбор и предоставление по договорам предприятиям автомобильного транспорта квалифицированных кадров водителей, ремонтных рабочих, кондукторов, инженерно-технических работников. Директором всех указанных обществ является одно и то же лицо. Общества находятся по одному юридическому адресу. Оба контрагента в спорном периоде применяли УСН.

Налогоплательщик заключил с контрагентами договоры возмездного оказания услуг (предоставление квалифицированного персонала для выполнения работ). Оба агентства оказывали соответствующие услуги только обществу и не имеют основных средств. В административном здании по месту регистрации агентства не находятся. Работники, которых агентства наняли для оказания услуг обществу, ранее работали на муниципальном предприятии, признанном банкротом. Денежные средства, получен-
ные агентствами за оказание услуг, расходовались на выплату зарплаты работникам, уплату страховых взносов на обязательное пенсионное и социальное страхование, оплату услуг банка.

Поскольку контрагенты применяли УСН и были освобождены от уплаты ЕСН, заключенные ими с обществом договоры возмездного оказания услуг на предоставление персонала позволили обществу уменьшить налоговую базу по ЕСН на сумму выплат этим работникам.

Таким образом, суд пришел к выводу о том, что общество фактически имело трудовые отношения с работниками, заключение трудовых договоров с агентствами являлось формальным. Соответственно общество получило необоснованную налоговую выгоду в виде уменьшения налоговой обязанности по ЕСН. Доказательств разумных экономических и иных причин для применения аутстаффинга, помимо получения самой налоговой выгоды, общество не представило.

Ссылку на то, что налогоплательщик имеет право на снижение налогового бремени всеми законными способами, суд отклонил, так как уменьшение налогового бремени не может рассматриваться в качестве самостоятельной деловой цели.

Интернет как средство защиты…

Налогоплательщик необоснованно заявил вычеты по НДС, так как представленные им в подтверждение спорных хозяйственных операций документы содержат данные о несуществующем юридическом лице.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 23.08.2011 по делу № А70-12313/2010)

Арбитры указали, что право налогоплательщика на налоговые вычеты по НДС обусловлено фактом выставления счетов-фактур при приобретении товаров (работ, услуг), принятием на учет данных товаров (работ, услуг) и наличием соответствующих первичных документов. При этом документы в совокупности должны с достоверностью подтверждать реальность операций, с которыми налоговое законодательство связывает право налогоплательщика на получение налоговой выгоды.

В случае выявления налоговым органом нарушений законодательства, свидетельствующих о необоснованном применении налоговых вычетов по НДС, он выносит решение об отказе в возмещении сумм налога из бюджета. Инспекторы вправе отказать в возмещении налога, уплаченного поставщику, если факт реального совершения хозяйственных операций не подтвержден надлежащими документами либо выявлено злоупотребление налогоплательщиком правом на применение вычетов в связи с необоснованной налоговой выгодой.

Суд установил, что в представленных предпринимателем документах в качестве продавца значится организация, которая не состоит на налоговом учете. Согласно выписке из ЕГРЮЛ, имеющейся в материалах дела, указанный ИНН присвоен другой фирме. Арбитры указали, что совершение сделки с организациями, не прошедшими госрегистрацию в качестве юрлица, влечет негативные налоговые последствия для участников данных правоотношений (ст. 49 и 51 ГК РФ).

Таким образом, вступая в обязательственные правоотношения по поставке товара, предприниматель не удостоверилась в правоспособности организации-контрагента и в ее госрегистрации в качестве юрлица. Правоустанавливающие документы у спорной компании запрошены не были. Общедоступной информацией о госрегистрации контрагента, находящейся на официальном сайте регистрирующего органа в Интернете, предприниматель также не воспользовался. Соответствующие меры не были предприняты и на стадии исполнения сделки, при оплате приобретаемых товаров наличными.

…и не только Интернет

Проверять надежность контрагента необходимо любым из доступных способов.

(Постановление ФАС Московского округа от 12.09.2011 № А41-32537/10)

Суд установил, что предприниматель заключал договоры с несуществующими юридическими лицами, не зарегистрированными в соответствии с законодательством, принимал к учету документы, подписанные неуполномоченными лицами и содержащие недостоверную информацию (ст. 49, 51 и 63 ГК РФ, 169, 171 и 252 НК РФ).

Налогоплательщик ссылался на то, что не знал о недобросовестности своих контрагентов и что первичные документы оформлены в соответствии с законодательством, организации, у которых заявитель закупал товар, открыто занимались хозяйственной деятельностью. Кроме того, у предпринимателя нет доступа к Интернету и соответственно к сведениям, размещенным на официальном сайте ФНС России www.nalog.ru.

Арбитры указали, что налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговики докажут, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом (п. 10 постановления № 53).

Налогоплательщик мог узнать о факте осуществления лицами деятельности от имени несуществующей организации, если бы истребовал у спорных контрагентов выписки из ЕГРЮЛ. За соответствующей выпиской он также мог обратиться непосредственно в налоговые органы.

Таким образом, суд признал, что налогоплательщиком получена необоснованная налоговая выгода.

Довод налогоплательщика о том, что, приобретая товары на ярмарке в Лужниках, где отсутствует Интернет для идентификации госрегистрации продавцов, день в день, он по сути был лишен возможности проявить осмотрительность в их выборе, суд отклонил. Это обстоятельство само по себе не освобождает заявителя от необходимости проверки надежности своих контрагентов любым другим возможным способом, хотя бы предварительно. Кроме того, современные средства телекоммуникации позволяют использовать средства связи (Интернет), в том числе беспроводным способом, везде, где есть доступ к мобильной связи.

Примеры судебных решений в пользу налогоплательщиков

Когда контрагент ни при чем

То обстоятельство, что контрагент обладает признаками организации, не осуществляющей хозяйственную деятельность, само по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды, поскольку каждое из данных лиц самостоятельно несет ответственность за выполнение своих обязанностей и независимо друг от друга пользуется своими правами.

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 04.08.2011 № Ф03-3499/2011)

Основанием для отказа в возмещении НДС послужили выводы налогового органа о недобросовестности контрагента общества и фиктивности сделок.

Арбитры указали, что недобросовестность контрагента не влечет автоматического признания заявленной налогоплательщиком, вступившим в финансово-хозяйственные взаимоотношения с таким лицом, налоговой выгоды необоснованной. Ведь каждый из них самостоятельно несет ответственность за выполнение своих обязанностей и независимо друг от друга пользуется своими правами.

То обстоятельство, что контрагент обладает признаками организации, фактически не осуществляющей хозяйственную деятельность, само по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Такая выгода может быть признана необоснованной, только если инспекция докажет, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом. Но таких доказательств налоговики не представили.

Из материалов дела видно, что налогоплательщик проверил факт госрегистрации и постановки на налоговый учет контрагента, ознакомился с выпиской из ЕГРЮЛ. Согласно постановлению Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 № 18162/09 должная осмотрительность налогоплательщика проявляется в удостоверении правоспособности поставщиков и их надлежащей госрегистрации в качестве юридических лиц.

Налогоплательщик также представил акты приема-передачи топлива, бункерные расписки, платежные поручения, подтверждающие факт оплаты счетов-фактур, выставленных контрагентом, договор перевозки нефтепродуктов. Изучив эти документы, арбитры пришли к выводу о реальном характере хозяйственных операций общества со спорным контрагентом и о выполнении обществом всех требований налогового законодательства для применения налоговых вычетов по НДС в заявленном размере.

Неправдивые показания

Показания контрагента в некоторых случаях не могут служить доказательством отсутствия поставки товаров, поскольку указанное лицо может быть заинтересовано в сокрытии информации в целях уклонения от налогообложения.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.08.2011 по делу № А03-16093/2010)

Налоговая ставка НДС 0% применяется при реализации товаров, помещаемых под таможенный режим экспорта при условии их фактического вывоза за пределы таможенной территории РФ и представления в налоговую инспекцию документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ (п. 1 ст. 164 НК РФ).

Суд установил, что налогоплательщик представил в налоговую инспекцию полный пакет документов, в том числе контракт на поставку пиломатериала спорному контрагенту, дополнительные соглашения, счета-фактуры, грузовые таможенные декларации с отметками российского таможенного органа, подтверждающие фактический вывоз товаров за пределы таможенной территории РФ.

Налоговики факт вывоза товара не опровергли, каких-либо запросов в таможенные органы не направляли. Общество также представило банковские выписки, подтверждающие фактическое поступление выручки от реализации товара иностранному лицу. Однако инспекция представила в суд объяснительную контрагента, в которой он отрицает получение и оплату товара, а также зачисление экспортной выручки на счет общества.

Суд посчитал данный довод недостаточным для установления факта получения обществом необоснованной налоговой выгоды. Арбитры посчитали, что факт поставки подтвержден грузовыми таможенными декларациями, оформленными в установленном законом порядке. Кроме того, сам контрагент может быть заинтересован в сокрытии информации о совершенных им операциях по различным причинам, в том числе в целях уклонения от налогообложения.

Инспекция также указала на отсутствие реального характера хозяйственных операций, основываясь на заключении почерковедческой экспертизы подписей в дополнительных соглашениях к договору поставки. Но суд установил, что экспертиза закончена после окончания выездной налоговой проверки и составления акта проверки, то есть результаты экспертизы не могли быть отражены в этом акте. В нарушение п. 9 ст. 95 НК РФ заключение эксперта не было своевременно предъявлено проверяемому лицу, чем было нарушено его право представить объяснения в отношении экспертного заключения.

Суд сделал вывод, что инспекция не доказала занижение обществом налоговой базы по НДС в результате применения ставки 0% и наличие у него необоснованной налоговой выгоды.

Заказчик за поставщика не отвечает

Выявление налоговым органом обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности поставщиков (подрядчиков) как налогоплательщиков, является основанием для применения к этим лицам мер, предусмотренных действующим законодательством, но не влечет автоматического признания покупателя их товаров недобросовестным налогоплательщиком.

(Постановление ФАС Центрального округа от 05.08.2011 по делу № А64-4898/2010)

В спорный период общество приобрело у контрагента зерновые культуры. В подтверждение понесенных расходов налогоплательщиком представлены договоры купли-продажи, счета-фактуры, квитанции к приходным кассовым ордерам, товарные накладные. Документы соответствуют всем требованиям ст. 169 НК РФ. Зерно впоследствии было реализовано другим компаниям. Про­анализировав эти факты, суд пришел к выводу, что спорные договоры купли-продажи реально исполнены, соответствуют требованиям гражданского законодательства и не нарушают норм налогового законодательства.

Суд не принял довод инспекторов о том, что цель заключения сделок по приобретению зерна — исключительно получение не­обоснованной налоговой выгоды. Инспекция отметила, что контрагент отсутствует по юридическому адресу и не представлял отчетность. Арбитры в свою очередь указали, что выявленные нарушения касаются непосредственно контрагента и не могут являться достаточным основанием для признания общества недобросовестным налогоплательщиком, лишения его права на вычет НДС и уменьшения расходов по налогу на прибыль.

Недобросовестность контрагента общества сама по себе не свидетельствует о направленности действий налогоплательщика на незаконное получение налоговой выгоды. Инспекторы не представили доказательств того, что контрагент отсутствовал по юридическому адресу на момент заключения договоров купли-продажи и выставления счетов-фактур.

Инспекция также ссылалась на подписание счетов-фактур и первичных учетных документов от имени контрагента неустановленным лицом, апеллируя к результатам почерковедческой экспертизы. Суд отклонил и этот довод, поскольку вывод о недостоверности представленных документов, подписанных неустановленным лицом, не может самостоятельно в отсутствие иных фактов и обстоятельств рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной (постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 № 18162/2009).

Спасительная выписка

Суд удовлетворил требования общества, так как при заключении договора с контрагентом, проявляя должную осмотрительность, налогоплательщик удостоверился в его правоспособности и надлежащей государственной регистрации в качестве юридического лица, получив соответствующую выписку из ЕГРЮЛ.

(Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 04.08.2011 по делу № А19-21873/10)

Арбитры посчитали, что установленных инспекцией обстоятельств недостаточно для вывода о необоснованности полученной налоговой выгоды и нереальности хозяйственных операций со спорным контрагентом.

В качестве доказательств в материалах дела были представлены договоры поставки, счета-фактуры, товарные накладные, путевые листы, письма нотариусов, копии договоров аренды контрагентом складского помещения, заявки на поставку материалов. Изучив эти документы, суд пришел к выводу, что все необходимые требования для отнесения спорных расходов в состав затрат и применения налоговых вычетов, содержащиеся в ст. 171, 172 и 252 НК РФ, налогоплательщиком соблюдены. Счета-фактуры содержат полную и достоверную информацию. Доказательства совершения налогоплательщиком каких-либо недобросовестных действий с целью необоснованного возмещения из бюджета сумм налога суду не представлены и в материалах дела отсутствуют. Реальность хозяйственных операций подтверждена.

При заключении договора с контрагентом общество удостоверилось в его правоспособности и надлежащей госрегистрации в качестве юридического лица, получив соответствующую выписку из ЕГРЮЛ.

Ссылка инспекции на результаты проведенной почерковедческой экспертизы суд отклонил, поскольку не было представлено доказательств того, что объяснения у спорного лица взяты в порядке, установленном ст. 90 НК РФ. Оригинал объяснения не сохранился, а копия не является достоверным и допустимым доказательством. Следовательно, заключение эксперта не может быть принято судом во внимание.

Сделки с новичками

Создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, неритмичный характер хозяйственных операций и разовый характер операции сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.

(Постановление ФАС Поволжского округа от 18.08.2011 по делу № А65-26249/2010)

Налоговики исключили из расходов по налогу на прибыль затраты, оплаченные в пользу спорного контрагента, а из вычетов по НДС — суммы налога по указанному контрагенту, руководствуясь тем, что отношения с этим контрагентом не имели разумной экономической цели и налогоплательщик действовал без должной осмотрительности лишь с целью получения необоснованной налоговой выгоды. Так, не было договора поставки со спорным контрагентом, он был создан незадолго до совершения операций, которые имели разовый характер, затраты документально не подтверждены, нет условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности — персонала, основных средств, транспорта, руководитель был номинальным, а счета-фактуры подписывали неустановленные лица.

Суд указал, что при вынесении оспариваемого решения налоговики не учли правовую позицию Пленума ВАС РФ, сформулированную в постановлении № 53, о том, что судебная практика разрешения налоговых споров исходит из презумпции добросовестности налогоплательщиков и иных участников правоотношений в сфере экономики.

По мнению суда, тот факт, что налогоплательщик представил в инспекцию все надлежащим образом оформленные документы, предусмотренные законодательством о налогах и сборах, является основанием для получения налоговой выгоды. Иное дело, если налоговики докажут, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Вывод о недостоверности счетов-фактур, подписанных не теми лицами, которые значатся в учредительных документах поставщиков в качестве руководителей этих обществ, не может самостоятельно в отсутствие иных фактов и обстоятельств рассматриваться в качестве основания для признания налоговой выгоды необоснованной (постановление Президиума ВАС РФ от 20.04.2010 № 18162/09 по делу № А11-1066/2009).

Действующее законодательство не дает налогоплательщику полномочий при заключении и исполнении договоров проверять у контрагентов состояние бухгалтерского учета и налоговой отчетности, правильность и своевременность ее предоставления, а также контролировать их нахождение по юридическому адресу.

Не внял суд и доводу инспекторов о том, что контрагент создан незадолго до совершения хозяйственных операций и что эти операции имели разовый характер. В пункте 6 постановления № 53 указано, что создание организации незадолго до совершения хозяйственной операции, неритмичный характер таких операций, их разовый характер сами по себе не могут служить основанием для признания налоговой выгоды необоснованной.