1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1332

Залог оставили без согласования

Пленум Высшего арбитражного суда РФ 17 февраля этого года принял постановление № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге», п. 13 которого позволил заемщику и кредитору изменять условия кредитного договора без согласования с лицом, предоставившим залог. «Несчастливый» пункт вызвал бурную реакцию в юридических и бизнес-кругах и стал предметом обсуждения на многих круглых столах и конференциях. Критики ВАС обвиняют его в чрезмерной защите банков и создании схемы по отъему имущества у залогодателя. ВАС объясняет, что всего лишь установил баланс интересов. «ЭЖ» предложила прокомментировать свою позицию представителям обеих сторон.

Мнения

За

Против

Андрей
Егоров,

зам. руководителя
аппарата ВАС РФ

Руслан
Горбатовский,

член Союза юристов
Москвы

Необходимость разъяснения, сформулированного в п. 13 постановления Пленума ВАС РФ от 17.02.2011 № 10 «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге», вызвана разнобоем в судебной практике.

Некоторые суды считали, что если при внесении изменений в кредитный договор одновременно не внесены изменения в договор залога, то залог прекратился. Пользуясь этим несовершенством судебной практики, недобросовестные граждане стали извлекать выгоду, добиваясь через суд освобождения вещи от залога, если изменялось основное обязательство. Освобождение залога по такому основанию несправедливо. И Пленум ВАС РФ закрыл эту лазейку.

Пункт 13 не отменяет общие требования к залогу, в том числе те, которые разъяснены в постановлении Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации».

Согласно законодательству о залоге в момент заключения договора залога должен быть определен предмет залога, обязательство, по которому он предоставлен, и другие существенные условия — размер займа, процентная ставка, срок возврата.

Этот пункт развивает положения постановления 1996 г., описывая ситуацию, которая не нашла в них отражения. В нем разъяснено, что, когда стороны меняют условия обязательств, обеспеченные залогом, залогодатель отвечает по обязательствам только в том объеме, который был зафиксирован в момент заключения договора залога. Так что оба эти разъяснения не противоречат, а дополняют друг друга. Если бы было противоречие, мы поменяли бы постановление 1996 г.

Формулируя п. 13, мы исходили из того, что, хотя залог имеет акцессорный характер (то есть зависит от основного обязательства), это не должно мешать праву сторон изменить основное обязательство. Даже в том случае, когда залогодателем выступает третье лицо.

Предположим, заемщик, взяв кредит в банке, обращается за жизненно важной для него отсрочкой, поскольку необходимые для погашения долга денежные средства поступят, но позднее. Банк согласен предоставить отсрочку, но залогодатель с этим по каким-либо причинам не согласен. В результате заемщик должен вернуть кредит в полном объеме в срок, указанный в договоре. А если он этого не сделает, взыскание может быть обращено на залог.

Пунктом 13 устанавливается нормальный баланс интересов. Защищаются интересы залогодателя: несмотря на то что основной заемщик и банк поменяли условия договора (удлинили срок возврата кредита, повысили проценты по нему), он будет отвечать предоставленным в залог имуществом только по первоначальным обязательствам. И риск, который он уже однажды принял на себя, предоставив залог за другое лицо, не повысится. Не пострадает и должник: залог, под который получен кредит, сохраняется. Не пострадает и кредитор, который пошел навстречу должнику и предоставил ему отсрочку, пусть и под более высокие проценты.

Что касается возможности обмануть залогодателя и способствовать тому, чтобы на его залог было обращено взыскание, для этого вообще не нужна сложная схема с внесением изменений в кредитный договор. Достаточно просто не отдать долг в срок. И взыскание будет обращено на залог. В этом случае у залогодателя, который хочет защитить свою вещь от продажи по заниженной цене, а себя от взаимоотношений с судебными приставами, есть возможность самому оплатить долг. И конечно же залогодатель, предоставляя свое имущество в качестве залога для другого лица, должен позаботиться о том, как будут покрыты его возможные убытки. Например, заключить соглашение об этом с лицом, в интересах которого предоставлен залог.

После принятия постановления Пленума ВАС РФ появилась возможность пересмотреть некоторые судебные решения. Однако это относится только к тем судебным актам, по которым не утрачена возможность обжалования в вышестоящий суд. Для пересмотра по вновь открывшимся обстоятельствам вряд ли имеются основания, поскольку в данное постановление Пленума не включена оговорка.

Судебная практика пре­дыдущих лет всегда была на стороне залогодателя. Все существенные условия кредитного договора зеркально отражались в договоре залога. И при изменении его условий, если залогодатель (в качестве которого может выступать иное, чем заемщик, лицо) соглашался, эти же изменения вносились в договор залога. При несогласовании с залогодателем договор считался незаключенным. Данный механизм обеспечивал защиту прав залогодателя и ограничивал волюнтаристские действия банков. То есть при подписании договора залогодатель мог выбрать, заключать предлагаемый обеспечительный договор или не заключать. При этом степень риска утраты имущества определялась условиями основного кредитного договора. Это не только соответствовало ст. 421 ГК РФ (граждане и юридические лица свободны в заключении договора), но и позволяло банкам достаточно эффективно использовать залоговые инструменты.

Однако п. 13 постановления Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах применения законодательства о залоге» изменял ситуацию в корне. Теперь участие залогодателя в судьбе закладываемого имущества исключается. Кредитор и заемщик могут произвольно менять условия кредитного обязательства — проценты и срок, увеличивая тем самым риск невозврата кредита. Но все последствия от внесенных изменений остаются на залогодателе в объеме преду­смотренной ипотеки. И ответственность, в том числе имущественная, полностью лежит на нем.

Получается, что ВАС РФ лишил залогодателя не только права выбора обеспеченности кредита на новых условиях, но и элементарных конституционных прав на охрану частной собственности. Ведь весьма вероятно, что после изменения условий кредитного договора залогодатель уже не захочет передавать имущество в залог.

Постановление Пленума ВАС РФ стало новым источником права, которое ввело не­определенность в правоприменение.

На каких условиях теперь будет подписываться договор залога, если в любой момент первоначальные условия кредитного договора могут поменяться? И что будет считаться существенными условиями в кредитном и залогом договорах? Допустим, проценты можно пересчитать. Но как быть с изменением срока?

В постановлении не говорится, что делать судам, если срок кредита уменьшен и тем самым поставлена под сомнение его возвратность. Кстати, в первом проекте постановления речь шла только об изменении процентов. Но за два дня до заседания Пленума ВАС РФ первоначальный проект был изменен и принят в данном виде (со сроком и процентами). Таким образом, юристы, ученые и практики были лишены возможности представить возражения.

Почему авторы постановления Пленума ВАС РФ пишут о прекращении договора залога, когда в рассматриваемом случае речь идет о незаключенности договора из-за новых существенных условий, не согласованных с залогодателем? Порядок признания поручительства прекращенным не поменялся до настоящего времени в отличие от залоговых правоотношений.

Несмотря на то что данный пункт ухудшает положение залогодателя, ВАС РФ фактически придал ему обратную силу, то есть он уже начал пересматривать решения судов.

Помимо этого п. 13 постановления Пленума ВАС РФ дезавуирует постановление Пленума Верховного суда РФ и Пленума Высшего арбитражного суда РФ от 01.07.96 № 6/8 «О некоторых вопросах, связанных с применением части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», согласно которому, «если сторонами не достигнуто соглашение хотя бы по одному из существенных условий договора либо соответствующее условие в договоре отсутствует, договор о залоге не может считаться заключенным».

Кроме того, п. 13 порождает схему по отъему недвижимости у залогодателя, поскольку ответственным в сделке остается он один, а заемщик может уйти от ответственности путем банк­ротства. По сути, залогодателю предлагается отдавать свое имущество на любых условиях и навсегда.