1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1054

Истина в суде («Новая бухгалтерия», № 04, 2011 г.)

Здесь представлены комментарии к самым актуальным и свежим судебным решениям арбитражных судов.

 

Налог на добавленную стоимость

Расхождение в наименовании грузоотправителя в счете-фактуре и в товарной накладной, в ситуации, когда доставку товара осуществляет транспортная компания, не является основанием для отказа в вычете НДС, уплаченного поставщику.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 09.02.11 № А21-13459/2010)

Организация заключила договор купли-продажи, по которому закупала товар и продавала его на экспорт. При этом доставку товара осуществлял не продавец, а две сторонние компании. С ними были заключены договоры автотранспортных услуг и оформлены заявки и акты, подтверждающие реальное движение товара от поставщика к налогоплательщику.

Налоговая инспекция при проверке отказала компании в возмещении НДС из бюджета, уплаченного поставщику товара, по причине того, что в счетах-фактурах в качестве грузоотправителя указан продавец, а фактически товар доставляли иные лица. При этом в товарно-транспортных накладных в качестве грузоотправителя указаны компании-перевозчики. На основании этого ИФНС сделала вывод о недостоверности сведений, указанных в первичных документах, и нереальности хозяйственных операций.

Компания оспорила решение налогового органа в суде. Однако в первой инстанции проиграла дело. Суд, отказывая в удовлетворении требования, исходил из того, что первичные документы, представленные организацией для проверки обоснованности вычетов по НДС, не могут быть признаны достоверными, так как в представленных актах выполненных работ отсутствуют ссылки на заявки фирмы, на основании которых должны выполняться услуги по доставке грузов и производиться оплата.

Также отказ был обоснован тем, что организация не представила документы, подтверждающие, каким транспортом доставлялись грузы, куда и кому они перевозились, какое время потрачено на перевозку, маршрут следования.

Организация подала жалобу на решение суда первой инстанции в апелляцию. И выиграла дело. Вторая инстанция установила, что заявитель представил документы (договор купли-продажи и дополнительные соглашения к нему, спецификации, акты, товарные накладные по форме ТОРГ-12, счета-фактуры), которые подтверждают приобретение товара на внутреннем рынке, принятие этого товара на учет и уплату НДС поставщику.

О реальном движении товара от поставщика к покупателю свидетельствуют договоры на оказание автотранспортных услуг с перевозчиками, заявки и акты оказанных услуг.

То, что товар доставлялся силами и средствами третьих лиц, не свидетельствует о том, что они являются грузоотправителями. Поэтому довод налогового органа о недостоверности сведений о грузоотправителе в представленных товарных накладных подлежит отклонению. К тому же компания осуществляет операции по купле-продаже товаров и не выполняет работы по их перевозке. В этом случае первичными документами для налогоплательщика являются не товарно-транспортные, а товарные накладные.

Доводы ИФНС о недобросовестности налогоплательщика и направленности его деятельности на получение необоснованной налоговой выгоды в виде возмещения НДС из бюджета документально не подтверждены.

Вывод апелляционной инстанции не устроил налоговый орган, и он обратился с кассационной жалобой в ФАС. Однако кассация поддержала налогоплательщика и оснований для отмены постановления суда апелляционной инстанции не нашла.


До завершения объекта капстроительством можно принять к вычету НДС, предъявленный подрядными организациями, на основании актов КС-2 и счетов-фактур.

(Постановление ФАС Московского округа от 19.01.2011 № КА-А40/16964-10) 

Компания приняла к вычету НДС, уплаченный подрядчикам при проведении капитального строительства, до его завершения и постановки объекта на учет.

Налоговый орган отказал организации в применении вычетов по указанному налогу на основании того, что фирма не приняла объект, не завершенный капстроительством, к учету.

Организация обратилась в суд с требованием признать решение инспекции незаконным и нашла поддержку во всех трех инстанциях.

Суды указали, что суммы НДС, предъявленные подрядными организациями при проведении капитального строительства, подлежат вычету по мере выполнения подрядчиками соответствующих работ и на основании предъявленных налогоплательщику счетов-фактур. То есть в этом случае применяется общий порядок, установленный п. 1 ст. 172 НК РФ, вне зависимости от оплаты выставленных счетов-фактур и принятия на учет объекта завершенного капитального строительства.

Кроме того, положения Гражданского кодекса позволяют произвести приемку выполненных работ заказчиком каждого этапа строительных работ на объекте капитального строительства на основании акта по форме КС-2. Этот документ является первичным для принятия к бухгалтерскому учету части выполненных подрядчиком работ. На основании данного акта составляется счет-фактура, который, в свою очередь, нужен для того, чтобы поставить к вычету НДС, указанный в нем (ст. 171 и 172 НК РФ). И акты по форме КС-2, и счета-фактуры у налогоплательщика имеются.

Исходя из сказанного судьи разрешили спор в пользу компании.


Налог на прибыль

Затраты на оплату обучения и компенсацию командировочных расходов лиц, не являющихся работниками общества, не учитываются при расчете базы по налогу на прибыль.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.01.2011 № А03-3375/2010)

Организация заключила договоры на оказание услуг. Дополнительными соглашениями к этим договорам предусматривалась обязанность организации оплатить обучение работников контрагента. Для обучения указанные работники были направлены в командировку. А налогоплательщик включил в расходы по налогу на прибыль командировочные и оплату обучения сотрудников чужой компании.

При проверке налоговый орган эти расходы из базы по налогу исключил. ИФНС указала, что оплата командировочных расходов и обучения правомерна, если произведена в отношении «своих» работников, то есть лиц, которые состоят с компанией в трудовых отношениях.

Организация оспорила решение налогового органа в суде. Однако арбитры ее не поддержали. Они подтвердили выводы ИФНС о неправомерности включения в расходы по налогу на прибыль затрат на обучение и командировки работников другого юридического лица. Судьи напомнили плательщику, что в служебные командировки на основании распоряжения руководителя могут быть направлены только работники данной организации (штатные (основные) и совместители), состоящие с ней в трудовых отношениях и оформленные в соответствии с требованиями действующего законодательства.


Начисление амортизации не прекращается, если имущество не используется, но на консервацию (реконструкцию, модернизацию) приказом руководителя не переведено.

(Постановление ФАС Московского округа от 07.02.2011 № КА-А40/17946-10)

Налоговая инспекция провела выездную проверку в организации и по ее результатам доначислила налог на прибыль. Основанием для этого послужил вывод ИФНС о неправомерном начислении амортизации по объектам основных средств, которые не использовались в деятельности, и учете этих сумм в расходах по налогу на прибыль. Однако суд, куда обратилась компания за признанием решения недействительным, признал этот вывод неправильным.

Он напомнил налоговому органу о том, что амортизационные отчисления включаются в состав расходов, связанных с производством и реализацией в силу подп. 3 п. 2 ст. 253 Налогового кодекса. Исходя из ст. 256 НК РФ в целях налогообложения амортизируемым признается имущество, находящееся у плательщика на праве собственности, используемое для извлечения дохода, стоимость которого погашается начислением амортизации.

Из состава амортизируемого имущества исключаются только те объекты, которые переданы или получены по договорам в безвозмездное пользование, переведены по решению руководства организации на консервацию продолжительностью свыше трех месяцев, находятся по решению руководства на реконструкции и модернизации продолжительностью свыше 12 месяцев. Данный перечень является исчерпывающим и расширительному толкованию не подлежит.

Аналогичные правила существуют и в бухгалтерском учете. Как следует из п. 23 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01 (утвержденного приказом Минфина России от 30.03.2001 № 26н), в течение срока полезного использования объекта основных средств начисление амортизации не приостанавливается. Исключением являются перевод имущества по решению руководителя организации на консервацию на срок более трех месяцев, а также в период восстановления объекта, продолжительность которого превышает 12 месяцев.

По материалам дела суд установил, что имущество, по которому инспекция исключила из налоговой базы амортизационные отчисления, не переведено на консервацию. В связи с этим правовых оснований для исключения его из состава амортизируемого и приостановления начисления амортизации у налогоплательщика не имелось.

Налоговая ответственность

Наличие переплаты по налогу на момент вынесения решения по проверке означает, что задолженность перед бюджетом отсутствует, поэтому штраф по ст. 122 Налогового кодекса неправомерен.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 20.01.2011 № А81-1538/2010)

Налоговая инспекция в 2009 г. провела выездную проверку компании. Во время ревизии организация подала уточненную декларацию за один из налоговых периодов 2006 г., в которой налог к уплате был уменьшен по сравнению с первоначальным отчетом. Соответственно у организации образовалась переплата. Несмотря на это, по результатам проверки фирму привлекли к налоговой ответственности по ст. 122 НК РФ в виде доначисления налогов, штрафов и пеней. Наличие переплаты в решении по проверке учтено не было, и фирме предложили уплатить недоимку. Компания оспорила решение ИФНС в судебном порядке.

В качестве аргумента в свою пользу она указала, что на момент вынесения спорного решения у нее имелась переплата, перекрывающая сумму недоимки и начисленных пеней, но по результатам выездной проверки она учтена не была. Факт переплаты подтвержден двусторонним актом сверки расчетов. Таким образом, доначисление НДС и соответствующей суммы пеней было произведено налоговым органом неправомерно. Данные лицевого счета (карточка расчетов с бюджетом) являются формой внутреннего учета налогового органа и не могут служить допустимым доказательством наличия недоимки.

Суды указали, что подача уточненной декларации во время проведения выездной проверки значения не имеет. Так как в соответствии с правовой позицией ВАС РФ, изложенной в постановлении Президиума от 16.03.2010 № 8163/09, Налоговый кодекс не запрещает представлять корректировки за соответствующий налоговый период в случае назначения, проведения или окончания выездной проверки данного периода. Исходя из этого налоговый орган обязан был учесть данные корректировочного отчета по результатам ревизии, так как переплата возникла в проверяемом периоде. Получается, что фактически ИФНС предлагала фирме уплатить налог и пени при отсутствии задолженности перед бюджетом. Значит, в рассматриваемой ситуации недоимка отсутствует. А так как она является признаком объективной стороны состава правонарушения, значит, отсутствует и само событие налогового правонарушения. Это является обстоятельством, исключающим привлечение лица к ответственности (п. 14 ст. 109 НК РФ). То есть в данном случае речь идет не об освобождении компании от штрафа на основании п. 4 ст. 81 НК РФ, а об отсутствии события правонарушения.

Исходя из этого суд удовлетворил требования организации.


Налоговый контроль

Обеспечительные меры в виде приостановления решения о бесспорном списании средств со счета организации не приостанавливают начисление пеней на сумму, указанную в требовании налогового органа.

(Постановление ФАС Московского округа от 03.03.2011 № КА-А40/1010-11)

Налоговый орган провел выездную проверку в банке. По результатам проверки инспекция приняла решение, согласно которому организация должна была заплатить недоимку и пени на сумму свыше 300 млн руб. На основании этого решения компании было выставлено требование об уплате означенных сумм.

Организация (банк) обратилась в суд с заявлением о признании недействительным требования ИФНС об уплате сумм налога, сбора, пеней. Одновременно с этим было подано заявление о приостановлении действия решения о бесспорном списании с банковского счета организации сумм, указанных в требовании налогового органа. Компания просила приостановить действие решения до вынесения судебного акта по существу спора, так как цена вопроса составляла почти 310 млн руб.

Определением суда первой инстанции заявление организации о приостановлении бесспорного взыскания было удовлетворено. Но налоговый орган оспорил это определение в апелляции. Апелляционный суд не нашел оснований для отмены приостановления. Он указал, что исполнение требования повлечет существенные временные затраты, связанные с возвратом из бюджета необоснованно взысканных с банка денежных средств. Принимая во внимание специфику деятельности кредитных организаций (работа со средствами клиентов), это может привести к невозможности исполнения обществом принятых перед клиентами обязательств. Что в свою очередь повлечет санкции как со стороны клиентов, так и со стороны Центробанка вплоть до отзыва лицензии на осуществление банковской деятельности.

Баланс публичных и частных интересов приостановление решения ИФНС не нарушит, так как приостановление действия оспариваемого требования не приостанавливает начисление пеней в соответствие с п. 3 ст. 75 Налогового кодекса. Кроме того, суд учел, что организация располагает средствами для незамедлительного погашения недоимки, штрафов и пеней по решению налогового органа.

Тем не менее ИФНС это не убедило, и она обратилась с жалобой в кассацию. Но суд кассационной инстанции не нашел оснований для отмены определения первой инстанции и постановления апелляции.


Нарушение налоговым органом срока выставления требования об уплате налога не является основанием для его неисполнения.

(Постановление ФАС Московского округа от 09.02.2011 № КА-А41/18193-10)

Компания представила в инспекцию декларацию по налогу на прибыль за отчетный период. Согласно отчету она должна была перечислить в бюджет определенную сумму ежемесячного авансового платежа. В установленный для уплаты авансов срок деньги в бюджет не поступили. И инспекция направила налогоплательщику требование с предложением перечислить платеж. Причем при выставлении требования ИФНС нарушила срок для его направления, установленный п. 2 ст. 70 НК РФ. Напомним, что требование об уплате налога по результатам проверки должно быть направлено плательщику в течение десяти дней с даты вступления в силу соответствующего решения.

Требование организация своевременно не исполнила, и ИФНС в порядке, установленном ст. 46 Налогового кодекса, вынесла решение о взыскании налогов и пеней за счет денежных средств, находящихся на банковских счетах компании.

Компания оспорила это решение в суде. В качестве одного из оснований для предъявления иска она указала, что не получала документ. Первая инстанция отказала фирме в удовлетворении требования. Суд исходил из того, что налоговым органом соблюдены требования ст. 69, 70 и 46 Налогового кодекса при осуществлении процедуры принудительного взыскания, а заявитель доказательств исполнения своих обязательств, то есть своевременной уплаты аванса, не представил.

Организация подала апелляционную жалобу на решение арбитражного суда. Вторая инстанция встала на сторону налогоплательщика. Суд указал, что требование незаконно, так как ИФНС нарушила срок направления требования, а кроме того, по непонятной причине представила в материалы дела два варианта этого документа. Также у инспекции отсутствуют доказательства направления указанного требования.

Такое решение не устроило налоговый орган, и он обратился с кассационной жалобой в ФАС Московского округа. Вот что решила кассация.

Во-первых, ссылка компании на неполучение ею требования об уплате налога отклонена обоснованно судом первой инстанции. Дело в том, что при направлении требования по почте заказным письмом оно считается полученным по истечении шести дней с даты направления заказного письма (п. 5 ст. 69 НК РФ). Кроме того, ВАС РФ в п. 18 постановления Пленума от 28.02.2001 № 5 разъяснил: в силу прямого указания закона соответствующая налоговая процедура признается соблюденной независимо от фактического получения плательщиком (его представителем) требования об уплате налога, направленного заказным письмом.

Во-вторых, «само по себе направление налогоплательщику требования с нарушением срока не свидетельствует об отсутствии у компании возможности исполнить его в добровольном порядке как до истечения срока на добровольное исполнение, указанного в требовании, так и после, но до принятия налоговым органом решения о принудительном взыскании налога».


Выемка документов не нарушает права и интересы учредителя, так как бумаги принадлежат непосредственно организации, а не ее собственнику.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 08.02.2011 № А45-11741/2010)

Учредитель ООО обратился в арбитражный суд с требованием признать незаконными действия налогового органа по производству выемки документов у его компании. В качестве обоснования заявленного требования собственник сослался на то, что указанные действия нарушают его права и законные интересы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Выемка была проведена в рамках выездной проверки организации в соответствии с положениями Налогового кодекса. Про­цедура мероприятия инспекцией не нарушена.

На основании анализа положений Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», Федерального закона от 21.11.96 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», устава ООО суды трех инстанций пришли к выводу, что документы компании не являются собственностью учредителя, а принадлежат самому юридическому лицу. А сами по себе действия налогового органа по производству выемки документов прав учредителя организации не нарушают.


Решение об исключении компании из ЕГРЮЛ регистрирующий орган обязан принимать на основании фактических обстоятельств дела, а не по формальным признакам.

 (Постановление ФАС Московского округа от 09.02.2011 № КГ-А41/16287-10)

В связи с отсутствием открытых банковских счетов и непредставлением компанией в течение 12 месяцев в налоговый орган бухгалтерской отчетности, регистрирующим органом принято решение об исключении недействующего юридического лица из ЕГРЮЛ. На основании данного решения в соответствии со ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей» в ЕГРЮЛ была внесена запись об исключении ООО из реестра.

Через несколько месяцев один из учредителей обратился в арбитражный суд с требованием признать решение и запись незаконными. В исковом заявлении он обосновал причину обращения. Обладателем доли учредитель стал в порядке наследования после смерти супруга. Размер доли составил 50%. В связи с тем что генеральный директор ООО, который является одновременно вторым участником, препятствовал вхождению его в состав участников, наследник обратился в суд с иском о нечинении препятствий по вхождению в состав участников ООО. Иск был удовлетворен судом, о чем есть соответствующее решение.

Несмотря на это, генеральный директор без согласия второго учредителя совершил ряд сделок, направленных на отчуждение активов общества. Наследнику опять пришлось обратится в суд по вопросу оспаривания сделок, связанных с выводом активов. Также им было заявлено требование предоставить документы общества: бухгалтерские книги, балансы, печати и т.п. Этот иск тоже был удовлетворен, однако генеральный директор продолжал чинить препятствия и исполнять решение суда не торопился.

В процессе рассмотрения спора, изложенного в комментируемом постановлении, наследник пояснил, что гендиректор (и одновременно второй участник) сложил с себя полномочия директора, однако не возвратил ни печать, ни иные документы.

На основании вышесказанного суд сделал вывод о том, что деятельность ООО фактически была заблокирована. В связи с этим решение регистрирующего органа об исключении компании из реестра на основании ст. 21.1 Федерального закона от 08.08.2001 № 129-ФЗ принято формально, без учета фактических обстоятельств. А посему подлежит отмене.


Если стоимость чистых активов организации меньше уставного капитала — это не является безусловным основанием для ее ликвидации.

(Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15.02.2011 № А53-13430/2010)

ИФНС обратилась в арбитражный суд с заявлением о ликвидации организации. Причиной послужило то, что стоимость чистых активов компании меньше определенного законом минимального размера уставного капитала, но организация не принимает мер по улучшению своего финансового состояния. Свои требования инспекция основывала на положениях ч. 3 ст. 20 Федерального закона от 08.02.98 № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью». Согласно этой норме, если по окончании второго и каждого последующего финансового года стоимость чистых активов организации окажется меньше ее уставного капитала, общество обязано объявить об уменьшении своего уставного капитала до размера, не превышающего стоимости его чистых активов, и зарегистрировать такое уменьшение в установленном порядке. В случае когда по окончании второго и каждого последующего финансового года стоимость чистых активов меньше минимального размера уставного капитала, установленного законом, компания подлежит ликвидации. В рассматриваемой ситуации стоимость чистых активов фирмы имеет отрицательный баланс с 2007 г.

Первая и апелляционная инстанции в удовлетворении требования отказали. Суды со ссылкой на постановление Конституционного суда РФ от 18.07.2003 № 14-П и ч. 3 ст. 55 Конституции указали, что они не обязаны, а имеют право ликвидировать юридическое лицо, допустившее такое нарушение закона (п. 2 ст. 61 ГК РФ). Кроме того, судьи напомнили налоговому органу про положения п. 4 ст. 99 ГК РФ, который позволяет в ситуации уменьшения чистых активов не сразу ликвидировать фирму, а принять меры по улучшению ее финансового состояния.

Судьи учли, что ликвидация юридического лица как мера воздействия должна быть соразмерна и адекватна конституционно защищаемым ценностям, с тем чтобы потери кредиторов в связи с неспособностью такого лица платить по долгам могли быть предотвращены либо уменьшены. А интересы граждан, перед которыми юридическое лицо несет ответственность за причинение вреда жизни или здоровью, — защищены, обеспечивалась выплата выходных пособий, зарплат и других вознаграждений, а также выполнение обязанностей по платежам в бюджет и внебюджетные фонды.

Из этого следует, что формально-нормативные показатели, с которыми законодатель связывает необходимость ликвидации общества, должны объективно отображать наступление критического для юридического лица финансового состояния, создающего угрозу нарушений прав и законных интересов других лиц.

В процессе рассмотрения дела суды установили, что компания является действующим юридическим лицом. Она осуществляет через банк расчетные операции, полно и своевременно исполняет налоговые обязанности перед бюджетом, принимает меры для надлежащего исполнения гражданско-правовых обязательств перед третьими лицами, обеспечивает оплату труда лицам, работающим по договору, и даже заключила госконтракт. И на основании этого они сделали обоснованный вывод о том, что собственники принимают все необходимые меры для улучшения финансового положения.

Кассационная инстанция, куда обратилась ИФНС с жалобой на акты нижестоящих судов, не нашла оснований их отменить. Судьи ФАС также пришли к выводу, что наличие отрицательного значения стоимости чистых активов общества не является безусловным основанием для его ликвидации.