1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 2361

Главные риски посткризисной экономики

Барьеры, мешающие успешному развитию экономики в период после кризиса, стали темой дискуссии участников Красноярского экономического форума. Глава Минфина России Алексей Кудрин уверен, что основным риском являются непредсказуемые цены на нефть, а представители бизнеса недовольны качеством госуправления и налоговой системой.

 

Объем инвестиций в основной капитал составил в прошлом году, по словам главы Минфина России, принявшего участие в форуме, порядка 9 трлн руб., или 20,5% ВВП. Причем обрабатывающие отрасли получают капиталовложений существенно меньше, чем требуется для их модернизации. Необходимы более высокие объем инвестиций и скорость обновления основных фондов, чтобы успеть за основными тенденциями мировой экономики.

В результате доля высокотехнологичных отраслей в ВВП, которая определяет конкурентоспособность экономики, в России пока находится на низком уровне. Экспорт высокотехнологичной продукции, немного выросший в докризисный период (до 3 млрд долл.), сейчас опять снизился. При этом импорт высокотехнологичной продукции, составлявшей ранее около 70 млрд долл., сегодня сократился в 1,5 раза.

Прямые иностранные инвестиции во время кризиса упали тоже в 1,5 раза. По предварительным данным за 2010 г., их размер оценивается в 12—14 млрд долл. В лучшие годы этот показатель дoстигал 27 млрд долл. Сегодня многие инвесторы предпочитают сделать паузу, посмотреть, как Россия восстановится после кризиса. Чтобы вновь их привлечь в отечественную экономику, нужно быстрее создавать необходимые условия и снижать риски.

Одним из основных рисков, по мнению руководителя финансового ведомства, является волатильность цен на нефть. Если в 2008 г. среднегодовая цена нефти марки Urals равнялась 94,4 долл. за баррель, то в 2009 г. она составляла уже 61,1 долл. Как следствие, доходы федерального бюджета упали на 3% ВВП. Необходимость увеличения расходов госбюджета в период кризиса привела к тому, что его дефицит в целом составил около 6%.

Таким образом, в 2008 г. профицит бюджета равнялся 4,1%, а в 2009 г. его дефицит составил порядка 6%. Всего за один год баланс российского бюджета изменился на 10% ВВП под напором обстоятельств, не зависящих от нашей страны.

А. Кудрин уверен, что бесперспективно верстать госбюджет и разрабатывать прогноз социально-экономического развития России, надеясь на цену 90 долл. за баррель и сохраняя при этом дефицит в 3%. Ведь мы можем в один прекрасный момент получить сокращение доходов бюджета еще на 3—4% ВВП сверх тех 3%, которые уже заложим в свои планы.

При дефиците порядка 5—6% ВВП государству придется заимствовать средства на внутреннем и внешнем рынках. Между тем годовой прирост кредитного портфеля всех российских банков до кризиса равнялся приблизительно 5% валового продукта. То есть при возникновении неожиданной кризисной ситуации и отсутствии достаточных денежных резервов держава заберет эти деньги с рынка для финансирования своих расходов. В результате резко сократятся частные инвестиции.

Сегодня необходимо восстанавливать Резервный фонд, полагает министр финансов. Он перед кризисом составлял 10% ВВП плюс 8% было накоплено в Фонде национального благосостояния. Суммарно накануне кризиса в России была создана «резервная подушка» в размере 18% ВВП.

Пока мы не имеем возможности накапливать резервы в таких количествах. В нынешнем году еще точно не известно, какая будет цена на нефть. Если ее уровень превысит 90 долл. за баррель, то это будет один из самых высоких показателей в истории (если учитывать в сопоставимых ценах). Предыдущий пик был в 1983 г. — 83 долл. за баррель. Мы снова вышли на пик цен, но велика вероятность того, что они долго не продержатся. Потому что нет объективных причин, которые способствовали бы этому.

В целом мировой кризис показал уязвимость нашей прежней экономической модели, считает глава Минфина. Мы могли успешно работать исключительно в благоприятных внешнеэкономических условиях. Но в ближайшие годы наша экономика будет развиваться при более сложной внешней конъюнктуре, в условиях более умеренных потоков капиталов.

В такой ситуации предстоит сформировать новую модель развития экономики. Одной из ее черт должна стать низкая инфляция с достаточно устойчивым валютным курсом, позволяющая создавать в экономике через финансовую систему, через банки прежде всего длинные деньги. Если мы имеем инфляцию 8,8% по итогам прошлого года, то ставки по кредитам по-прежнему будут выше 10%. Осуществить модернизацию экономики с кредитными деньгами со ставкой от 10 до 15%, выданными всего на три года, невозможно.

Власти боятся больше,  чем криминала

Крупный бизнес, как показало исследование делового климата РСПП, представленное на Красноярском форуме, видит основные риски в неэффективном государственном управлении и отсутствии ясных целей развития страны.

Более 40% компаний считают, что неэффективность системы государственного управления мешает успешному развитию их бизнеса. По сути, это означает, подчеркивают эксперты РСПП, что бизнес не доверяет большей части органов власти.

Около половины респондентов заявили, что в последние годы сталкивались с нарушением их прав со стороны органов власти, а с проблемами со стороны криминалитета — только 8%.

Небольшим исключением стал высокий показатель уровня доверия к судебной системе. Почти 90% опрошенных компаний при защите своих интересов отдают приоритет судебному разрешению споров.

Восприятие бизнесом уровня коррупционности органов колеблется от 10% (федеральная власть) до 52% (правоохранительные органы). Это свидетельствует о том, что коррупция как ограничитель развития слегка утратила свои позиции по сравнению с предыдущим периодом.

Кстати, в эффективности СМИ как инструмента защиты интересов предпринимателей уверены чуть более 20% компаний, что также является не самым высоким показателем.

Исследователи, проводившие опрос РСПП по состоянию делового климата, отмечают, что последнее время бизнес для решения стратегических вопросов взаимодействия с государством предпочитает легальное лоббирование своих интересов (такое мнение выразило 69% компаний).

Еще одним риском, по оценке представителей крупного бизнеса, становится неопределенность стратегических целей социально-экономического развития страны, что мешает бизнесу, в свою очередь, правильно выстраивать стратегические планы.

За последние годы в нашей стране принято порядка 190 стратегических документов, важнейший из которых — Стратегия социально-экономического развития России до 2020 г. Еще свыше 80 стратегических документов находятся на стадии утверждения, более 30 стратегий — на стадии разработки.

Эти стратегии определяют направления развития страны в целом, некоторых отраслей (например, авиапрома, фармацевтики и т.д.) и регионов (Сибири и Дальнего Востока и проч.).

Цели и задачи данных документов остаются, отметил на форуме глава финансового ведомства, отвечая на вопросы бизнеса. Но в них нужно учесть изменившийся в результате кризиса объем ресурсов.

Другой причиной корректировки стратегических документов являются новые задачи, которые поставило руководство страны. Так, финансирование модернизации армии (системы вооружений, денежного довольствия и оборонной промышленности) потребует средств в размере 1,5% ВВП в год. Поэтому, считает министр финансов, необходимо пересмотреть некоторые положения бюджетной политики, в частности поиск новых источников доходов.

Структурный маневр  в налоговой сфере

Большие риски заложены, по оценке бизнес-объединения «Деловая Россия», в существующей налоговой политике. Президент делороссов Борис Титов, выступивший на форуме, подчеркнул, что успешная модернизация отечественной экономики возможна только при условии выгодности ведения бизнеса в России.

Хотя существующие социальные обязательства государства ограничивают его в возможности снижать налоговую нагрузку, подчеркивают эксперты «Деловой России», оно может пересмотреть структуру налогов. Некоторые налоги у нас аномально низки. Это в первую очередь касается налога на имущество физических лиц. Его собираемость составляет 14 млрд руб. в год, а затраты на администрирование превышают эту сумму.

Кроме того, у нас самые низкие в Европе акцизы на табак и алкоголь, относительно невысокий и экономически недифференцированный НДПИ. Что касается страховых социальных взносов, здесь, наоборот, гиперрегрессия. Невысокие зарплаты облагаются по ставке 34%, а высокие — по нулевой ставке.

Часть налогов, ставки по которым низки, слабо влияет на экономическое развитие. Это создает возможность для структурного маневра в налоговой сфере — повышения одних налогов и снижения других, оказывающих особо чувствительное влияние на экономическое развитие. Прежде всего речь идет о снижении страховых взносов и иных налогов, которые дестимулируют экономическое развитие.