1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать

Истина в суде

Налог на добавленную стоимость

Общественная организация, у которой коммерческая деятельность является приоритетной по отношению к уставной, не вправе применять льготу, предусмотренную подп. 2 п. 3 ст. 149 НК РФ.

(Постановление Президиума ВАС РФ от 14.09.2010 № 1809/10)

Общественная организация инвалидов была создана с целью защиты прав и интересов инвалидов, обеспечения им равных с другими гражданами возможностей участия во всех сферах общественной жизни, а также интеграции инвалидов в общество. Устав и положение разрешали ей заниматься предпринимательской деятельностью.

В ходе камеральной проверки уточненной декларации по НДС налоговая инспекция установила, что организация занималась предпринимательской деятельностью по перевозке грузов и пассажиров, а также оказанием платных услуг населению, производством общестроительных работ, к которым применяла налоговую льготу по НДС, указанную в подп. 2 п. 3 ст. 149 НК РФ. Согласно этой норме от НДС освобождается реализация товаров, работ, услуг (за некоторыми исключениями), производимых и реализуемых общественными организациями инвалидов, среди членов которых инвалиды и их законные представители составляют не менее 80%.

Налоговая инспекция посчитала применение льготы необоснованным, поэтому проверка завершилась привлечением организации к налоговой ответственности.

Рассматривая спор, суды заняли разные позиции. Суды первой, апелляционной и кассационной инстанций встали на сторону заявителя, поскольку он выполнил условия, предусмотренные подп. 2 п. 3 ст. 149 НК РФ: организация была создана в соответствии с действующим законодательством в качестве общественной организации инвалидов, среди ее членов не менее 80% инвалидов.

Президиум ВАС РФ, напротив, поддержал налоговый орган, указав, что предпринимательская деятельность общественного объединения, в том числе созданного в форме общественной организации, должна быть дополнительной, способствующей созданию материальной базы, которая позволяла бы более эффективно реализовать уставные цели (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 12.01.96 № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях», ст. 37 Федерального закона от 19.05.95 № 82-ФЗ «Об общественных объединениях»).

В проверяемом периоде предпринимательская деятельность осуществлялась специально созданными производственным и строительным отделами, в которых работали физические лица, не являющиеся членами организации. Какой-либо другой деятельности, связанной с выполнением уставных целей и задач, структурные подразделения не осуществляли.

Среднесписочная численность работающих в организации по данным формы 4-ФСС РФ составляла 718 человек, из которых 702 человека, не являющиеся членами организации, были заняты в предпринимательской деятельности. Заработная плата этих работников составила 98,7% в общем фонде зарплаты, а зарплата работников, не занятых в предпринимательской деятельности, — 1,3%. Удельный вес суммы расходов, направленной на уставные цели, составил 0,6% в общей сумме выручки, полученной от коммерческой деятельности.

Эти обстоятельства свидетельствуют о том, что защита прав и интересов инвалидов не была приоритетной в деятельности общества.

Кроме того, сумма средств, направленных на уставную деятельность, составила всего 7,9% суммы заявленных налоговых льгот, что говорит о том, что налоговая выгода явно несоразмерна сумме, выделенной на уставную деятельность.

Поскольку основной целью организации фактически являлось получение доходов, а не обеспечение инвалидов равными с другими гражданами возможностями участия во всех сферах общественной жизни и их общественной интеграции, организация неправомерно применяла льготу.


Вычеты могут быть заявлены после окончания налогового периода, в котором НДС был уплачен поставщику, но в пределах трех лет с момента его окончания.

 (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.10.2010 по делу № А27-1289/2010)

В ходе камеральной проверки уточненной декларации по НДС за IV квартал налоговая инспекция приняла решение, согласно которому уменьшена сумма НДС, предъявляемая к возмещению из бюджета. По мнению инспекции, общество неправомерно применило вычеты в IV квартале, поскольку заявило о них в более позднем налоговом периоде по сравнению с тем, в котором у него возникло данное право.

Общество обратилось в суд, который встал на сторону заявителя.

Суд указал, что сумма налога, подлежащая уплате в бюджет, исчисляется по итогам каждого налогового периода как уменьшенная на сумму налоговых вычетов, предусмотренных ст. 171 НК РФ.

Абзац 3 п. 1 ст. 172 НК РФ разрешает налогоплательщикам предъявлять к вычету всю сумму НДС, уплаченную поставщикам основных средств, после принятия этих средств на учет в полном объеме и не содержит запрета на предъявление этих сумм за пределами налогового периода, в котором основные средства были поставлены на учет.

В пункте 2 ст. 173 НК РФ указано, что налогоплательщик вправе заявить о налоговых вычетах, в том числе и в более поздние налоговые периоды, но в течение трех лет после окончания соответствующего налогового периода с соблюдением условий, установленных ст. 169, 171 и 172 НК РФ.

Поскольку спорные налоговые вычеты были заявлены в пределах трехлетнего срока и ранее не заявлялись, налоговая инспекция неправомерно отказала в возмещении НДС.


НДС, уплаченный в составе расходов по обслуживанию законсервированных основных средств, подлежит вычету.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 24.09.2010 по делу № А45-11548/2009)

Общество включило в налоговые вычеты сумму НДС, уплаченную за товары и работы по текущему содержанию, энерго- и теплообеспечению простаивающих и законсервированных основных средств цеха № 6.

Налоговая инспекция посчитала применение налоговых вычетов по данным товарам и работам неправомерным и доначислила обществу НДС.

Проанализировав положения ст. 146, 167, 171 и 172 НК РФ, суд отметил, что операции по расходам на обслуживание законсервированного объекта облагаются НДС в общеустановленном порядке, следовательно, применение налогового вычета по указанным операциям является правомерным.

Судьи установили, что приказами общества основные средства цеха № 6 были выведены из эксплуатации на консервацию в связи с сокращением объема производства и неполной загрузкой оборудования. В дальнейшем спорные основные средства были переданы во вновь организованные цеха № 5 и 7. Данные бухгалтерского и налогового учета подтверждают прекращение в проверяемом периоде начисления амортизации по основным средствам.

Поскольку факт консервации объектов основных средств не свидетельствует об отсутствии возможности использования данных средств в будущем, общество правомерно предъявило к вычету спорные суммы НДС.


Расходы на содержание дирекции налогоплательщика, являющегося инвестором и заказчиком-застройщиком и не выполняющего собственными силами строительно-монтажные работы, не облагаются НДС.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 24.09.2010 по делу № А56-70926/2009)

Общество являлось инвестором и заказчиком-застройщиком при строительстве грузового терминала (объекта основных средств) силами подрядных организаций. Строительство терминала являлось его единственным видом деятельности.

НДС, уплаченный по приобретенным на содержание дирекции товарам, общество предъявило к вычету.

Налоговая инспекция посчитала, что указанные расходы не облагаются НДС при производстве строительно-монтажных работ силами подрядных организаций при условии, что налогоплательщик одновременно выступает инвестором и заказчиком-застройщиком. Поэтому обществу было отказано в применении налоговых вычетов.

Суд занял позицию налогового органа, указав, что расходы по содержанию застройщика производятся за счет средств, предназначенных для финансирования капитального строительства, и включаются в инвентарную стоимость вводимых в эксплуатацию объектов (абз. 3 п. 1.4 Положения по бухгалтерскому учету долгосрочных инвестиций, утвержденного приказом Минфина России от 30.12.93 № 160).

В пунктах 1 и 2 ст. 171 НК РФ определено, что налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на налоговые вычеты, в частности на суммы налога, предъявленные налогоплательщику при приобретении товаров (работ, услуг), закупаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения, за исключением товаров, предусмотренных п. 2 ст. 170 НК РФ.

Если организация является одновременно застройщиком и инвестором, услуги заказчика-застройщика она будет оказывать себе сама, а их стоимость списывать на расходы (через амортизационные отчисления по построенному объекту, в инвентарную стоимость которого включена стоимость услуг заказчика-застройщика), принимаемые к вычету при исчислении налога на прибыль.

Объектом обложения НДС, напротив, являются выполнение работ и оказание услуг для собственных нужд, расходы на которые не принимаются к вычету (в том числе через амортизационные отчисления) при исчислении налога на прибыль организаций (ст. 146 НК РФ).

Таким образом, если при осуществлении строительства объекта только силами подрядчиков организация является одновременно инвестором, застройщиком и заказчиком, расходы на содержание подразделения, осуществляющего контроль за ходом строительства и технический надзор, включаемые в первоначальную стоимость данного объекта, не признаются объектом обложения НДС.

Следовательно, суммы налога по товарам (работам, услугам), приобретенным обществом для содержания службы заказчика-застройщика, не подлежат вычетам на основании подп. 1 п. 2 ст. 171 НК РФ.


Ставка НДС 10% при реализации мясной продукции применяется при наличии документов, подтверждающих, что она относится к перечню товаров, облагаемых по данной ставке.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 20.09.2010 по делу № А56-80700/2009)

Общество реализовывало мясную продукцию и применяло ставку НДС 10%.

Налоговая инспекция посчитала применение данной налоговой ставки неправомерным, поскольку общество не представило доказательств, подтверждающих, что реализуемая мясная продукция относится к товарам, перечисленным в Перечне кодов видов продовольственных товаров в соответствии с Общероссийским классификатором продукции, облагаемых НДС по налоговой ставке 10% при реализации, утвержденном постановлением Правительства РФ от 31.12.2004 № 908 (далее — Перечень). Поскольку в проверяемый период мясная продукция подлежала обязательной сертификации, инспекция решила, что подтверждающим документом является сертификат соответствия.

Судьи приняли решение в пользу налогового органа.

Суд указал, что товары, облагаемые НДС по ставке 10%, перечислены в п. 2 ст. 164 НК РФ. К ним относится мясо и мясная продукция (за исключением деликатесных: вырезки, телятины, языков, колбасных изделий, копченостей из свинины, баранины, говядины, телятины, мяса птицы, свинины и говядины запеченных, консервов). Коды указанных видов продукции приведены в Перечне.

В примечании к Перечню указано, что принадлежность отечественных продовольственных товаров к перечисленным в нем товарам подтверждается соответствием кодов по классификации ОК 005-93 (ОКП), приведенных в Перечне, кодам ОКП, указанным в национальном стандарте (отраслевом стандарте, техническом условии).

Таким образом, применяя ставку 10% при реализации продовольственных товаров, налогоплательщик должен документально подтвердить, что реализуемые им товары принадлежат к указанным в Перечне товарам, в частности соответствуют кодам, приведенным в национальном стандарте (отраслевом стандарте, техническом условии).

Подтверждение соответствия стандартам осуществляется путем сертификации и декларирования, порядок проведения которых определен Федеральным законом от 27.12.2002 № 184-ФЗ «О техническом регулировании» (далее — Закон № 184-ФЗ).

Статья 20 Закона № 184-ФЗ предусматривает два вида подтверждения соответствия: добровольное и обязательное. Добровольное подтверждение соответствия осуществляется в форме добровольной сертификации. Обязательное — в форме принятия декларации о соответствии (декларирование соответствия) и обязательной сертификации. При этом соответствие продукции требованиям технических регламентов подтверждается сертификатом соответствия, выдаваемым органом по сертификации, который включает в себя информацию об объекте сертификации, позволяющую идентифицировать этот объект (ст. 25 Закона № 184-ФЗ).

В постановлении Правительства РФ от 13.08.97 № 1013 «Об утверждении Перечня товаров, подлежащих обязательной сертификации» (действовавшем в проверяемый период) определено, что мясо и мясные продукты подлежат обязательной сертификации.

Поскольку общество не представило сертификат соответствия и никакими иными документами не подтвердило принадлежность спорной мясной продукции к товарам, облагаемым по ставке НДС 10%, оно необоснованно применило эту налоговую ставку.


Налогоплательщик вправе предъявить к вычету суммы НДС, уплаченные по счетам-фактурам поставщиков-«упрощенцев».

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 07.09.2010 № Ф03-6028/2010)

Общество приобрело рыбопродукцию у поставщиков, применяющих УСН, а НДС, уплаченный по счетам-фактурам этих поставщиков, предъявило к вычету.

В ходе камеральной проверки налоговая инспекция пришла к выводу, что общество необоснованно предъявило указанный НДС к вычету, поскольку поставщики-«упрощенцы» не являлись плательщиками данного налога (ст. 346.11 НК РФ). Было принято решение о привлечении общества к налоговой ответственности с начислением НДС и пеней, которые общество оспорило в арбитражном суде.

Суд встал на сторону заявителя, указав, что материалы дела подтверждают реальность поставки рыбопродукции, ее получение и принятие на учет.

Ссылка налоговой инспекции на то, что поставщики не являются плательщиками НДС, судом признана необоснованной, поскольку она противоречит положениям п. 5 ст. 173 и п. 4 ст. 174 НК РФ, в соответствии с которыми лицо, ошибочно получившее налог, обязано исчислить данный налог и перечислить его в бюджет.

Таким образом, уплата НДС лицу, не являющемуся плательщиком данного налога, не лишает налогоплательщика права предъявить к вычету НДС, уплаченный по счетам-фактурам этого лица.


Налог на прибыль

Если по условиям договора поставки право собственности на товар переходит к покупателю в день полной оплаты, то доход от продажи товара учитывается в момент полной оплаты его стоимости.

(Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 20.09.2010 по делу № А32-19928/2009)

Обществом-поставщиком были заключены договоры поставки аттракционов, согласно которым право собственности на поставленный товар переходило к покупателям не в день отгрузки, а в день полной оплаты товара.

Доход, полученный по договорам, общество включило в налоговую базу по налогу на прибыль в отчетном периоде, в котором покупатели оплатили стоимость товара в полном объеме.

Налоговая инспекция полагала, что налог на прибыль должен уплачиваться в отчетном периоде, в котором произведена отгрузка товара, а не оплата.

Суд указал, что при использовании метода начисления расходы, принимаемые для целей налогообложения, признаются в том отчетном (налоговом) периоде, к которому относятся, независимо от времени фактической выплаты денежных средств и (или) иной формы их оплаты (ст. 272 НК РФ).

В пункте 3 ст. 271 НК РФ установлено, что для доходов от реализации по методу начисления датой получения дохода признается день отгрузки (передачи) товаров. Днем отгрузки считается день реализации этих товаров, независимо от фактического поступления денежных средств (иного имущества, работ, услуг и (или) имущественных прав) в их оплату. Реализацией товаров признается передача на возмездной основе права собственности на эти товары (ст. 39 НК РФ).

По правилам гражданского законодательства право собственности у приобретателя вещи по договору возникает с момента ее передачи, если иное не предусмотрено законом или договором. Причем, если в договоре купли-продажи указано, что право собственности на переданный покупателю товар сохраняется за продавцом до оплаты товара, покупатель не вправе до перехода к нему права собственности отчуждать товар или распоряжаться им иным образом, если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из назначения и свойств товара. Если в предусмотренный договором срок переданный товар не будет оплачен, продавец вправе потребовать от покупателя возврата товара (ст. 223 и 491 ГК РФ).

Следовательно, общество правомерно отразило доход от продажи спорных товаров в момент перехода права собственности к покупателям согласно условиям заключенных договоров поставки.

Судьи также напомнили, что аналогичная позиция изложена в письме Минфина России от 20.07.2006 № 03-03-04/1/598, в котором сказано, что момент признания доходов должен определяться исключительно из срока, определенного условиями договора поставки. Исключения из этого правила не допускаются, даже когда налогоплательщик готов пойти на более ранее признание доходов от реализации.


Земельный налог

Выбор вида разрешенного использования земельного участка зависит от фактически осуществляемой на участке деятельности и основных уставных видов деятельности предприятия.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 01.10.2010 по делу № А70-12922/2009)

Автотранспортному предприятию на праве собственности принадлежали земельные участки. Они представляли собой огороженную территорию, на которой размещены принадлежащие предприятию строения. Фактически участки использовались для ремонта и обслуживания автотранспорта. По ним общество уплачивало земельный налог по ставке 0,4%, установленной местными властями для участков с видом разрешенного использования «под объекты пассажирского автотранспорта». При этом в кадастровых планах на эти участки были указаны иные виды разрешенного использования: «под нежилые здания и строения», для которого предусмотрена ставка 1,5%, и «под стоянки автотранспорта и нежилое здание административно-бытового комплекса» со ставкой 0,75%.

По мнению налоговой инспекции, предприятие должно было применять ставки в зависимости от записей о разрешенном виде использования, указанных в кадастровых планах и свидетельствах о праве собственности.

Общество не согласилось с выводами налогового органа и обратилось в арбитражный суд. Судьи заняли позицию заявителя.

При рассмотрении спора судьи учли то, что в законе отсутствует порядок выбора вида разрешенного использования. Таким образом, вопрос о том, какой вид выбрать, решается в зависимости от таких факторов, как фактически осуществляемая на участке деятельность, основные уставные виды деятельности и т.д.

По мнению арбитров, налоговая инспекция неверно определила вид разрешенного использования спорных земельных участков, поскольку строения, перечисленные в кадастровых планах и свидетельствах о собственности, фактически являются предприятием пассажирского автотранспорта, земельные участки заняты объектами пассажирского автотранспорта. В обоснование судьи сослались на ст. 388, 389, 390, 391, 394 и 396 НК РФ, ст. 7 Земельного кодекса РФ, ст. 30 и 35 Градостроительного кодекса РФ и решения органов местного самоуправления о земельном налоге.

Аргументируя свою позицию, инспекция указала, что у предприятия имеются и машины, которые не относятся к пассажирскому автотранспорту. Но судьи отклонили этот довод. По их мнению, это не значит, что вид разрешенного использования должен быть иным, не связанным с автоперевозками, учитывая, что пассажирская автоперевозка является основным видом деятельности налогоплательщика на этом участке.


Налог на добычу полезных ископаемых

Сумма НДПИ не является расходом на добычу полезного ископаемого и не включается в расчетную стоимость добытого полезного ископаемого при определении налоговой базы.

(Постановление ФАС Московского округа от 24.09.2010 № КА-А40/11569-10)

В ходе камеральной проверки декларации по НДПИ налоговая инспекция пришла к выводу, что при определении расчетной стоимости добытых полезных ископаемых общество в соответствии с подп. 1 п. 1 ст. 264 НК РФ не учло сумму НДПИ, начисленного в текущем налоговом периоде за предыдущий налоговый период. Проверка завершилась доначислением НДПИ, которое общество обжаловало в арбитражном суде.

Удовлетворяя исковые требования заявителя, судьи отметили, что при определении расчетной стоимости добытого полезного ископаемого учитываются прочие расходы, определяемые в соответствии со ст. 263, 264 и 269 НК РФ, за исключением прочих расходов, не связанных с добычей полезных ископаемых, и расходов, предусмотренных ст. 266, 267 и 270 НК РФ.

Следовательно, расходы либо деятельность заявителя, не связанные с добычей, а также осуществленные после завершения процесса добычи полезных ископаемых, не учитываются при формировании налоговой базы по НДПИ.

Расходы, учитываемые при определении расчетной стоимости, должны относиться к затратам на добычу конкретного полезного ископаемого, быть связанными с такой добычей, то есть должны обусловливать добычу и быть направлены на получение полезного ископаемого, а не являться ее следствием.

Сумма НДПИ исчисляется как соответствующая налоговой ставке процентная доля налоговой базы. Следовательно, определяется налоговая база (стоимость) за налоговый период (календарный месяц), затем исчисляется НДПИ и уплачивается сумма налога в бюджет.

При решении вопроса о том, подлежат ли включению в расчетную стоимость добытого полезного ископаемого, формирующего налоговую базу по НДПИ, суммы налогов, необходимо учитывать следующее. Подпункт 1 п. 1 ст. 264 НК РФ регулирует учет расходов при исчислении налога на прибыль. В целях определения налогооблагаемой прибыли указанные в данной норме расходы (налоги, сборы, таможенные пошлины) уменьшают налоговую базу по налогу на прибыль. При исчислении НДПИ эти расходы, напротив, формируют налоговую базу по НДПИ. В связи с этим не могут учитываться в налоговой базе денежные средства, подлежащие уплате в бюджет в целях исполнения публично-правовой обязанности.

Налогообложение денежных сумм, перечисляемых в бюджет в виде налогов, не имеет экономического основания, а потому противоречит налоговому законодательству (п. 3 ст. 3 НК РФ).

Данные выводы согласуются с правовой позицией Президиума ВАС РФ, изложенной в постановлении от 08.12.2009 № 11715/09.


Возврат налога

Ненадлежащее исполнение инспекцией обязанности по принятию решения о возмещении НДС не влечет обязанности по начислению процентов при отсутствии заявления налогоплательщика.

(Постановление ФАС Дальневосточного округа от 08.09.2010 № Ф03-6273/2010)

Общество 5 февраля 2009 г. подало уточненную декларацию по НДС за IV квартал 2008 г. 22 декабря 2009 г. оно обратилось в налоговую инспекцию с заявлением о возврате НДС за IV квартал 2008 г. Налоговая инспекция в этот же день (22 декабря 2009 г.) приняла решение о возврате налога и передала его в управление Федерального казначейства. Излишне уплаченный налог был возвращен 24 декабря 2009 г.

Посчитав, что налог возвращен с нарушением срока, установленного ст. 176 НК РФ, общество обратилось в инспекцию с заявлением о начислении и выплате процентов за просрочку возврата.

Налоговый орган отказал в начислении процентов, поскольку, по его мнению, налог был возвращен своевременно.

Суд признал отказ правомерным. Арбитры аргументировали свою позицию следующим образом.

Если по итогам налогового периода сумма налоговых вычетов превышает общую сумму налога, исчисленную по операциям, признаваемым объектом налогообложения в соответствии с подп. 1—3 п. 1 ст. 146 НК РФ, полученная разница подлежит возмещению (зачету, возврату) налогоплательщику в соответствии с положениями ст. 176 НК РФ (п. 1 ст. 176 НК РФ).

При отсутствии у налогоплательщика недоимки сумма НДС, подлежащая возмещению, возвращается по заявлению налогоплательщика (п. 6 ст. 176 НК РФ).

Следовательно, обязательным условием для возврата налога является наличие письменного заявления налогоплательщика о возврате налога.

Суд установил, что при подаче 5 февраля 2009 г. уточненной декларации по НДС общество не подавало заявления о возврате налога. Поскольку заявление было подано только 22 декабря 2009 г., а возврат был произведен 24 декабря 2009 г., у налогового органа отсутствовали основания для начисления процентов за просрочку возврата налога.


Взыскание налогов

Налоги, срок уплаты которых наступил до признания налогоплательщика банкротом, но доначисленные после возбуждения дела о банкротстве, не являются текущими платежами и не могут быть взысканы в принудительном порядке.

(Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28.09.2010 по делу № А82-1072/2010)

В ходе камеральной проверки декларации по НДС за I квартал 2009 г., представленной обществом в апреле 2009 г., налоговая инспекция установила неуплату налога, в связи с чем общество было привлечено к налоговой ответственности с начислением НДС и пеней.

В июне 2009 г. в отношении общества была введена процедура банкротства.

1 октября 2009 г. налоговая инспекция направила требование об уплате задолженности и штрафов. Поскольку требование не было исполнено, инспекция 2 декабря 2009 г. приняла решение о взыскании задолженности за счет средств на счетах общества.

Общество оспорило налоговое решение в арбитражном суде, который встал на сторону заявителя по следующим основаниям.

С даты введения наблюдения налоговое законодательство применяется к должнику с учетом положений Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве).

В Законе о банкротстве указано, что требования кредиторов по текущим платежам не включаются в реестр требований кредиторов. Текущими платежами являются денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие после даты принятия заявления о признании должника банкротом (абз. 5 п. 1 ст. 4, п. 1 ст. 5 и п. 3 ст. 63).

Следовательно, денежные обязательства и обязательные платежи, возникшие до возбуждения дела о банкротстве, независимо от срока их исполнения не являются текущими (п. 1 постановления Пленума ВАС РФ от 23.07.2009 № 60).

Возникновение обязанности по уплате налогов определяется наличием объекта налогообложения и налоговой базы, а не наступлением последней даты срока, в течение которого соответствующий налог должен быть исчислен (п. 8 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 № 25).

Таким образом, датой возникновения обязанности по уплате налога является дата окончания налогового периода, а не дата представления декларации или дата окончания срока уплаты налога.

Вынесение инспекцией после принятия заявления о признании должника банкротом решения о доначислении налогов, налоговый период и срок уплаты которых наступили до даты принятия заявления, не является основанием для квалификации требований об уплате доначисленных обязательных платежей как текущих.

Поскольку оспариваемое решение было принято 2 декабря 2009 г. в отношении налога, начисленного за I квартал 2009 г., срок уплаты которого наступил до введения наблюдения (до 4 июня 2009 г.), указанные платежи не являются текущими. Взыскание данной задолженности в порядке, предусмотренном ст. 76 НК РФ, не соответствует Закону о банкротстве. Поэтому решение о приостановке операций по счетам является незаконным.


Обжалование налоговых решений

Вышестоящий налоговый орган не обязан привлекать налогоплательщика к участию в процедуре рассмотрения жалобы на решение налоговой инспекции.

(Постановление Президиума ВАС РФ от 21.09.2010 № 4292/10)

По результатам проверки налоговой инспекцией было принято решение о привлечении общества к налоговой ответственности и были доначислены налоги и пени.

Общество в административном порядке обжаловало указанное решение в управлении ФНС, которое признало оспариваемое решение действительным. Жалоба была рассмотрена без участия общества.

Общество полагало, что при рассмотрении жалоб налогоплательщиков вышестоящий налоговый орган обязан руководствоваться общими положениями НК РФ. Поскольку, не пригласив общество на рассмотрение жалобы, управление лишило его права на защиту своих интересов, общество обратилось в арбитражный суд с заявлением о признании решения управления недействительным.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали в удовлетворении исковых требования заявителя, а суд кассационной инстанции, напротив, удовлетворил их, указав, что на всех стадиях налогового контроля, в том числе при рассмотрении жалобы, налогоплательщику должно быть обеспечено право на участие в рассмотрении материалов проверки.

Президиум ВАС РФ согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций, отметив, что налогоплательщики имеют право на участие в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки или иных актов налоговых органов только в случаях, предусмотренных НК РФ.

Порядок рассмотрения жалобы на акты налогового органа, действия или бездействие его должностного лица предусмотрен главой 20 НК РФ, которая не содержит обязанности вышестоящего налогового органа обеспечивать присутствие налогоплательщика при рассмотрении жалобы.

Положения ст. 101 НК РФ, регулирующие порядок вынесения решения по результатам рассмотрения материалов налоговой проверки, не подлежат расширительному толкованию и не могут применяться к процедуре рассмотрения жалобы налогоплательщика вышестоящим налоговым органом.

Таким образом, управлением не было допущено существенного нарушения процедуры принятия решения, которое влечет за собой признание этого решения недействительным применительно к п. 14 ст. 101 НК РФ.