1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 589

Намерения не могут причинить ущерб

Предварительный договор является основанием для возникновения организационных связей и не предполагает возникновения между сторонами обязательственных правоотношений имущественного характера, то есть непосредственного возникновения права на получение определенных денежных сумм.

Организация подписала предварительный договор и обязалась сдать в аренду свое оборудование.

Оборудование находилось на чужом складе, и забрать его оказалось непросто.

Организация неоднократно обращалась к предприятию, где располагался склад, с просьбой разрешить ее работникам войти на территорию для вывоза оборудования. Но ей отвечали, что предприятие не наделено правом выписывать материальные пропуска на ввозвывоз имущества со склада.

Вскоре контрагент по предварительному договору обратился с предложением считать его расторгнутым, поскольку оборудование в аренду так и не было предоставлено.

Организация решила, что в данном случае налицо убытки в виде упущенной выгоды. Чтобы взыскать их, организация обратилась в суд с иском к предприятию.

Суд оснований для взыскания убытков не нашел.

Для взыскания убытков истец должен доказать факт нарушения обязательств со стороны ответчика, размер убытков, возникших у истца в связи с нарушением ответчиком обязательств, причинноследственную связь между понесенными убытками и допущенными нарушениями. Основанием для возмещения убытков является доказанность стороной по делу всей совокупности перечисленных условий.

Суд указал, что предварительный договор считается основанием для возникновения организационных связей и не предполагает возникновения между сторонами обязательственных правоотношений имущественного характера, то есть непосредственного возникновения права на получение определенных денежных сумм. Сам по себе предварительный договор не подтверждает, что организация сделала все необходимые приготовления для получения дохода от сдачи имущества в аренду.

Кроме того, складское помещение, в котором находилось оборудование, принадлежит третьему лицу. Доказательств владения этим помещением ответчиком на праве собст­венности или ином вещном праве не представлено. Следовательно, неполучение дохода организациейистцом не находится в прямой причинной связи с какимилибо действиями ответчика.

Представленный в доказательство требований истца предварительный договор суд оценил критически. Размер упущенной выгоды истец рассчитал исходя из определенной предварительным договором арендной платы — 46 537 руб. 50 коп., в то время как в приложении 1 к договору согласована иная арендная плата за пользование оборудованием — 45 937 руб. 50 коп. Размер арендной платы рассчитан как 1,5% балансовой стоимости оборудования. Данная стоимость завышена в несколько раз по сравнению с ценой приобретения оборудования, указанной в товарных накладных.

Суд пришел к выводу, что предварительный договор не доказывает достоверность суммы упущенной выгоды, неизбежность получения дохода в заявленном размере, вину ответчика в причинении ущерба истцу и наличие причинной связи между понесенными убытками и действиями ответчика (постановление ФАС Уральского округа от 05.05.2010 № Ф092219/10С3 по делу № А7617914/2009-17-667).