1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 191

Постановление по делу № А65-30918/2011

Федеральный Арбитражный Суд Поволжского округа постановление от 09.10.2012

Федеральный арбитражный суд Поволжского округа в составе:

председательствующего судьи Гатауллиной Л.Р.,

судей Гариповой Ф.Г., Логинова О.В.,

при участии представителей:

заявителя - Валеевой Г.Р., доверенность от 12.12.2011,

ответчика - Файзрахмановой М.И., доверенность от 01.02.2012 № 2.4-0-12/001676,

в отсутствие:

третьего лица - извещено надлежащим образом,

рассмотрев в открытом судебном заседании кассационную жалобу Инспекции Федеральной налоговой службы по Московскому району г. Казани, г. Казань,

на решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.03.2012 (судья Хасанов А.Р.) и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.07.2012 (председательствующий судья Холодная С.Т., судьи Кузнецов В.В., Марчик Н.Ю.)

по делу № А65-30918/2011

по заявлению закрытого акционерного общества «Казанский экологический комплекс», г. Казань (ИНН 1655041708, ОГРН 1021602853051) к Инспекции Федеральной налоговой службы по Московскому району г. Казани о признании незаконными ненормативных правовых актов, с участием третьего лица: Управления Федеральной налоговой службы по Республике Татарстан, г. Казань,

установил:

закрытое акционерное общество «Казанский экологический комплекс» (далее - общество, заявитель, ЗАО «Казанский экологический комплекс») обратилось в Арбитражный суд Республики Татарстан с заявлением к Инспекции Федеральной налоговой службы по Московскому району г. Казани (далее - налоговый орган, инспекция) о признании решения от 30.09.2011 № 2.11-0-39/27, решения Управления Федеральной налоговой службы по Республике Татарстан от 24.11.2011 № 725 о привлечении ЗАО «Казанский экологический комплекс» к ответственности за совершение налогового правонарушения в части доначисления налога на прибыль, налога на добавленную стоимость, единого социального налога, соответствующих сумм пеней и налоговых санкций, требования Инспекции Федеральной налоговой службы по Московскому району г. Казани от 01.12.2011 № 3215 об уплате налога, санкций незаконными.

Определением суда первой инстанции от 14.12.2011 к участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено Управление Федеральной налоговой службы по Республике Татарстан.

Арбитражный суд определением от 24.01.2012 принял ходатайство об уточнении предмета заявленных требований, согласно которому заявитель просит признать незаконным решение инспекции от 30.09.2011 № 2.11-0-39/27.

Решением Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.03.2012, оставленным без изменения постановлением Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.07.2012, заявление общества удовлетворено частично.

Решение инспекции от 30.09.2011 № 2.11-0-39/27 признано незаконным в части доначисления налога на добавленную стоимость (далее - НДС) в размере 2 698 680 руб., налога на прибыль в федеральный бюджет в размере 1 372 541 руб., налога на прибыль в бюджет субъекта в размере 5 938 219 руб., налога на имущество в размере 626 419 руб., в части уменьшения предъявленного к возмещению из бюджета НДС в размере 2 767 857 руб., соответствующих пеней и штрафов, как не соответствующее требованиям налогового законодательства и обязал инспекцию устранить допущенные нарушения прав и законных интересов ЗАО «Казанский экологический комплекс».

В остальной части заявления отказано.

Инспекция, не согласившись с принятыми судебными актами, обратилась в Федеральный арбитражный суд Поволжского округа с кассационной жалобой, в которой просит указанные судебные акты отменить, дело направить на новое рассмотрение.

Кассационная инстанция, изучив материалы дела, доводы кассационной жалобы и отзыва на нее, заслушав объяснения представителей сторон, проверив в соответствии со статьей 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации законность обжалуемых судебных актов, не находит оснований для их отмены.

Как следует из материалов дела, налоговым органом была проведена выездная налоговая проверка заявителя по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налога на прибыль организаций, НДС, налога на имущество организаций, налога на доходы физических лиц, транспортного налога за период с 01.01.2008 по 31.12.2010, единого социального налога за период с 01.01.2008 по 31.12.2009, по результатам налоговой проверки составлен акт от 07.09.2011 № 2.11-0-38/25, на основании которого с учетом возражений заявителя, налоговым органом принято решение от 30.09.2011 № 2.11-0-39/27 о привлечении заявителя к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Республике Татарстан от 24.11.2011 № 725 решение налогового органа от 30.09.2011 № 2.11-0-39/27 оставлено без изменения.

Общество, посчитав, что решение налогового органа является незаконным и нарушающим его права и законные интересы в сфере экономической деятельности, обратилось в арбитражный суд.

Судами первой и апелляционной инстанцией заявление общества удовлетворено частично.

Кассационная инстанция находит выводы судебных инстанций правомерными по следующим основаниям.

В соответствии с пунктом 1 статьи 256 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - НК РФ, Кодекс) амортизируемым имуществом признается имущество, результаты интеллектуальной деятельности и иные объекты интеллектуальной собственности, которые находятся у налогоплательщика на праве собственности (если иное не предусмотрено настоящей главой), используются им для извлечения дохода и стоимость которых погашается путем начисления амортизации.

При этом амортизируемым имуществом признается имущество со сроком полезного использования более 12 месяцев и первоначальной стоимостью более 20 000 руб.

Исходя из пункта 1 статьи 258 НК РФ амортизируемое имущество распределяется по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Сроком полезного использования признается период, в течение которого объект основных средств или объект нематериальных активов служит для выполнения целей деятельности налогоплательщика. Срок полезного использования определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию объекта амортизируемого имущества с учетом классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации.

Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 № 1 «О Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы» к десятой амортизационной группе (имущество со сроком полезного использования свыше 30 лет) относятся здания (кроме жилых), за исключением вошедших в другие группы (с железобетонными и металлическими каркасами, со стенами из каменных материалов, крупных блоков и панелей, с железобетонными, металлическими и другими долговечными покрытиями).

Налоговый орган посчитал, что налогоплательщик неверно определил амортизационную группу объекта - производственного корпуса, занизив тем самым срок полезного использования и завысив сумму начисленной амортизации, поскольку, по мнению инспекции, производственный корпус необходимо было отнести к десятой амортизационной группе с минимальным сроком полезного использования 361 месяц.

При этом налоговый орган сослался на технический паспорт Республиканского государственного унитарного предприятия Бюро технической инвентаризации Министерства строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Татарстан межрайонного филиала № 3 от 19.07.2008 № 7640, согласно которому здание мусоросортировочной станции состоит из фундамента - из бута ленточного, стены из железобетонных плит, крыша из металлического профиля, полы асфальтированные.

Как следует из материалов дела разрешение на строительство № RU 16533000-420 мусоросортировочной станции, находящейся на балансе налогоплательщика, получено заявителем 28.10.2008.

Из материалов дела следует, что строительство мусоросортировочной станции осуществлялось подрядчиком - закрытым акционерным обществом «ЭнергоСтрой» в 2009 году, что подтверждено актами выполненных работ от 31.03.2009 № 4, от 31.03.2009 № 5, от 10.04.2009 № 3.

Разрешение на ввод объекта в эксплуатацию № RU16533000-305 получено 19.03.2009. Право собственности на мусоросортировочную станцию зарегистрировано заявителем 29.04.2009, что подтверждено свидетельством о государственной регистрации права 16-АБ 361539 от 15.05.2009.

Материалами дела установлено, что мусоросортировочная станция, находящаяся на балансе заявителя, построена после изготовления технического паспорта от 19.07.2008 № 7640.

Заявителем в суд представлены: акт о приеме-передаче здания (сооружения) ОС-1а № 1 от 17.04.2009, заключение о соответствии параметров построенного, реконструированного, отремонтированного объекта капитального строительства требованиям технических регламентов, в соответствии с которыми производственный корпус мусоросортировочной станции, находящийся на балансе заявителя, имеет следующие технические характеристики: фундаменты стаканного типа из монолитного бетона; стены из плит и панелей типа «сэндвич»; перегородки из силикатного кирпича на цементном растворе; перекрытия из панелей типа «сэндвич»; кровля из двух слоев «Бикрост» на битумной мастике.

По мнению заявителя, поскольку мусоросортировочная станция изготовлена из облегченных конструкций (сэндвич-панелей), то она не отвечает критериям зданий, относящихся к десятой амортизационной группе, а также не отвечает критериям и самого подраздела «Здания (кроме жилых)» Общероссийского классификатора основных фондов.

Согласно Общероссийскому классификатору основных фондов к подразделу «Здания (кроме жилых)» относятся здания, представляющие собой архитектурно - строительные объекты, назначением которых является создание условий (защита от атмосферных воздействий и пр.) для труда, социально - культурного обслуживания населения и хранения материальных ценностей. Здания имеют в качестве основных конструктивных частей стены и крышу.

В состав зданий входят: коммуникации внутри зданий, необходимые для их эксплуатации, включая систему отопления, включая котельную установку для отопления (если последняя находится в самом здании); внутренняя сеть водопровода, газопровода и канализации со всеми устройствами; внутренняя сеть силовой и осветительной электропроводки со всей осветительной арматурой; внутренние телефонные и сигнализационные сети; вентиляционные устройства общесанитарного назначения; подъемники и лифты.

В соответствии со статьей 2 Технического регламента о безопасности зданий и сооружений здание - это результат строительства, представляющий собой объемную строительную систему, имеющую надземную и (или) подземную части, включающую в себя помещения, сети инженерно-технического обеспечения и системы инженерно-технического обеспечения и предназначенную для проживания и (или) деятельности людей, размещения производства, хранения продукции или содержания животных.

Между тем, как установлено судами и подтверждается материалами дела, мусоросортировочная станция, находящаяся на балансе заявителя состоит лишь из трех стен, не обеспечена системой отопления, не обеспечена системой водоснабжения, не обеспечена системой канализации, что подтверждено техническим паспортом и представленными фотографиями.

При таких обстоятельствах, суды правильно указали, что довод налогового органа о необходимости отнесения спорного объекта к десятой амортизационной группе с минимальным сроком полезного использования 361 месяцев является необоснованным, а потому начисление налоговым органом налога на прибыль и налога на имущество, соответствующих сумм штрафов и пеней по указанному эпизоду противоречит налоговому законодательству.

Из решения инспекции следует, что заявитель несвоевременно принял к учету в качестве основного средства объект «Самосыровский полигон ТБО. 2-ая карта», поскольку с момента государственной регистрации права собственности указанный объект подлежал учету налогоплательщиком в составе объектов основных средств, и его остаточная стоимость по состоянию на 31.05.2010 должна быть включена в среднегодовую стоимость имущества в целях налогообложения.

Заявитель полагает, что спорный объект правомерно учтен им в составе основных средств в декабре 2010 года после завершения строительства и формирования первоначальной стоимости объекта, так как до указанной даты объект не отвечал признакам объекта основного средства, установленным пунктом 4 «Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01», утвержденного Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 № 26н, поскольку на объекте продолжали осуществляться работы, предусмотренные непосредственно рабочим проектом объекта. Получение разрешения на ввод в эксплуатацию и регистрация права собственности на объект не свидетельствуют о доведении строящегося объекта до состояния готовности и возможности его эксплуатации.

Порядок организации бухгалтерского учета основных средств определен ПБУ 6/01, «Методическими указаниями по бухгалтерскому учету основных средств», утвержденными Приказом Министерства Финансов от 13.10.2003 № 91н.

В соответствии с пунктом 4 ПБУ 6/01 актив принимается организацией к бухгалтерскому учету в качестве основных средств, если одновременно выполняются следующие условия: а) объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации, либо для предоставления организацией за плату во временное владение и пользование или во временное пользование; б) объект предназначен для использования в течение длительного времени, т.е. срока продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев; в) организация не предполагает последующую перепродажу данного объекта; г) объект способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем.

В соответствии с пунктами 5.2.1 и 5.2.3 Положения по бухгалтерскому учету долгосрочных инвестиций, утвержденного письмом Министерства финансов Российской Федерации от 30.12.1993 № 160, здания, сооружения и другие объекты основных средств, приобретенные отдельно от строительства объектов, а также земельные участки, объекты природопользования зачисляются в состав основных средств по поступлении их на предприятие и окончании работ по их доведению до состояния, в котором они пригодны к использованию в запланированных целях, на основании акта приемки-передачи основных средств. При этом инвентарная стоимость указанных основных средств слагается из фактических затрат по их приобретению и расходов по их доведению до состояния, в котором они пригодны к использованию в запланированных целях.

Следовательно, для возможности принятия актива к бухгалтерскому учету в качестве основного средства должно, в том числе, выполняться условие о том, что объект способен приносить организации экономические выгоды (доход) в будущем, то есть должен быть доведен до состояния, в котором он пригоден к использованию в запланированных целях.

Согласно пункту 7 ПБУ 6/01 основные средства принимаются к бухгалтерскому учету по первоначальной стоимости.

В соответствии с пунктом 8 ПБУ 6/01 первоначальной стоимостью основных средств, приобретенных за плату, признается сумма фактических затрат организации на приобретение, сооружение и изготовление, за исключением НДС и иных возмещаемых налогов (кроме случаев, предусмотренных законодательством РФ), включая в том числе и суммы, уплачиваемые за приведение объекта в состояние, пригодное для использования.

Судебными инстанциями установлено и подтверждается материалами дела, что по состоянию на 31.05.2010 первоначальная стоимость объекта не была сформирована, поскольку объект не был завершен строительством. Таким образом, на указанную дату объект не обладал одним из признаков основного средства, установленного пунктом 4 ПБУ 6/01.

После регистрации права собственности на указанный объект заявителем осуществлены значительные капитальные вложения, связанные с приведением объекта в состояние, пригодное для использования, а именно: работы по строительству карты (земляные работы, обвалование) на сумму 4 423 943,22 руб. без НДС согласно акту за июнь 2010 года; строительство временной автодороги и временной разгрузочной площадки на сумму 2 429 824,44 руб. без НДС согласно акту за сентябрь 2010 года; укладка дренажной трубы на сумму 470 175,56 руб. без НДС согласно акту за сентябрь 2010 года; строительство временной подъездной автодороги и временной разгрузочной площадки на сумму 2 529 661 руб. без НДС согласно акту за декабрь 2010 года; устройство кавальеров по периметру карты на сумму 3 084 830,51 руб. без НДС согласно акту за декабрь 2010 года.

Выполненные в период с июня по декабрь 2010 года работы, предусмотренные проектом строительства объекта и обязательные ввиду фактических обстоятельств либо прямого указания закона, значительно (с 41 530 272,19 руб. до 54 469 228,13 руб.) увеличили стоимость объекта.

Работы по укладке дренажной трубы, строительству временных автодорог и разгрузочных площадок, устройству кавальеров по периметру карты не связаны с изменением технологического или служебного назначения объекта, с совершенствованием производства и повышением технико-экономических показателей, поскольку выполнение данных работ было изначально предусмотрено рабочим проектом объекта «Самосыровский полигон ТБО. 2-ая карта».

По мнению налогового органа, полученное заявителем 09.10.2009 разрешение на ввод объекта в эксплуатацию свидетельствует о пригодности объекта для использования. Между тем, как правильно отмечено судами, разрешение на ввод объекта в эксплуатацию само по себе не может рассматриваться в качестве безусловного доказательства, свидетельствующего о доведении строящегося объекта до состояния готовности и возможности его эксплуатации. Данный документ удостоверяет соответствие объекта градостроительному плану земельного участка и выполнение строительства согласно разрешению на строительство.

При выполнении после получения разрешения на ввод в эксплуатацию работ для доведения объекта до состояния, пригодного к использованию в запланированных целях, основания для квалификации этого объекта в качестве основного средства отсутствуют.

Также правомерно не принята ссылка налогового органа на приказ от 13.01.2010 № 1, в соответствии с которым с 15.01.2010 проводятся работы по захоронению отходов на 2-ой карте Самосыровского полигона ТБО с северной стороны разгрузочной площадки с максимально возможным уплотнением.

В соответствии с пунктом 41 Положения по ведению бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности в Российской Федерации (утв. Приказом Министерства финансов Российской Федерации от 29.07.1998 № 34Н) объекты капитального строительства, находящиеся во временной эксплуатации, до их ввода в постоянную эксплуатацию отражаются как незавершенные капитальные вложения.

Следовательно, факт временной эксплуатации объекта до завершения капитальных вложений, предусмотренных рабочим проектом, и формирования первоначальной стоимости объекта, не является основанием для отражения объекта в составе основных средств, а потому довод инспекции о необходимости учета спорного объекта в составе основных средств 31.05.2010 правомерно не принят судами.

В оспариваемом решении налоговый орган ссылается на неправомерное отнесение налогоплательщиком затрат на монтаж системы видеонаблюдения в размере 197 540 руб. на расходы по налогу на прибыль единовременно, поскольку систему видеонаблюдения следует принять к учету в качестве основного средства как отдельный инвентарный объект (комплекс конструктивно сочлененных предметов) по состоянию на 01.02.2008.

В соответствии с пунктом 6 ПБУ 6/01 единицей бухгалтерского учета основных средств является инвентарный объект, которым признается объект основных средств со всеми приспособлениями и принадлежностями или отдельно конструктивно обособленный предмет, предназначенный для выполнения отдельных самостоятельных функций, или обособленный комплекс конструктивно сочлененных предметов, представляющих собой единое целое и предназначенных для выполнения определенной работы.

Под комплексом конструктивно сочлененных предметов понимается один или несколько предметов одного или разного назначения, имеющих общие приспособления и принадлежности, общее управление, смонтированные на одном фундаменте, в результате чего каждый входящий в комплекс предмет может выполнять свои функции только в составе комплекса, а не самостоятельно.

Согласно абзацу 2 пункта 6 ПБУ 6/01 в случае наличия у одного объекта нескольких частей, сроки полезного использования которых существенно отличаются, каждая такая часть учитывается как самостоятельный инвентарный объект.

В соответствии с пунктом 20 ПБУ 6/01 срок полезного использования объекта основных средств определяется организацией при принятии объекта к бухгалтерскому учету.

Исходя из пункта 5 ПБУ 6/01 активы, в отношении которых выполняются условия, предусмотренные в пункте 4 настоящего Положения, и стоимостью в пределах лимита, установленного в учетной политике организации, но не более 20 000 руб. за единицу, могут отражаться в бухгалтерском учете и бухгалтерской отчетности в составе материально- производственных запасов.

В соответствии с договором подряда на монтаж оборудования от 18.10.2007 № 157 подрядчик (общество с ограниченной ответственностью «Техно-Инвест») выполнил работы по монтажу системы видеонаблюдения полигона ТБО «Самосырово» по адресу: Республика Татарстан, Высокогорский район, в 3-х км от н.п. Самосырово.

Согласно акту от 18.12.2007 № 5 стоимость монтажных работ составила 63 822,00 руб., материалов и оборудования - 133 718,00 руб., в том числе видеокамера - 25 423,74 руб. (6 шт. * 4 237,29); кабель для видеосистем - 18 048,00 руб. (800м*22,56); монтажный комплект - 12 170,00 руб. (10*1 217,00); компьютер Pentium-4 с монитором и платой на 8 каналов - 36 300,00 руб.; блок бесперебойного питания - 7000,00 руб. (2 шт. * 3500,00); видеокамера - 6370,00 руб.; видеокамера с аудио каналом - 2250,00 руб., кабель для видеосистем 2740,00 руб. (100 м * 27,40); устройство передачи сигнала по витой паре - 15 183,90 руб. (6 шт. * 2 530,65); блок бесперебойного питания 220в - 3600 руб.; короб 60*40 - 2010,00 руб. (30 шт. * 67,00).

При этом спорные объекты пригодны для монтажа в различной комплектации, легко заменяются и могут функционировать друг от друга на произвольном расстоянии в зависимости от способа подключения, а их фиксирование в составе отдельного комплекта затрудняет правильное отражение их последующих передвижений.

Согласно Постановлению Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 № 1 «О Классификации основных средств, включаемых в амортизационные группы» в отношении объектов системы видеонаблюдения установлены сроки полезного использования: видеокамера - 5-7 лет; кабель для видеосистем - 20-25 лет; монтажный комплект - 3-5 лет; компьютер Pentium-4 с монитором и платой на 8 каналов - 2-3 года; блок бесперебойного питания - 3-5 лет.

Каждый объект должен учитываться как самостоятельный инвентарный объект, поскольку сроки полезного использования отдельных объектов системы видеонаблюдения существенно отклоняются друг от друга.

Таким образом, суды пришли к обоснованному выводу о том, что, поскольку стоимость каждого объекта, входящего в систему видеонаблюдения в отдельности (за исключением компьютера) составляет менее 10 000 руб., общество правомерно единовременно отнесло их стоимость, а также стоимость работ по монтажу оборудования на расходы по налогу на прибыль единовременно.

Согласно позиции налогового органа заявитель неправомерно отнес стоимость транспортных услуг по акту от 18.12.2007 № 138 на расходы по налогу на прибыль за 2008 год, неправомерно включил соответствующий вычет по НДС в 1 квартале 2008 года.

По мнению налогового органа, указанные расходы, а также соответствующие вычеты по НДС должны быть учтены в 2007 году путем подачи уточненной декларации.

Налогоплательщик со ссылкой на статью 272 НК РФ и абзац 3 пункта 1 статьи 172 Кодекса, считает, что указанные расходы правомерно учтены, а НДС принят к вычету после приемки спорных услуг путем подписания акта приемки-передачи услуг, с чем правомерно согласились судебные инстанции.

Материалами дела подтверждено, что акт приемки-передачи услуг от 18.12.2007 № 138 получен и подписан обществом 21.01.2008, о чем свидетельствует отметка главного бухгалтера на акте.

При этом расходы по транспортно-экспедиционным услугам правомерно учтены заявителем в соответствии с абзацем 3 статьи 54 НК РФ в 2008 году (в период выявления ошибок), поскольку допущенные ошибки привели к излишней уплате налога на прибыль в 2007 году (в результате занижения суммы расходов).

В оспариваемом решении налоговый орган указал, что налогоплательщик в декларации по налогу на прибыль за 2010 год отразил в завышенных размерах суммы начисленных авансовых платежей, что привело, к занижению суммы налога на прибыль, подлежащей к доплате в размере 53 239 руб.

Судами установлен факт перечисления в бюджет заявителем авансовых платежей, отраженных в налоговой декларации по налогу на прибыль за 2010 год.

Следовательно, судами правомерно не принят довод налогового органа о том, что на момент принятия решения по акту выездной налоговой проверки оспариваемая сумма не уплачена.

Налоговый орган в оспариваемом решении указывает на то, что налогоплательщик неправомерно учел расходы по разработке проекта артезианской скважины в размере 244 700 руб. при исчислении налога на прибыль за 2008 год, поскольку затраты на проектирование артезианской скважины должны учитываться в первоначальной стоимости создаваемого объекта и не включаться в расходы текущего периода.

Налогоплательщик полагает, что указанные расходы должны быть учтены в соответствии со статьей 261 НК РФ в качестве расходов на освоение природных ресурсов, в соответствии с которой к расходам на освоение природных ресурсов, в частности, относятся: расходы на поиски и оценку месторождений полезных ископаемых (включая аудит запасов), разведку полезных ископаемых и (или) гидрогеологические изыскания, осуществляемые на участке недр в соответствии с полученными в установленном порядке лицензиями или иными разрешениями уполномоченных органов, а также расходы на приобретение необходимой геологической и иной информации у третьих лиц, в том числе в государственных органах.

Как следует из материалов дела, рабочий проект артезианского водоснабжения мусоросортировочной станции ТБО, разработанный обществом с ограниченной ответственностью «Волга-Строй», содержит информацию о геологическом строении исследуемого участка недр, о физико-географических и гидрогеологических условиях, о характеристиках находящихся в исследуемых недрах подземных вод, об условиях их разработки.

Акт сдачи-приемки выполненных работ подписан заказчиком 23.03.2008, следовательно, стоимость приобретенной у общества с ограниченной ответственностью «Волга-Строй» геологической и иной информации подлежит включению в состав расходов по налогу на прибыль в течение 12 месяцев, начиная с апреля 2008 года.

При таких обстоятельствах правомерно принят довод налогоплательщика о возможности отнесения стоимости разработки проекта к расходам на приобретение необходимой геологической иной информации у третьих лиц и включения в состав расходов равномерно в течение 12 месяцев с 1-го числа месяца, следующего за месяцем, в котором завершены указанные работы.

Налоговым органом установлено, что налогоплательщик неправомерно определил амортизационную группу объекта - сварочного аппарата ТН 501, занизив срок полезного использования, и завысил сумму начисленной амортизации.

Налогоплательщик считает, что срок полезного использования установлен исходя из технических условий эксплуатации, ожидаемого срока использования и ожидаемого физического износа.

Согласно руководству по эксплуатации сварочный аппарат с горячим клином ТН501, находящийся на балансе заявителя, предназначен для автоматической контактной сварки полиэтиленовой пленки. Указанный аппарат можно использовать только в сухую погоду; запрещается при эксплуатации подвергать его ударам, перегрузкам, воздействию воды, грязи, нефтепродуктов.

В возражениях на акт проверки налогоплательщик указал, что фактическая эксплуатация аппарата производилась в декабре 2009 года в котловане глубиной 6 м; при температуре - 25°; в условиях атмосферных осадков в виде снега; в агрессивной среде песчаного грунта; общее количество приобретенной пленки составило 28 553 п. м.

Поскольку аппарат для контактной сварки полиэтиленовой пленки не назван в классификации основных средств, налогоплательщик правомерно установил срок полезного использования указанного основного средства - 36 месяцев - исходя из технических условий и рекомендаций завода-изготовителя, ожидаемого срока использования этого объекта (спорный объект использовался для проведения гидроизоляционных работ при строительстве объекта «Самосыровский полигон. Вторая карта»), ожидаемого физического износа, зависящего от режима эксплуатации (количества смен), естественных условий и влияния агрессивной среды.

В оспариваемом решении налоговый орган указывает, что налогоплательщик неверно определил амортизационную группу объекта - здания автовесовой с навесом, занизив тем самым срок полезного использования и завысив сумму начисленной амортизации.

В обоснование своей позиции инспекция сослалась на технический паспорт Республиканского государственного унитарного предприятия Бюро технической инвентаризации Министерства строительства, архитектуры и жилищно-коммунального хозяйства Республики Татарстан Пестречинского участка межрайонного филиала № 3 от 26.12.2005 № 31-9, согласно которому автовесовая состоит из железобетонного фундамента, стены кирпичные, перегородки кирпичные, перекрытия железобетонные, крыша рулонная, полы бетонные; навес состоит из железобетонного фундамента, стены и перекрытия кирпичные, крыша профнастил, полы бетонные.

Заявитель указывает, что спорный объект подлежит отнесению к восьмой амортизационной группе со сроком полезного использования 20-25 лет; автовесовая эксплуатируется в условиях агрессивной среды, что является основанием для применения повышающего коэффициента к норме амортизации (нахождение спорного объекта в контакте с агрессивной технологической средой связано с тем, что оно может быть полностью или частично разрушено в результате аварийных ситуаций (взрывов, пожаров и др.), которые могут возникнуть на опасном производственном объекте.

По мнению заявителя, налоговый орган должен был учесть в расходах по налогу на прибыль доначисленный налог на имущество. Налоговый орган в нарушение требований налогового законодательства рассчитал недоимку по налогу на прибыль без учета расходов, которые в соответствии с законодательством могут быть отнесены в уменьшение налогооблагаемой прибыли по результатам данной выездной налоговой проверки, в том числе без учета доначислений по данному эпизоду суммы налога на имущество.

Как установлено судебными инстанциями и следует из материалов дела, здание автовесовой с навесом, исходя из их конструктивных особенностей согласно содержанию технического паспорта, является бескаркасным, с облегченными стенами из кирпича, соответственно, спорный объект подлежит включению в восьмую амортизационную группу (со сроком полезного использования 20-25 лет).

Правомерно не принят довод инспекции о необходимости включения здания в десятую амортизационную группу «Здания, кроме вошедших в другие группы (с железобетонными и металлическими каркасами, со стенами из каменных материалов, крупных блоков и панелей, с железобетонными, металлическими и иными долговечными покрытиями), поскольку исходя из конструкции седьмой - десятой амортизационной группы, приведенной в Постановлении Правительства Российской Федерации от 01.01.2002 № 1 в отношении зданий (кроме жилых), в десятую амортизационную группу входят прочные и долговечные здания, с обязательным наличием не только каркаса, состоящего исключительно из железобетонных и металлических элементов, но также со стенами из каменных материалов (не облегченных).

В соответствии с пунктом 1 статьи 259.3 НК РФ налогоплательщик вправе применять к основной норме амортизации специальный коэффициент, но не свыше 2, в отношении амортизируемых основных средств, используемых для работы в условиях агрессивной среды или повышенной сменности.

Под агрессивной средой понимается совокупность природных и (или) искусственных факторов, влияние которых вызывает повышенный износ (старение) основных средств в процессе их эксплуатации. К работе в агрессивной среде приравнивается также нахождение основных средств в контакте с взрыво-, пожароопасной, токсичной или иной агрессивной технологической средой, которая может послужить причиной (источником) инициирования аварийной ситуации.

Поскольку факт эксплуатации здания автовесовой в условиях агрессивной среды подтвержден лицензией на обращение с опасными отходами, суды правильно указали, что в отношении здания автовесовой с навесом подлежит применению повышенный коэффициент к норме амортизации в размере 2.

При данных обстоятельствах неверное определение налогоплательщиком амортизационной группы спорного объекта не привело к завышению суммы начисленной амортизации (с учетом права на применение повышенного коэффициента к норме амортизации).

Следовательно, начисление налоговым органом налога на прибыль и налога на имущество, соответствующих сумм штрафов и пеней по данному эпизоду неправомерно.

В ходе выездной налоговой проверки налоговым органом было установлено, что заявитель получил необоснованную налоговую выгоду по взаимоотношениям с контрагентами: обществами с ограниченной ответственностью «Строительная фирма «Гранит» и «Строительство».

Согласно материалам проверки общество с ограниченной ответственностью «Строительная фирма «Гранит» (далее - ООО «СФ «Гранит») состояло на налоговом учете в Инспекции Федеральной налоговой службы по Московскому району г. Казани с 10.12.2007 по 02.02.2009. Общество снято с налогового учета в связи с изменением места нахождения организации: адрес выбытия: г. Петропавловск-Камчатский, ул. Лукашевского, 13. Имущество и транспортные средства отсутствуют. Основной вид деятельности организации - строительство зданий и сооружений. Численность организации - 1 человек.

В качестве руководителя и единственного учредителя ООО «СФ «Гранит» с момента регистрации числился Хаметгалимов Альберт Исмагилович. Сведения о главном бухгалтере отсутствуют. Лицензия от 21.04.2008 № Е060831.

В Инспекцию Федеральной налоговой службы № 14 по г. Москве по ООО «СФ «Гранит» было направлено поручение об истребовании документов (информации) (от 07.07.2011 исх. № 11564), относительно взаимоотношений ООО «СФ «Гранит» и заявителя; ответ не получен.

Последняя отчетность представлена за 4 квартал 2008 года (декларация по НДС).

Исходя из представленных заявителем документов по контрагенту ООО «СФ «Гранит» договоры, счета-фактуры, акты выполненных работ подписаны со стороны ООО «СФ «Гранит» Хаметгалимовым А.И.

Согласно протоколу допроса от 26.05.2009 № 169/1 Хаметгалимов А.И. показал, что руководителем ООО «СФ «Гранит» не является, в деятельности данной организации участия не принимал, документы от имени указанной организации не подписывал.

Налоговым органом были установлены следующие обстоятельства по обществу с ограниченной ответственностью «Строительство» (далее - ООО «Строительство»): общество (ИНН 1655157861) состояло на налоговом учете в Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы № 14 по Республике Татарстан с 20.05.2008 по 03.06.2010.

ООО «Строительство» снято с налогового учета в связи с изменением места нахождения организации: адрес выбытия: 117303, г. Москва, ул. Балаклавский проспект, 36, 4. Имущество и транспортные средства отсутствуют. Основной вид деятельности организации - строительство зданий и сооружений. Численность организации - 1 человек.

В качестве руководителя и единственного учредителя ООО «Строительство» с момента регистрации по 11.08.2008 числился Гайнуллин Илья Мансурович. С 11.08.2008 вследствие заключенного договора купли-продажи между Гайнуллиным И.М. и Сибгатуллиным Ф.М. директором и единственным учредителем ООО «Строительство» является Сибгатуллин Ф.М. Сведения о главном бухгалтере отсутствуют.

В Инспекцию Федеральной налоговой службы № 27 по г. Москве по ООО «Строительство» было направлено поручение об истребовании документов (информации) (исх. № 11568 от 07.07.2011), касающихся взаимоотношений данной организации и заявителя. Документы организацией не представлены. Последняя отчетность ООО «Строительство» представлена в за 6 месяцев 2011 года (по единой упрощенной декларации).

Последняя налоговая и бухгалтерская отчетности представлены в Межрайонную инспекцию Федеральной налоговую службу № 14 по Республике Татарстан за 1 квартал 2010 года. Согласно декларации по налогу на прибыль за 1 квартал 2010 года доходы составили 2 966 102,0 руб., расходы - 2 949 439,0 руб., что составляет 99,7% от суммы доходов, то есть расходная часть максимально приближена к доходной части.

Сведения о доходах физических лиц по форме 2-НДФЛ за 2010 год в налоговый орган не представлены. Согласно декларации по единому социальному налогу за 2010 год численность работников ООО «Строительство» за 2010 год составила 1 человек.

При проверке операций на расчетном счете ООО «Строительство» в Банке филиал открытого акционерного общества «Акибанк» приход составляют платежи различных организаций за стройматериалы, стройоборудование, за общестроительные работы. Полученные денежные средства перечисляются различным организациям за услуги, за монтажные работы, за строительные материалы, за строительное оборудование и пр. Также денежные средства перечисляются на счета физических лиц. Всего за период с 01.01.2008 по 31.12.2010 приход составил 695 893 277,80 руб., расход составил 695 893 277,80 руб.

Согласно имеющихся в материалах дела документам по контрагенту ООО «Строительство» в части договоров, счетов-фактур, актов выполненных работ в расшифровке подписи руководителя указан Сибгатуллин Ф.М., который на момент подписания указанных документов директором ООО «Строительство» не являлся.

Таким образом, налоговый орган сделал вывод о том, что фактически непосредственной хозяйственной деятельности между заявителем и ООО «СФ «Гранит», ООО «Строительство», не было, указанные работы выполнялись работниками заявителя, о чем свидетельствуют показания работников заявителя: Комиссарова А.П., Захарова А.В., Петухова А.И., Потапова С.А., Вострова В.Н.

При этом налоговый орган посчитал, что представленные заявителем в подтверждение понесенных расходов и права на налоговые вычеты документы являются недостоверными, поскольку оформлены от имени указанных обществ неустановленными лицами, а лица, указанные в качестве руководителей и учредителей, отрицали свою причастность к деятельности названных обществ, указывая, что договоры, акты выполненных работ, счета-фактуры ими не подписывались.

По мнению налогового органа, реальной предпринимательской деятельности контрагенты не осуществляли ввиду отсутствия необходимого имущества, материальных и трудовых ресурсов. Указанные выше контрагенты по месту нахождения, указанному в их учредительных документах, не находятся и не сдают бухгалтерскую и налоговую отчетность.

Указанные выводы налогового органа по данному эпизоду судами не приняты по следующим основаниям.

В соответствии с действующим законодательством регистрация юридических лиц (внесение записей в Единый государственный реестр юридических лиц) осуществляется налоговыми органами.

Именно факт регистрации юридического лица публично подтверждает реальность существования и правоспособность любого участника гражданского оборота.

Согласно пунктам 1 и 2 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» под налоговой выгодой для целей настоящего Постановления понимается уменьшение размера налоговой обязанности вследствие, в частности, уменьшения налоговой базы, получения налогового вычета, налоговой льготы, применения более низкой налоговой ставки, а также получение права на возврат (зачет) или возмещение налога из бюджета.

Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

При этом факт нарушения контрагентами налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности, и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом.

Судами установлены и материалами дела подтверждаются факты реальности совершения сделок с вышеуказанными контрагентами, факты оплаты услуг и их учет.

Кроме того, как обоснованно отмечено судебными инстанциями, действия общества были направлены на получение экономического эффекта в результате осуществления им реальной предпринимательской деятельности, что в соответствии с пунктом 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» является безусловным основанием для признания наличия в действиях общества разумной деловой цели и полученной им налоговой выгоды обоснованной. При этом получение налоговой выгоды не являлось самостоятельной деловой целью общества. Обязательства фактически и реально исполнялись, у сторон имелась реальная и разумная деловая цель по осуществлению проектных работ для осуществления заявителем предпринимательской деятельности.

Заявитель предпринял все необходимые и зависящие от него меры, направленные на заключение договоров купли-продажи с реальными поставщиками и исполнителями (регистрация вышеуказанных поставщиков в установленном законом порядке, реальное осуществление их деятельности, наличие расчетных счетов в банке, факт осуществления ими спорных работ и ее оплата безналичными перечислениями), проявил должную осмотрительность и осторожность; заявитель убедился, что сведения о контрагентах на момент заключения договоров были внесены в Единый государственный реестр юридических лиц, организации имели ОГРН и ИНН; регистрация же на момент заключения договора не была признана недействительной.

В ходе исследования представленных в материалы дела доказательств судами не установлено согласованности при совершении сделок между поставщиком и заказчиком, иных обстоятельств, свидетельствующих о недобросовестности действий налогоплательщика.

Доказательств того, что налогоплательщик знал о нарушениях, допущенных контрагентом, или совместно с другими участниками гражданско-правовых отношений действовал неосмотрительно и совершал согласованные с контрагентами или иными лицами действия, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды, налоговым органом не представлено, как и не представлены доказательства фиктивности хозяйственных операций, неосуществления налогоплательщиком уставной деятельности.

Все представленные налогоплательщиком в период налоговой проверки, а также в материалы дела первичные документы и счета-фактуры содержат обязательные реквизиты, предусмотренные статьей 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете», пунктами 5, 6 статьи 169 НК РФ, Правилам ведения журналов учета полученных и выставленных счетов-фактур, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 02.12.2000 № 914.

Факт оплаты заявителем выполненных его контрагентами работ, то есть реальность понесенных обществом затрат, налоговым органом не оспаривается.

Следовательно, заявитель выполнил все предусмотренные законодательством о налогах и сборах Российской Федерации условия для отнесения уплаченных контрагентам сумм на расходы, уменьшающие налоговую базу по налогу на прибыль, и применения налоговых вычетов в отношении сумм НДС, уплаченных контрагентам.

Налоговым органом не установлен факт нарушения ООО «СФ «Гранит» и ООО «Строительство» в период выполнения спорных работ своих обязанностей по сдаче налоговой отчетности и уплате в бюджет налогов.

Распоряжение контрагентами заявителя денежными средствами, в том числе, и поступившими на их расчетные счета от заявителя, не может влечь для общества, как самостоятельного налогоплательщика и участника гражданского оборота, никаких правовых последствий в сфере налогообложения.

Кроме того, анализ движений с расчетного счета контрагентов показал, что в проверяемый и в последующие периоды ООО «Строительство» приобретало услуги, строительные материалы, строительное оборудование, необходимые для выполнения работ по договорам с заявителем; выплачивало деньги физическим лицам.

У заявителя отсутствовали основания полагать, что спорные финансово-хозяйственные документы подписаны неустановленными лицами, поскольку его контрагенты все свои обязательства перед обществом исполнили.

При этом само по себе объяснение физического лица, значащегося в государственном реестре учредителем или руководителем организации, о том, что оно не имеет отношения к данной организации, недостаточно для признания установленным данного факта.

В данной ситуации суд не может полностью исключить возможность того, что лицо, отрицающее свою причастность к деятельности юридического лица, может иметь личную заинтересованность в непредставлении сведений, необходимых для налогового контроля. В любом случае обязанность по составлению счетов-фактур и отражению в них сведений, предусмотренных статьей 169 НК РФ, возлагается на контрагента.

Правомерно не принят довод налогового органа об отсутствии у контрагентов общества на момент выполнения части работ лицензий, поскольку само по себе отсутствие лицензии не является доказательством реальности либо нереальности выполнения соответствующих работ контрагентами. За осуществление контрагентом работ без лицензии законодательством предусмотрена соответствующая мера ответственности для такого контрагента.

Следовательно, суды пришли к правильному выводу о том, что действия общества при взаимоотношениях с указанными контрагентами были направлены на получение экономического эффекта в результате осуществления им реальной предпринимательской деятельности, что является безусловным основанием для признания наличия в действиях общества разумной деловой цели.

Суды первой и апелляционной инстанций, разрешая спор, полно и всесторонне исследовали представленные доказательства, установили все имеющие значение для дела обстоятельства, сделали правильные выводы по существу требований заявителя, а также не допустили при этом неправильного применения норм материального права и процессуального права.

При таких обстоятельствах у суда кассационной инстанции отсутствуют основания для удовлетворения кассационной жалобы.

На основании изложенного и руководствуясь пунктом 1 части 1 статьи 287, статьями 286, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Федеральный арбитражный суд Поволжского округа

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Татарстан от 21.03.2012 и постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 05.07.2012 по делу № А65-30918/2011 оставить без изменения, кассационную жалобу - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий судья
Л.Р.ГАТАУЛЛИНА

Судьи
Ф.Г.ГАРИПОВА
О.В.ЛОГИНОВ