1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 245

Постановление по делу № А53-27549/2013

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа постановление от 08.05.2015 № Ф08-2247/2015

Резолютивная часть постановления объявлена 07 мая 2015 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 08 мая 2015 г.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа в составе председательствующего Черных Л.А., судей Мацко Ю.В. и Трифоновой Л.А., при участии в судебном заседании от заявителя - общества с ограниченной ответственностью «Ростовский колбасный завод - Тавр» (ИНН 6165079035, ОГРН 1026103730344) - Измалкиной Я.П. (доверенность от 15.12.2014), от заинтересованного лица - Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ростовской области (ИНН 6163026831, ОГРН 1046163900023) - Бражниковой О.Г. (доверенность от 12.01.2015), Петрова А.В. (доверенность от 12.01.2015), рассмотрев кассационные жалобы общества с ограниченной ответственностью «Ростовский колбасный завод - Тавр» и Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ростовской области на решение Арбитражного суда Ростовской области от 19.08.2014 (судья Маковкина И.В.) и постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2015 (судьи Сулименко Н.В., Николаев Д.В., Шимбаревой Н.В.) по делу № А53-27549/2013, установил следующее.

ООО «Ростовский колбасный завод - Тавр» (далее - общество, налогоплательщик) обратилось в арбитражный суд с заявлением к Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Ростовской области (далее - инспекция, налоговый орган) о признании недействительным решения от 12.09.2013 № 07/54.

Решением суда от 19.08.2014 (с учетом определения об исправлении описки от 12.09.2014) требования общества удовлетворены в части признания недействительным решения инспекции от 12.09.2013 № 07/54 о начислении 2 003 812 рублей налога на добавленную стоимость (далее - НДС) за IV квартал 2010 года и 2011 год, 130 139 рублей пеней по НДС, 5 616 664 рублей налога на прибыль организаций (далее - налог на прибыль) за 2010, 2011 годы, 17 500 рублей налога на имущество организаций (далее - налог на имущество) за 2010, 2011 годы, соответствующих сумм пеней, штрафов по пункту 1 статьи 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) за неполную уплату налогов на прибыль, добавленную стоимость и имущество в размере 1 122 717 рублей, 141 736 рублей и 3485 рублей. В удовлетворении остальной части заявленных требований отказано.

Судебный акт мотивирован реальностью хозяйственных отношений общества и ООО «Ноган». Налогоплательщик документально подтвердил произведенные им в соответствии с пунктом 1 статьи 252 Кодекса внереализационные расходы, так как акты расчета вознаграждения (премии) подписаны в пределах переходного периода. Период составления актов расчета вознаграждения не влияет на размер вознаграждения, поскольку премия рассчитывалась за объемы закупок, произведенных в апреле - июле 2010 года (в период действия переходного периода). Порядок определения срока полезного использования амортизируемого имущества налогоплательщиком соблюден. Общество определило срок полезного использования основных средств с учетом минимального срока, установленного для соответствующей группы объектов имущества в порядке пункта 3 статьи 258 Кодекса, увеличенного на один месяц, и уменьшенного на срок фактической эксплуатации основного средства бывшим собственником. Общество не вправе самостоятельно изменить срок полезного использования и амортизационную группу в случае обнаружения ошибки предыдущего собственника. Налогоплательщик не представил доказательства реконструкции, доработки или изменения технических характеристик спорного оборудования (термопринтеров).

Постановлением суда апелляционной инстанции от 23.01.2015 решение суда от 19.08.2014 отменено в части признания недействительным решения налогового органа от 12.09.2013 № 07/54 о начислении 297 808 рублей налога на прибыль за 2011 год, 59 561 рубля штрафа по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неполную уплату налога на прибыль, соответствующих сумм пеней. В остальной части решение суда оставлено в силе.

Судебный акт в части отмены решения суда мотивирован тем, что общество должно самостоятельно определить правильный срок и амортизационную группу приобретенного основного средства, поскольку такое право предоставляет пункт 7 статьи 258 Кодекса. По согласованию с предыдущим собственником имущества налогоплательщик может внести соответствующие изменения в акты приема-передачи по форме № ОС-1 и другие первичные учетные документы в порядке, установленном пунктом 5 статьи 9 Федерального закона от 21.11.1996 № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете» (далее - Закон № 129-ФЗ).

В кассационной жалобе общество просит судебные акты в части отказа в удовлетворении заявленных требований отменить, в этой части принять новый судебный акт.

Заявитель кассационной жалобы указывает, что пунктом 12 статьи 258 Кодекса установлено императивное правило и обязанность налогоплательщика по включению налогоплательщиком приобретенных объектов основных средств, бывших в эксплуатации, в состав амортизационной группы, в которую они включались у предыдущего собственника. Общество не вправе самостоятельно изменить срок полезного использования и амортизационную группу в случае ошибки предыдущего собственника имущества. Постановка на учет организаций по месту нахождения принадлежащего им недвижимого имущества осуществляется не по волеизъявлению юридического лица, а самостоятельно налоговым органом на основании сведений, полученных от органов, осуществляющих государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Ссылаясь на ошибочность вывода о среднегодовой стоимости оборудования (термопринтеров), не включенной в облагаемый оборот, общество указывает, что термопринтеры состоят из этикетировщика и весовой платформы, вмонтированной в пол и являющейся его конструктивной частью. В связи с этим спорное оборудование не могло использоваться в производственных целях без завершения реконструкции недвижимого имущества. Обязанность по уплате налога на имущество возникла с момента начала его использования в производственных целях.

В отзыве на кассационную жалобу налогоплательщика инспекция просит оставить судебные акты в части отказа в удовлетворении заявленных обществом требований без изменения как законные и обоснованные, а кассационную жалобу - без удовлетворения.

В кассационной жалобе инспекция просит судебные акты в части удовлетворения требований общества отменить, принять в этой части новый судебный акт об отказе в удовлетворении требований.

Заявитель кассационной жалобы ссылается на отсутствие реальных хозяйственных операций между обществом и ООО «Ноган», направленность действий налогоплательщика на получение необоснованной налоговой выгоды, непроявление им должной степени осмотрительности и осторожности при выборе контрагента. В связи с принятием Федерального закона от 28.12.2009 № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования товарной деятельности в Российской Федерации» с 01.02.2010 вступило в силу ограничение, исходя из которого вознаграждение для покупателя не может превышать 10%. Поскольку с февраля по июль 2010 года стороны рассчитывали вознаграждение исходя из 12,5% премии от товарооборота, у налогоплательщика возникло превышение фактически начисленной премии над пределом, установленным законом. Общество в 2010 году приобрело основные средства, бывшие в эксплуатации, по ряду из них для целей налогового учета срок полезного использования определил без учета срока полезного использования этого имущества предыдущими собственниками, уменьшив при этом на количество лет (месяцев) эксплуатации данных объектов этими собственниками.

Арбитражный суд Северо-Кавказского округа, изучив материалы дела, доводы кассационных жалоб и отзывов на них, выслушав представителей лиц, участвующих в деле, проверив законность и обоснованность судебных актов, считает, что постановление апелляционной инстанции отмене не подлежит по следующим основаниям.

Суд установил и материалами дела подтверждается, что инспекция провела выездную налоговую проверку общества по вопросам правильности исчисления и своевременности уплаты (удержания, перечисления) налогов и сборов за период с 01.01.2010 по 31.12.2011, по результатам которой составила акт от 26.07.2013 № 07/51 и приняла решение от 12.09.2013 № 07/54 о начислении 5 616 664 рублей налога на прибыль за 2010, 2011 годы, 736 598 рублей пеней, 2 003 812 рублей НДС за IV квартал 2010 года и за 2011 год, 130 139 рублей пеней,89 6950 рублей налога на имущество за 2010, 2011 годы, 15 683 рублей пеней, взыскании 1 122 717 рублей, 141 736 рублей и 17 552 рублей штрафов по пункту 1 статьи 122 Кодекса за неполную уплату налога на прибыль, НДС и налога на имущество.

Решением Управления Федеральной налоговой службы по Ростовской области от 25.11.2013 № 15-15/5337 решение инспекции от 12.09.2013 № 07/54 оставлено без изменения.

Общество обжаловало решение инспекции в арбитражный суд.

Проверяя законность начисления налогоплательщику 4 019 537 рублей налога на прибыль за 2010, 2011 годы, 2 003 812 рублей НДС, соответствующих пеней и штрафов, судебные инстанции сочли недоказанным инспекцией нереальность хозяйственной операции между обществом и ООО «Ноган» по поставке товара, руководствуясь при этом статьями 169, 171, 172, 247, 248, 252 Кодекса, пунктом 2 статьи 9 Закона № 129-ФЗ, пунктами 1 и 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» (далее - постановление № 53), правильно указав, что представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежащим образом оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды (получения налогового вычета, уменьшения налоговой базы) является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в таких документах, неполны, недостоверны или противоречивы.

В числе формальных условий, подлежащих соблюдению налогоплательщиком для обоснования права на налоговый вычет и включения понесенных затрат в состав уменьшающих налогооблагаемую базу, являются: принятие товара (работ, услуг) к учету при наличии соответствующих первичных документов; приобретение товаров (работ, услуг) для операций, подпадающих под НДС, или для перепродажи; предъявление счета-фактуры, оформленного в соответствии с положениями пунктов 5 и 6 статьи 169 Кодекса, а также наличие документально подтвержденных и достоверных доказательств, обосновывающих производственную направленность понесенных расходов.

Налоговые последствия в виде применения налоговых вычетов по НДС правомерны лишь при наличии документов, отвечающих требованиям достоверности и подтверждающих реальные хозяйственные операции, а также при соблюдении указанных норм права.

Суд установил и материалами дела подтверждается, что ООО «Ноган» (продавец) и общество (покупатель) заключили договор поставки крупного рогатого скота от 10.12.2010 № 26 на условиях самовывоза, в доказательство реального исполнения которого налогоплательщик представил в материалы дела счета-фактуры, товарные накладные по форме ТОРГ-12, товарно-транспортные накладные формы 1-Т, транспортные накладные, путевые листы, платежные поручения, журнал учета приема скота ОСП «Тавр-Зимовники», паспорта транспортных средств, договоры аренды транспортных средств, отвес-накладные, накладные на передачу готовой продукции в места хранения, приходные ордера, приемные квитанции.

Суд установил, что каждая партия товара в соответствии с условиями договора поставки сопровождалась ветеринарными свидетельствами формы № 1, что подтверждается зафиксированными реквизитами ветеринарных документов в журнале учета приема скота, а также в транспортных накладных.

Отпуск товара осуществлял лично директор ООО «Ноган» Троневский С.В., подтвердивший в протоколах допросов как наличие взаимоотношений с обществом, так и перевозку и отпуск товара, а также подписание первичных и товаросопроводительных документов от имени ООО «Ноган».

В период работы с обществом контрагент не относился к категории «мигрирующих» организаций, уплачивал налоги, осуществлял продажу скота.

Суд применительно к установленным им обстоятельствам счел, что отсутствие ссылок на доверенности водителей и на номера их водительских удостоверений не свидетельствует о неприобретении и невозможности оприходования товара обществом.

Допрошенные в ходе проверки Домашенко А.П. и Шевцов С.В. подтвердили факт перевозки грузов.

Отклонили судебные инстанции и довод инспекции о несоответствии счетов-фактур, выставленных названным контрагентом, требованиям статьи 169 Кодекса.

Доказательства взаимозависимости и аффилированности общества с ООО «Ноган» не представлены. Недобросовестное поведение субпоставщиков ООО «Ноган» (ООО «Зодиак», ООО «Степное» и КФХ Попов Н.Г.) само по себе, как правильно отметили судебные инстанции, не свидетельствует о направленности действия общества на получение необоснованного налогового вычета по НДС и признания расходов общества для целей налогообложения.

Суд также счел общество, запросившее соответствующие учредительные и бухгалтерские документы, проявившим должную степень осмотрительности и осторожности при выборе в качестве контрагента ООО «Ноган».

Указанные обстоятельства в совокупности повлекли вывод судебных инстанций о реальном характере взаимоотношений налогоплательщика и ООО «Ноган».

Выводы суда в названной основаны на правильном применении норм права к установленным им обстоятельствам и соответствуют имеющимся в материалах дела доказательствам. Доводы жалобы инспекции в этой части фактически сводятся к переоценке исследованных и оцененных судом доказательств, что в полномочия кассационной инстанции не входит.

Основанием для начисления 460 003 рублей налога на прибыль за 2010 год, соответствующих сумм пеней и штрафов послужил вывод инспекции о том, что внереализационные расходы общества за 2010 год завышены в связи с нарушением пункта 1 статьи 252 Кодекса и части 4 статьи 9 Федерального закона от 28.12.2009 № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации».

Признавая незаконным начисление налога на прибыль по указанной хозяйственной операции, судебные инстанции обоснованно руководствовались следующим.

По договору поставки от 01.01.2009, заключенному между общество (продавец) и ЗАО «Перекресток» (покупатель), и дополнительному соглашению от 01.01.2009 № 2 к нему стороны договорились, что продавец платит покупателю премию без изменения цены товара при достижении товарооборота от 1 млн рублей в размере 12,5% от товарооборота.

С февраля по июль 2010 года стороны продолжали рассчитывать вознаграждение исходя из 12,5%, а не 10% премии от товарооборота, что по мнению инспекции повлекло превышение фактически начисленной премии над установленной законодательством.

В соответствии с подпунктом 19.1 пункта 1 статьи 265 Кодекса в составе внереализационных расходов учитываются расходы в виде премии (скидки), выплаченной (предоставленной) продавцом покупателю вследствие выполнения определенных условий договора, в частности объема покупок.

При этом затраты продавца по выплате премии (скидки) покупателю вследствие выполнения им определенных условий договора учитываются на основании указанной нормы Кодекса, если предоставление указанной премии (скидки) осуществляется без изменения цены единицы товара.

С 1 февраля 2010 года вступил в силу Федеральный закон от 28.12.2009 № 381-ФЗ «Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации» (далее - Закон № 381-ФЗ), регулирующий отношения, возникающие между хозяйствующими субъектами в связи с организацией и осуществлением торговой деятельности, а также отношения, возникающие между хозяйствующими субъектами при осуществлении ими торговой деятельности (часть 3 статьи 1 Закона № 381-ФЗ).

Согласно части 4 статьи 9 Закона № 381-ФЗ соглашением сторон договора поставки продовольственных товаров может предусматриваться включение в его цену вознаграждения, выплачиваемого хозяйствующему субъекту, осуществляющему торговую деятельность, в связи с приобретением им у хозяйствующего субъекта, осуществляющего поставки продовольственных товаров, определенного количества продовольственных товаров. Размер указанного вознаграждения подлежит согласованию сторонами этого договора, включению в его цену и не учитывается при определении цены продовольственных товаров. Размер вознаграждения не может превышать 10% от цены приобретенных продовольственных товаров.

Вознаграждение, выплачиваемое хозяйствующему субъекту, осуществляющему торговую деятельность, в связи с приобретением им у хозяйствующего субъекта, осуществляющего поставки продовольственных товаров, определенного количества продовольственных товаров, предусмотренное указанной нормой Закона № 381-ФЗ, тождественно премии (скидке), выплаченной (предоставленной) продавцом покупателю вследствие выполнения определенных условий договора, в частности, объема покупок, предусмотренной подпунктом 19.1 пункта 1 статьи 265 Кодекса.

Таким образом, вознаграждение, выплачиваемое в соответствии с частью 4 статьи 9 Закона № 381-ФЗ, учитывается в целях налогообложения прибыли в составе внереализационных расходов.

Частью 6 статьи 9 Закона № 381-ФЗ установлено, что включение в цену договора поставки продовольственных товаров иных видов вознаграждения за исполнение хозяйствующим субъектом, осуществляющим торговую деятельность, условий этого договора и (или) его изменение не допускаются.

В силу части 1 статьи 22 Закона № 381-ФЗ закон вступил в силу с 01.02.2010. При этом стороны договора поставки продовольственных товаров обязаны привести указанные договоры, заключенные до дня вступления в силу Закона № 381-ФЗ, в соответствие с требованиями этого закона в течение ста восьмидесяти дней со дня вступления его в силу.

Ссылаясь на статью 191 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд обоснованно указал, что переходный период (180 дней) начинает исчисляться со дня, следующего за днем вступления в силу Закона № 381-ФЗ, то есть с 02.02.2010, а заканчивается 31.07.2010 включительно.

При этом суд правильно исходил из того, что дата актов расчета вознаграждения (31.07.2010) не влияет на правомерность размера вознаграждения, поскольку премия рассчитывалась за объемы закупок, произведенных в апреле - июле 2010 года, то есть в период действия переходного периода. Более того, документы первичного учета в любом случае составлены налогоплательщиком и его контрагентом в период до августа 2010 года (момента исчисления переходного периода).

С учетом изложенных обстоятельств выводы судебных инстанций в указанной части основаны на правильном применении норм права к установленным им обстоятельствам заключения и исполнения спорной хозяйственной операции.

Проверяя законность начисления налогоплательщику 839 316 рублей налога на прибыль, 17 500 рублей налога на имущество за 2010, 2011 годы, соответствующих сумм пеней и штрафов по мотиву неверного установления налогоплательщиком срока полезного использования объектов основных средств, бывших в эксплуатации, суд установил, что общество приобрело по договорам купли-продажи объекты основных средств, бывшие в эксплуатации, по ряду из которых установило сроки полезного использования, меньшие от указанных организацией-сдатчиком (бывшим собственником) в актах о приеме-передаче объектов основных средств (кроме зданий, сооружений) по унифицированной форме № ОС-1 и по унифицированной форме № ОС-1а, что повлекло их списание посредством амортизационных отчислений в более короткие сроки.

В соответствии с пунктом 1 статьи 373 Кодекса налогоплательщиками налога на имущество признаются организации, имеющие имущество, признаваемое объектом налогообложения в соответствии со статьей 374 Кодекса.

По общему правилу, установленному пунктом 1 статьи 374 Кодекса, объектами налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество, учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета.

Налоговая база определяется как среднегодовая стоимость имущества, признаваемого объектом налогообложения (пункт 1 статьи 375 Кодекса).

Амортизируемым имуществом признается в том числе имущество, находящееся у налогоплательщика на праве собственности, используемое им для извлечения дохода, стоимость которого погашается путем начисления амортизации (пункт 1 статьи 256 Кодекса).

Ссылаясь на положения пунктов 1, 3, 7, 12 статьи 258 Кодекса, письма Министерства финансов Российской Федерации от 23.09.2009 № 03-03-06/1/608, от 16.07.2009 № 03-03-06/2/141, суд обоснованно указал, что уменьшение срока полезного использования по приобретаемым объектам на количество лет (месяцев) эксплуатации данного актива предыдущим собственником является правом, а не обязанностью организации. Налогоплательщик самостоятельно решает, уменьшать срок полезного использования на фактически отработанное основным средством время или нет. При этом за основу налогоплательщик может взять как срок полезного использования, определенный им на основании классификации основных средств, утверждаемой Правительством Российской Федерации, так и срок полезного использования, изначально установленный в соответствии с данным документом бывшим владельцем актива.

В случае, когда при приобретении имущества, бывшего в употреблении, невозможно определить срок полезного использования, установленный предыдущим собственником, и то, к какой амортизационной группе он относился, налогоплательщик самостоятельно определяет срок полезного использования в соответствии с требованиями статьи 258 Кодекса и классификации основных средств.

Судебные инстанции установили, что в соответствии с положениями об учетной политике общества для целей бухгалтерского и налогового учета на 2010 и 2011 годы начисление амортизации объектов основных средств осуществлялось обществом линейным методом исходя из установленного срока полезного использования. По приобретенным объектам основных средств, бывшим в эксплуатации, величину амортизационных отчислений организация определяла с учетом срока полезного использования, уменьшенного на количество лет (месяцев) эксплуатации данного имущества предыдущими собственниками.

Суд установил, что налогоплательщик устанавливал срок полезного использования имущества равным минимально разрешенному Кодексом сроку полезного использования, установленному для соответствующей амортизационной группы, увеличенного на один месяц.

Полученный срок полезного использования уменьшался на количество месяцев эксплуатации этого имущества предыдущими собственниками, указанное в актах приема-передачи зданий (сооружений) и основных средств. При отсутствии информации о сроке фактической эксплуатации предыдущим собственником рассчитанный срок полезного использования не уменьшался. Полученные в результате вычислений сроки полезного использования указаны налогоплательщиком в столбце 8 представленного им в материалы дела расчета срока полезного действия объектов.

Сделав вывод о соблюдении порядка определения срока полезного использования объекта амортизируемого имущества, суд исходил из того, что общество, использовав право самостоятельного определения срока полезного использования объектов амортизируемого имущества по правилам пункта 7 статьи 258 Кодекса, с учетом установленной классификации основных средств, положения об учетной политике, определило срок полезного использования основных средств равным минимальному сроку полезного использования, установленному для соответствующей группы пунктом 3 статьи 258 Кодекса, увеличенного на один месяц, и уменьшенного на срок фактической эксплуатации основного средства бывшими собственниками.

Вывод суда о том, что избранный налогоплательщиком способ определения срока полезного использования основных средств не противоречит закону основан на правильном применении норм права. Об установленных по данному эпизоду обстоятельствах дела инспекция не спорит. В связи с этим основания для отмены или изменения обжалуемых судебных актов в названной части отсутствуют.

Отказывая в удовлетворении требования общества по факту начисления ему 72 195 рублей налога на имущество за 2010 год, соответствующих пеней и штрафа, судебные инстанции обоснованно исходили из следующего.

По договору от 25.04.2008 № 0408202714 общество приобрело у ООО «Шаллер-Москва» 60 термопринтеров «GLP-80 BIZZERBA» (грузоприемник 60 кг) и 9 термопринтеров «GLP-80 BIZZERBA» (грузоприемник 1200 кг). В стоимость поставленного оборудования включены стоимость шеф-монтажа и пусконаладочных работ. Оборудование принято на учет по счету бухгалтерского учета 07 «Оборудование к установке».

В октябре 2009 года один термопринтер «GLP-80 BIZZERBA» (грузоприемник 60 кг) принят на учет как объект основного средства и переведен на счет 01 «Основные средства», а остальные 14 термопринтеров учтены по этому счету в августе 2010 года.

Проверяя вывод инспекции о нарушении налогоплательщиком пункта 1 статьи 374 Кодекса и пункта 4 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств», утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 № 26н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01» (далее - ПБУ 6/01), выразившегося в неправильном начислении среднегодовой стоимости имущества по оборудованию, не включенному в облагаемый оборот, с 01.01.2010 по 01.08.2010, суд счел не доказанным налогоплательщиком, что термопринтеры являются неотъемлемой частью производственной линии, установленной в главном корпусе колбасного завода, и не могут эксплуатироваться отдельно.

Суд отверг ссылку общества на проведение в течение 2010 года работ по устранению нарушений проекта № 5-2008-ТХ «Реконструкция экспедиции главного корпуса колбасного завода, Литера А, мощностью 200 тонн в сутки на территории ООО «РКЗ-Тавр» и наличии возможности эксплуатации термопринтеров только после введения объекта в эксплуатацию (акт от 21.01.2011).

Правильно сославшись на пункт 4 ПБУ 6/01, пункт 8 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 17.11.2011 № 148 «Обзор практики разрешения арбитражными судами дел, связанных с применением отдельных положений главы 30 Налогового кодекса Российской Федерации», суд указал, что налогоплательщик не представил доказательства реконструкции, доработки или изменения технических характеристик спорного оборудования.

При этом суд установил, что после подписания акта выполненных работ по монтажу термопринтеров от 15.06.2009 оборудование было готово к эксплуатации и отвечало понятию «основное средство», предназначалось для производственной деятельности. По состоянию на 01.01.2010 первоначальная стоимость оборудования была сформирована, изменения (доработки, улучшения) спорного оборудования не производились. Об этих обстоятельствах общество не спорит, ссылаясь на ненадлежащую готовность к указанной дате производственного помещения, в котором располагалось спорное оборудование, что само по себе не свидетельствует об отсутствии у него спорных объектов налогообложения. Доказательства их консервации в связи с невозможностью эксплуатации из-за ненадлежащего состояния производственного помещения в материалах дела отсутствуют.

Довод общества о том, что термопринтеры состоят из этикетировщика и весовой платформы, вмонтированной в пол, являющейся его конструктивной частью, что не позволяет использовать в производственных целях без завершения реконструкции недвижимого имущества подлежит отклонению как не влияющий на рассмотрение вопроса о наличии у него обязанности по исчислению и уплате налогов в связи с наличием объектов налогообложения. Фактическое использование основных объектов в производственной деятельности помимо их консервации (ликвидации) в установленном законом порядке правового значения исходя из вышеизложенных норм права не имеет.

Так, в соответствии с пунктом 4 Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01, утвержденного приказом Министерства финансов Российской Федерации от 30.03.2001 № 26н «Об утверждении Положения по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» ПБУ 6/01» (далее - Положение по бухгалтерскому учету) актив организации принимается к бухгалтерскому учету в качестве основных средств, если одновременно выполняются следующие условия: объект предназначен для использования в производстве продукции, при выполнении работ или оказании услуг, для управленческих нужд организации либо для предоставления организацией за плату во временное владении и пользование или во временное пользование; объект предназначен для использования в течение длительного времени, то есть срока продолжительностью свыше 12 месяцев или обычного операционного цикла, если он превышает 12 месяцев; организация не предполагает последующей перепродажи данного объекта; объект способен приносить организации экономические выгоды (доходы) в будущем.

Проверяя законность начисления налогоплательщику 297 808 рублей налога на прибыль за 2011 год, соответствующих пеней и штрафа, судебные инстанции установили, что основанием принятия решения инспекции в указанной части послужило завышение расходов на 1 489 041 рубль излишне начисленной амортизационной премии.

Так, в ходе проверки налоговый орган установил, что при принятии к налоговому учету приобретенных по договору от 29.11.2010 № СФ-34/1110/141 зданий гаража, конторы и магазина, общество включило в состав расходов проверяемого периода затраты на капитальные вложения в размере 30% (как в отношении основных средств, относящихся к третьей - седьмой амортизационным группам) первоначальной стоимости данных объектов, как это определял предыдущий собственник (ООО «Сигма Финанс»).

В связи с тем, что Классификацией основных средств, включаемых в амортизационные группы, утвержденной постановлением Правительства России от 01.01.2002 № 1 (далее - Классификация основных средств), в 6-й группе основных средств отсутствует понятие «здание», инспекция эти объекты отнесла к 8-й амортизационной группе.

Указанные обстоятельства повлекли вывод инспекции о наличии у налогоплательщика права включения в состав расходов отчетного (налогового) периода расходов на капитальные вложения в размере не более 10% первоначальной стоимости указанных основных средств.

Удовлетворяя требование общества в этой части, суд первой инстанции счел, что буквальное толкование Кодекса свидетельствует об отсутствии у налогоплательщика права самостоятельного изменения срока полезного использования и амортизационной группы в случае ошибки предыдущего собственника.

Признавая ошибочным этот вывод, судебная коллегия обоснованно истолковала пункт 1 статьи 258 Кодекса как обязывающий распределять амортизируемое имущество по амортизационным группам в соответствии со сроками его полезного использования. Этот срок определяется налогоплательщиком самостоятельно на дату ввода в эксплуатацию данного объекта амортизируемого имущества, однако с учетом Классификации основных средств.

В соответствии с пунктом 7 статьи 258 Кодекса организация, приобретающая объекты основных средств, бывшие в употреблении (в том числе в виде вклада в уставный (складочный) капитал или в порядке правопреемства при реорганизации юридических лиц), в целях применения линейного метода начисления амортизации по этим объектам вправе определять норму амортизации по этому имуществу с учетом срока полезного использования, уменьшенного на количество лет (месяцев) эксплуатации данного имущества предыдущими собственниками.

Суд апелляционной инстанции установил, что спорные здания в силу Классификации основных средств, относятся к восьмой группе, являются имуществом со сроком полезного использования свыше 20 лет до 25 лет включительно.

О необходимости отнесения этих объектов основных средств налогоплательщик не спорит. Отнесение этих объектов налогообложения к 8-1 амортизационной группе соответствует и Классификации основных средств (код 11 0000000 Здания (кроме жилых): «здания бескаркасные со стенами облегченной каменной кладки, железобетонными, кирпичными и деревянными колоннами и столбами, с железобетонными, деревянными и другими перекрытиями; здания деревянные с брусчатыми или бревенчатыми рубленными стенами; сооружения обвалованные»).

Суд установил и материалами дела подтверждается, что к ООО «Сигма Финанс» право собственности на вышеперечисленные объекты перешло от ООО «Зимовниковский мясокомбинат «Орион» 01.10.2010, которое являлось владельцем этого имущества и использовало его в производственной деятельности. Общество приобрело у ООО «Зимовниковский мясокомбинат «Орион» по договорам от 09.09.2010 № 3 и от 29.09.2010 № 48 все основные средства, которые использовались для производства продукции.

Суд апелляционной инстанции установил, что ООО «Сигма Финанс» приобретало данные объекты недвижимого имущества не в целях осуществления производственной деятельности, а для перепродажи.

Ссылаясь на пункт 12 статьи 258 Кодекса, исходя из которого приобретенные объекты основных средств, бывшие в эксплуатации, включаются в состав той амортизационной группы (подгруппы), в которую они были включены у предыдущего собственника, судебная коллегия указала, что общество в силу закона следовало определить правильный срок и амортизационную группу приобретенных основных средств.

Довод общества о неправильном применении судом положений статьи 258 Кодекса со ссылкой на установление в отношении объектов амортизируемого имущества, бывших в употреблении, специального правила подлежит отклонению, поскольку ошибочное предыдущим собственником определение амортизационной группы (подгруппы) (что установили судебные инстанции в рассматриваемом случае) не освобождает налогоплательщика от обязанности учитывать объекты основных средств, бывшие в употреблении, в составе амортизационной группы (подгруппы), подлежащей включению исходя из классификации предыдущим собственником (пункт 12 статьи 258 Кодекса).

Иное толкование указанных норм права противоречило бы установленным подпунктом 1 пункта 1 статьи 23, пунктом 1 статьи 38 Кодекса принципам наличия у налогоплательщиком обязанности по уплате законно установленных налогов при возникновении у них объектов налогообложения, к числу которых относятся обстоятельства, имеющие стоимостную, количественную или физическую характеристику, с наличием которого законодательство о налогах и сборах связывает возникновение у них обязанности по уплате налога. При этом организации в силу пункта 1 статьи 45 и статьи 374 Кодекса должны самостоятельно исполнить обязанность по уплате налога исходя из налоговой базы, налоговой ставки и налоговых льгот (пункт 1 статьи 52 Кодекса) на основе данных регистров бухгалтерского учета и (или) на основе иных документально подтвержденных данных об объектах, подлежащих налогообложению либо связанных с налогообложением (пункт 1 статьи 54 Кодекса).

Возникновение, изменение и прекращение обязанности по уплате налога или сбора установлены статьей 44 Кодекса, пункт 1 которой закрепляет, что обязанность по уплате налога или сбора возникает, изменяется и прекращается при наличии оснований, установленных Кодексом или иным законодательным актом о налогах и сборах.

Суд апелляционной инстанции также отметил, что по согласованию с предыдущим собственником общество может внести соответствующие изменения в акты приема-передачи и другие первичные учетные документы в порядке, предусмотренном частью 5 статьи 9 Закона № 129-ФЗ.

С учетом изложенного вывод судебной коллегии об отсутствии у общества оснований применения иных, от установленных законом, элементов налогообложения исключительно по формальным основаниям, свидетельствующим об ошибочном учете объектов налогообложения предыдущими собственниками объектов основных средств, следует признать основанным на правильном применении норм права к установленным им фактическим обстоятельствам дела.

Основания для отмены или изменения постановления судебной коллегии не установлены.

Руководствуясь статьями 274, 286 - 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Северо-Кавказского округа

постановил:

постановление Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.01.2015 по делу № А53-27549/2013 оставить без изменения, а кассационные жалобы - без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Председательствующий
Л. ЧЕРНЫХ

Судьи
Ю. МАЦКО
Л. ТРИФОНОВА