1. Главная / Документы / Судебные решения 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| судебные решения | печать | 264

Постановление по делу № А07-20330/2010

Федеральный Арбитражный Суд Уральского округа постановление от 05.09.2011 № Ф09-5411/11

Резолютивная часть постановления объявлена 30 августа 2011 г.

Постановление изготовлено в полном объеме 05 сентября 2011 г.

Федеральный арбитражный суд Уральского округа в составе:

председательствующего Жаворонкова Д.В.,

судей Гавриленко О.Л., Лимонова И.В.,

рассмотрел в судебном заседании жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Башкортостан (далее - инспекция) на решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 23.03.2011 по делу № А07-20330/2010 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2011 по тому же делу.

Лица, участвующие в деле, о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы извещены надлежащим образом путем направления в их адрес копий определения о принятии кассационной жалобы к производству заказным письмом с уведомлением, а также размещения данной информации на официальном сайте Федерального арбитражного суда Уральского округа.

В судебном заседании приняли участие представители:

инспекции - Ушмотьева И.А. (доверенность от 18.07.2011 № 02-22/1399);

открытого акционерного общества «Уралтехнострой-Туймазыхиммаш» (ИНН 0269008503, ОГРН 1020202209983; далее - общество) - Давлетшина Р.Б. (доверенность от 02.08.2011 № 45), Мингазов А.А. (доверенность от 02.08.2011 № 45).

Общество обратилось в Арбитражный суд Республики Башкортостан с заявлением о признании недействительным решения инспекции от 19.08.2010 № 09-09/11976 в части начисления налога на добавленную стоимость в сумме 2 255 579 руб., налога на прибыль в сумме 1 496 662 руб., привлечения к ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122 Налогового кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс), за неполную уплату налога на добавленную стоимость в виде взыскания штрафа в сумме 451 116 руб. и пеней по налогу на добавленную стоимость и налогу на прибыль в общей сумме 452 270 руб.

Решением суда от 23.03.2011 (судья Азаматов А.Д.) заявленные требования удовлетворены.

Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2011 (судьи Малышев М.Б., Кузнецов Ю.А., Дмитриева Н.Н.) решение суда оставлено без изменения.

В кассационной жалобе инспекция просит указанные судебные акты отменить, в удовлетворении заявленных требований отказать, ссылаясь на неправильное применение судами норм материального и процессуального права.

Общество в отзыве на кассационную жалобу просит обжалуемые судебные акты оставить без изменения, считает их законными и обоснованными.

Как следует из материалов дела, инспекцией проведена выездная налоговая проверка общества, по результатам которой составлен акт от 15.07.2010 № 175дсп и принято решение от 19.08.2010 № 09-09/11976 о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения. Указанным решением общество привлечено к налоговой ответственности, предусмотренной п. 1 ст. 122, ст. 123 Кодекса, в виде взыскания штрафов в общей сумме 452 446 руб., также ему начислены налоги и соответствующие суммы пеней.

Решением Управление Федеральной налоговой службы по Республике Башкортостан решение инспекции оставлено без изменения.

Полагая, что принятое инспекцией решение нарушает его права и законные интересы, общество обратилось с заявлением в арбитражный суд.

Основанием для начисления обществу налога на прибыль в сумме 99 509 руб. послужили выводы инспекции о том, что выплаты в виде премий по статье «Юбилейные даты» не связаны с производством, реализацией и деятельностью, направленной на получение дохода.

Удовлетворяя в данной части заявленные требования, суды первой и апелляционной инстанций исходили из того, что расходы общества соответствуют критериям, предусмотренным ст. 255, п. 21 ст. 270 Кодекса.

Выводы судов соответствуют действующему законодательству и материалам дела.

В соответствии со ст. 247 Кодекса объектом налогообложения по налогу на прибыль организаций признается прибыль, полученная налогоплательщиком. Прибылью признаются полученные доходы, уменьшенные на величину произведенных расходов, которые определяются в соответствии с положениями Кодекса.

Согласно п. 1 ст. 252 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 Кодекса).

Расходами признаются обоснованные и документально подтвержденные затраты (а в случаях, предусмотренных ст. 265 Кодекса, убытки), осуществленные (понесенные) налогоплательщиком. Под обоснованными расходами понимаются экономически оправданные затраты, оценка которых выражена в денежной форме. Под документально подтвержденными расходами понимаются затраты, подтвержденные документами, оформленными в соответствии с законодательством Российской Федерации. Расходами признаются любые затраты при условии, что они произведены для осуществления деятельности, направленной на получение дохода.

Расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направления деятельности налогоплательщика делятся на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы (п. 2 ст. 252 Кодекса).

В состав расходов, связанных с производством и реализацией, включаются расходы на оплату труда (подп. 2 п. 2 ст. 253 Кодекса).

Статьей 255 Кодекса определено, что в расходы налогоплательщика на оплату труда включаются любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной формах, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников, предусмотренные нормами законодательства Российской Федерации, трудовыми договорами (контрактами) и (или) коллективными договорами.

Перечень расходов, установленный данной статьей, является открытым, к расходам на оплату труда относятся, в частности другие виды расходов, произведенных в пользу работника, предусмотренных трудовым договором и (или) коллективным договором (п. 25 ст. 255 Кодекса).

При этом в п. 21, 22 ст. 270 Кодекса указано, что при определении налоговой базы по налогу на прибыль не учитываются расходы на любые виды вознаграждений, предоставляемых руководству или работникам помимо вознаграждений, выплачиваемых на основании трудовых договоров (контрактов), а также расходы в виде премий, выплачиваемых работникам за счет средств специального назначения или целевых поступлений.

Таким образом, если выплаты работникам сумм стимулирующего и (или) компенсационного характера предусмотрены коллективным и (или) трудовым договорами, организация вправе учесть такие выплаты в составе расходов в целях налогообложения прибыли.

Судами установлено и материалами дела подтверждается, что согласно трудовым договорам, заключенным обществом с работниками, стимулирование трудовой деятельности работников осуществляется, в том числе соответствии с условиями коллективного договора. В п. 9.2 коллективного договора общества установлена обязанность работодателя по выплате работникам общества единовременных поощрений в связи с достижением 50-летнего возраста с учетом стажа работы и среднемесячного заработка.

При таких обстоятельствах суды, приняв во внимание дифференцированность установления единовременных поощрений в связи с достижением работниками 50-летнего возраста, исходя из стажа работы и среднемесячного заработка, признали спорные выплаты стимулирующими, способствующими уменьшению текучести кадров, устанавливающими больший размер поощрения в зависимости от конкретно отработанного стажа и соответствующими п. 25 ст. 255 Кодекса.

Основанием для начисления обществу налога на прибыль в сумме 83 822 руб. за 2008 г. и в сумме 112 908 руб. 60 коп. за 2009 г., послужили выводы инспекции о том, что расходы за 2008 г. в сумме 349 260 руб. и за 2009 г. в сумме 564 543 руб. по приобретению горюче-смазочных материалов, использованных для поездок автотранспорта по маршруту г. Туймазы - Кандры - Кутуево (горнолыжный комплекс) - г. Туймазы, так как деятельность горнолыжного комплекса не направлена на получение дохода.

Отказывая в удовлетворении данной части заявленных обществом требований, суды исходили из того, что налоговым органом не доказаны совершение обществом налогового правонарушения и обоснованность доначисления оспариваемых сумм налоговых платежей. Судами указано на то, что решение инспекции в указанной части не соответствует требованиям, установленным п. 8 ст. 101 Кодекса.

В силу подп. 12 п. 3 ст. 100 Кодекса в акте налоговой проверки указываются документально подтвержденные факты нарушений законодательства о налогах и сборах, выявленные в ходе проверки, или запись об отсутствии таковых.

Согласно п. 8 ст. 101 Кодекса в решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения излагаются обстоятельства совершенного привлекаемым к ответственности лицом налогового правонарушения так, как они установлены проведенной проверкой, со ссылкой на документы и иные сведения, подтверждающие указанные обстоятельства, доводы, приводимые лицом, в отношении которого проводилась проверка, в свою защиту, и результаты проверки этих доводов, решение о привлечении налогоплательщика к налоговой ответственности за конкретные налоговые правонарушения с указанием статей настоящего Кодекса, предусматривающих данные правонарушения, и применяемые меры ответственности. В решении о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения указываются размер выявленной недоимки и соответствующих пеней, а также подлежащий уплате штраф.

Судами установлено, что описания документально подтвержденных фактов нарушений законодательства о налогах и сборах акт выездной проверки и оспариваемое решение инспекции не содержат. Первичные документы (путевые листы), при проведении проверки инспекцией не исследовались.

Поскольку, инспекцией не подтверждена обоснованность доначисления оспариваемых сумм налога на прибыль, пеней и штрафа, а также обоснованность произведенного перерасчета налоговых обязательств общества, судами правомерно признано оспариваемое решение инспекции в указанной части недействительным.

Основанием для начисления обществу налога на прибыль за 2008 г. в сумме 32 987 руб. и за 2009 г. в сумме 26 278 руб. явились выводы инспекции о неправомерном отнесении обществом в расходы сумм амортизации спортивного инвентаря (дорожки электробеговой, велотренажера, бильярдного стола), двух снегоходов и юрты.

Удовлетворяя в данной части заявленные требования, суды исходили из правомерности действий общества.

Выводы судов являются правильными, соответствуют материалам дела и действующему законодательству.

Согласно подп. 7 п. 1 ст. 264 Кодекса расходы налогоплательщика на обеспечение нормальных условий труда и мер по технике безопасности, предусмотренных законодательством Российской Федерации, относятся к прочим расходам, связанным с производством и реализацией.

В соответствии со ст. 22, 223 Трудового кодекса Российской Федерации на работодателя возлагается обязанность по обеспечению бытовых нужд работников, связанных с исполнением ими трудовых обязанностей, а также по обеспечению санитарно-бытового и лечебно-профилактического обслуживания работников в соответствии с требованиями охраны труда.

Судами установлено и материалами дела подтверждается, что обществом под комнату отдыха и психологической разгрузки оборудовано отдельное помещение с отдельным входом, расположенное на третьем этаже административного здания, для которого приобретены спортивные тренажеры (дорожка электробеговая, велотренажер и бильярдный стол). Указанное оборудование обществом оприходовано, закреплено на балансе общества, ему присвоены инвентарные номера.

В соответствии с п. 1 ст. 252 Кодекса в целях гл. 25 Кодекса налогоплательщик уменьшает полученные доходы на сумму произведенных расходов (за исключением расходов, указанных в ст. 270 Кодекса).

Согласно п. 2 ст. 252 Кодекса расходы в зависимости от их характера, а также условий осуществления и направлений деятельности налогоплательщика подразделяются на расходы, связанные с производством и реализацией, и внереализационные расходы.

К расходам, связанным с производством и реализацией, относятся, в частности, суммы начисленной амортизации (подп. 3 п. 2 ст. 253 Кодекса).

Пунктом 1 ст. 256 Кодекса предусмотрено, что амортизируемым имуществом в целях гл. 25 Кодекса признается имущество, которое находится у налогоплательщика на праве собственности, используется им для извлечения дохода и стоимость которого погашается путем начисления амортизации.

Судами на основании представленных в материалы дела доказательств (в том числе письма Комитета по торговле администрации муниципального района Туймазинский район от 22.05.2008 № 222/1, приходных кассовых ордеров № 535, 635, 665) установлено, что юрта использовалась обществом в предпринимательской деятельности, а именно в качестве помещения для реализации продукции столовой при проведении праздничного мероприятия «Сабантуй 2008».

Также судами на основании представленных в материалы дела путевых листов установлено, что два снегохода закреплены за транспортным цехом общества и использовались для обеспечения эффективного и оперативного контроля за ходом строительства и деятельностью горнолыжного комплекса, турбазы «Заря» и кроме этого для передвижения в трудных климатических условиях во время природных катаклизмов для решения задач в производственной деятельности общества.

Доказательств, свидетельствующих о том, что указанные объекты не использовались в производственных целях, налоговым органом не представлено.

При таких обстоятельствах основания для доначисления налога на прибыль по данному эпизоду у инспекции отсутствовали.

Основанием для начисления обществу налога на добавленную стоимость в сумме 2 126 769 руб. явились выводы инспекции о том, что отношения общества и его контрагентов - общества с ограниченной ответственностью «БашИнвестКом» и общества с ограниченной ответственностью «Уралполимериндустрия», носят формальный характер, эти взаимоотношения не преследовали цели осуществления предпринимательской деятельности, сделка заключена с намерением создания условий для неосновательного увеличения обществом налоговых вычетов, которые предоставляются добросовестным налогоплательщикам для компенсации реально понесенных ими затрат на уплату налога на добавленную стоимость поставщикам товаров (работ, услуг) и возмещение которых обусловлено необходимостью подтверждения надлежащими документами факта приобретения и оплаты товаров (работ, услуг).

Удовлетворяя заявленные обществом требования в названной части, суды исходили из того, что инспекцией не доказано нарушение обществом ст. 252 Кодекса и получение необоснованной налоговой выгоды.

Выводы судов основаны на материалах дела, исследованных судом с соблюдением требований, установленных ст. 65, 71, ч. 4, 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, и соответствуют законодательству о налогах и сборах.

В соответствии с п. 1, 2 ст. 171 Кодекса налогоплательщик имеет право уменьшить общую сумму налога на добавленную стоимость, исчисленную к уплате в бюджет по итогам налогового периода, на установленные указанной статьей налоговые вычеты. Вычетам подлежат суммы налога на добавленную стоимость, предъявленные налогоплательщику и уплаченные им при приобретении товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации в отношении товаров (работ, услуг), приобретаемых для осуществления операций, признаваемых объектами налогообложения в соответствии с гл. 21 Кодекса. Согласно ст. 172 Кодекса налоговые вычеты производятся на основании счетов фактур, выставленных продавцами при приобретении налогоплательщиком товаров (работ, услуг), документов, подтверждающих фактическую уплату сумм налога, либо на основании иных документов, в случаях, предусмотренных ст. 171 Кодекса.

Счет-фактура является документом, служащим основанием для принятия покупателем предъявленных продавцом товаров (работ, услуг), имущественных прав (включая комиссионера, агента, которые осуществляют реализацию товаров (работ, услуг), имущественных прав от своего имени) сумм налога к вычету в порядке, предусмотренном главой 21 Кодекса (п. 1 ст. 169 Кодекса).

Счета-фактуры составленные и выставленные с нарушением порядка, установленного пунктами 5 и 6 настоящей статьи, не могут являться основанием для принятия предъявленных покупателю продавцом сумм налога к вычету или возмещению (п. 2 ст. 169 Кодекса).

Счета-фактуры должны быть подписаны руководителем и главным бухгалтером организации либо иными лицами, уполномоченными на то приказом (иным распорядительным документом) по организации или доверенностью от имени организации (п. 6 ст. 169 Кодекса).

Возможность возмещения налогов из бюджета обусловливается наличием реального осуществления хозяйственных операций. Налоговый орган вправе отказать в возмещении налога, уплаченного поставщику, в случае, если факт реального совершения хозяйственных операций не подтвержден надлежащими документами либо выявлена недобросовестность налогоплательщика, допущенная при совершении указанных операций.

В сфере налоговых отношений действует презумпция добросовестности. В связи с этим предполагается, что действия налогоплательщика, в результате которых получена налоговая выгода, экономически оправданы, а сведения, содержащиеся в налоговой декларации и бухгалтерской отчетности, достоверны. Представление налогоплательщиком в налоговый орган всех надлежаще оформленных документов, предусмотренных законодательством о налогах и сборах, в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

В соответствии с п. 9 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды» установление судом наличия разумных или иных причин (деловой цели) в действиях налогоплательщика осуществляется с учетом оценки обстоятельств, свидетельствующих о его намерениях получить экономический эффект в результате реальной предпринимательской или иной экономической деятельности.

Налоговое законодательство не использует понятие экономической целесообразности и не регулирует порядок и условия ведения финансово-хозяйственной деятельности, а потому обоснованность расходов, уменьшающих в целях налогообложения полученные доходы, не может оцениваться с точки зрения их целесообразности, рациональности, эффективности или полученного результата. В силу принципа свободы экономической деятельности (ст. 8 ч. 1 Конституции Российской Федерации) налогоплательщик осуществляет ее самостоятельно на свой риск и вправе самостоятельно и единолично оценивать ее эффективность и целесообразность. По смыслу правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, выраженной в постановлении от 24.02.2004 № 3-П, судебный контроль не призван проверять экономическую целесообразность решений, принимаемых субъектами предпринимательской деятельности, которые в сфере бизнеса обладают самостоятельностью и широкой дискрецией, поскольку в силу рискового характера такой деятельности существуют объективные пределы в возможностях судов выявлять наличие в ней деловых просчетов (определение Конституционного Суда Российской Федерации от 04.06.2007 № 320-О-П).

При этом в соответствии с п. 10 Постановления от 12.10.2006 № 53 факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды. Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что налогоплательщик действовал без должной осмотрительности и осторожности и ему должно было быть известно о нарушениях, допущенных контрагентом, в частности, в силу отношений взаимозависимости или аффилированности налогоплательщика с контрагентом, либо будет доказано что деятельность налогоплательщика, его взаимозависимых или аффилированных лиц направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

Таким образом, возможная недобросовестность контрагентов не может служить основанием для отказа в принятии затрат для целей налогообложения, понесенных заявителем. Вывод о недобросовестности налогоплательщика должен быть основан на объективной информации, бесспорно подтверждающей, что действия налогоплательщика не имели разумной, деловой цели, а были направлены исключительно на создание благоприятных налоговых последствий.

В силу ч. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, послуживших основанием для принятия налоговым органом оспариваемого акта, возлагается на этот орган.

Согласно ч. 1 ст. 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Арбитражный суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности (ч. 2 ст. 71).

Суды первой и апелляционной инстанций, исследовав и оценив в соответствии с требованиями, установленными ст. 65, 71 Кодекса, имеющиеся в материалах дела документы, в частности договор поставки от 22.01.2008 № 18пр-08, заключенный с обществом «БашИнвестКом», товарную накладную от 29.02.2008 № 276, счет-фактуру от 29.02.2008, приходный ордер от 20.06.2008 № 350, платежные поручения от 06.02.2008 № 257, от 08.02.2008 № 274, от 26.02.2008 № 507; договор от 27.03.2009 № 13с-09, заключенный с обществом «Уралполимериндустрия», товарную накладную от 31.03.2009 № 306, счет-фактуру от 31.03.2009 № 306, приходным ордером от 31.03.2009 № 142, платежные поручения от 15.04.2009 № 4927, 442, от 13.05.2009 № 5278, от 15.05.2009 № 5306, от 18.05.2009 № 865, 528, установил, что продукция реально поставлена, принята в установленном порядке и оплачена обществом и запущена в производство; счета-фактуры оформлены надлежащим образом; расходы, понесенные налогоплательщиком по договорам, заключенным с указанными контрагентами, экономически оправданы, документально подтверждены и связаны с предпринимательской деятельностью; признаков недобросовестности в действиях налогоплательщика не установлено.

Вывод сделан судами с учетом правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом Российской Федерации в определениях от 08.04.2004 № 169-О, от 16.10.2003 № 329-О, постановлении от 24.02.2004 № 3-П, а также Высшим Арбитражным Судом Российской Федерации в постановлении Пленума от 12.10.2006 № 53 «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды». Каких-либо доказательств, подтверждающих противоречивость или недостоверность сведений в представленных обществом документах, а также подтверждающих умышленные либо согласованные действия, направленные на получение необоснованной налоговой выгоды, либо опровергающих выводы судов, факты злоупотребления правом и недобросовестности действий общества, обязанность по доказыванию которых возложена на налоговый орган ст. 65, ч. 5 ст. 200 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не нашли подтверждения в материалах дела.

Все обстоятельства, имеющие существенное значение для разрешения спора, а также доводы инспекции, изложенные в кассационной жалобе, были предметом исследования судов первой и апелляционной инстанций, им дана правильная правовая оценка, поэтому основания для отмены или изменения обжалуемых судебных актов отсутствуют.

С учетом изложенного суд кассационной инстанции не находит оснований для отмены обжалуемых судебных актов и удовлетворения кассационной жалобы.

Руководствуясь ст. 286, 287, 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд

постановил:

решение Арбитражного суда Республики Башкортостан от 23.03.2011 по делу № А07-20330/2010 и постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 31.05.2011 по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы по крупнейшим налогоплательщикам по Республике Башкортостан - без удовлетворения.

Председательствующий

Жаворонков Д.

Судьи

Гавриленко О.

Лимонов И.