1. Главная / Консультации 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| консультации | печать | 2982

Выплату доли участнику ООО, вышедшему из общества незадолго до его банкротства, можно оспорить как подозрительную сделку

У нашей компании был контрагент, который сейчас по суду признан банкротом. В отношении него открыто конкурсное производство. Недавно мы узнали, что один из учредителей этого нашего контрагента вышел из состава участников компании за пару месяцев до возбуждения дела о банкротстве, прихватив с собой значительную часть имущества компании. Этим имуществом ему якобы выдали его долю. Долги у компании огромные — и не только перед нами, но и перед другими компаниями, перед работниками. Можно ли как-то вернуть имущество, которое забрал бывший участник, в конкурсную массу?

Федеральный закон от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее — Закон о банкротстве) предусматривает специальные основания для защиты имущественных интересов кредиторов должника от вывода активов в преддверии банкротства компании-должника. Речь идет об оспаривании подозрительных сделок должника по ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Согласно п. 2 указанной статьи сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Обратиться в суд с заявлением об оспаривании такой сделки может внешний или конкурсный управляющий от имени должника по своей инициативе либо по решению собрания кредиторов или комитета кредиторов, а также конкурсный кредитор или уполномоченный орган, если размер кредиторской задолженности перед ним, включенной в реестр требований кредиторов, составляет более 10% общего размера кредиторской задолженности, включенной в реестр требований кредиторов, не считая размера требований кредитора, в отношении которого сделка оспаривается, и его аффилированных лиц (п. 1, 2 ст. 61.9 Закона о банкротстве). При этом важно учитывать, что срок исковой давности исчисляется с момента, когда арбитражный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки.

Чтобы оспорить подозрительную сделку по п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве, истцу потребуется доказать одновременно наличие трех условий.

Первое условие: сделка совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом. В рассматриваемой ситуации это условие соблюдено, поскольку действительную стоимость доли бывшему участнику выплатили за несколько месяцев до возбуждения дела о банкротстве.

Второе условие: сделка была нацелена на причинение вреда имущественным правам кредиторов, и такой вред был причинен. В абзаце 2 п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве есть уточнение, что цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества, а сама сделка была направлена на выплату (выдел) доли (пая) в имуществе должника учредителю (участнику) должника в связи с выходом из состава учредителей (участников) должника.

Порядок применения этой нормы раскрывается в п. 6 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона „О несостоятельности (банкротстве)“». Соответственно, признаком неплатежеспособности является прекращение исполнения должником части денежных обязательств или обязанностей по уплате обязательных платежей в связи с недостаточностью денежных средств, при этом недостаточность денежных средств предполагается, если не доказано иное (абз. 34 ст. 2 Закона о банкротстве). Признак же недостаточности имущества есть в том случае, если размер денежных обязательств и обязанностей по уплате обязательных платежей должника превышает стоимость имущества (активов) должника (абз. 33 ст. 2 Закона о банкротстве).

И наконец, третье условие: контрагент должника по сделке знал на момент совершения сделки о цели ее совершения. Согласно п. 7 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 № 63 предполагается, что контрагент должника по сделке знал о совершении сделки с целью причинить вред имущественным правам кредиторов, если он признан заинтересованным лицом в соответствии со ст. 19 Закона о банкротстве либо если он знал или должен был знать об ущемлении интересов кредиторов должника либо о признаках неплатежеспособности или недостаточности имущества должника. Эти презумпции являются опровержимыми — они применяются, если иное не доказано другой стороной сделки.

Чтобы понять, как работают все эти условия, необходимо обратиться к практике.

В одном деле в июле 2009 г. участница общества с ограниченной ответственностью с долей участия 50% подала заявление о выходе из него. В декабре 2011 г. в отношении общества было возбуждено дело о банкротстве, а в декабре 2012 г. суд признал общество банкротом и утвердил конкурсного управляющего. Конкурсный управляющий обратился в суд с требованиями о признании выплаты бывшей участнице стоимости ее доли при выходе в июле 2009 г. из общества недействительной сделкой на основании п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Рассматривая дело, суд установил, что участница общества была одновременно его главным бухгалтером, следовательно, знала о финансовом состоянии общества, а кроме того, являлась заинтересованным лицом в соответствии со ст. 19 Закона о банкротстве. Суд установил также, что согласно данным бухгалтерского баланса на конец сентября 2009 г. разница между активами общества и размером краткосрочных обязательств перед его контрагентами составляла около миллиона рублей. Кроме того, стоимость доли бывшей участнице не выплатили в денежной форме, а выдали в виде имущества, причем стоимость выданного имущества учитывалась не рыночная, а инвентаризационная, которая была значительно ниже рыночной.

В результате суд пришел к выводу, что выплата доли бывшей участнице попадает под критерии подозрительной сделки, и признал ее недействительной. Он указал, что передача имущества с учетом его инвентаризационной, а не рыночной стоимости причинила вред имущественным правам кредиторов, о чем бывшая участница, она же главный бухгалтер общества, была осведомлена.

Что касается последствий такого решения суда для бывшей участницы общества, то имущество ей пришлось вернуть, а вот включить соответствующие требования в реестр кредиторов общества у нее не получится. Суд указал, что по смыслу п. 7 ст. 63, абз. 5 п. 167 ГК РФ, абз. 8 ст. 2, абз. 5 п. 163 Закона о банкротстве требования по выплате участнику (акционеру) ликвидируемого хозяйственного общества за счет имущества данного общества денежных средств при прекращении отношений, связанных с владением этим участником (акционером) долями (акциями), не могут конкурировать с обязательствами должника перед иными кредиторами — участниками гражданского оборота: участники (акционеры) должника вправе претендовать лишь на часть имущества ликвидируемого общества, оставшегося после расчетов с другими кредиторами (постановление ФАС Уральского округа от 11.09.2013 № Ф09-8931/13 по делу № А07-18367/2011, Определением ВАС РФ от 11.11.2013 № ВАС‑15360/13 отказано в передаче дела в Президиум ВАС РФ для пересмотра в порядке надзора).

Безусловно, доказать факт неплатежеспособности или недостаточности денежных средств у компании на момент выхода участника из общества и выплаты ему его доли непросто. Как показывает приведенный выше пример, в качестве доказательства суды принимают данные бухгалтерского баланса, причем этот баланс не обязательно должен быть составлен на дату выхода участника из общества.

К сведению

Несмотря на то что ст. 61.2 Закона о банкротстве говорит об оспаривании подозрительных сделок, на самом деле речь идет об оспаривании значительно большого количества действий, чем просто сделки в гражданско­правовом смысле этого термина. Согласно п. 3 ст. 61.1 Закона о банкротстве правила главы об оспаривании сделок должника могут применяться к оспариванию действий, направленных на исполнение обязательств и обязанностей, возникающих в соответствии с гражданским, трудовым, семейным законодательством, законодательством о налогах и сборах, таможенным законодательством Таможенного союза и (или) законодательством о таможенном деле, процессуальным и другими отраслями законодательства, в том числе к оспариванию соглашений или приказов об увеличении размера заработной платы, о выплате премий или об осуществлении иных выплат в соответствии с трудовым законодательством и к оспариванию самих таких выплат. Правила, предусмотренные этой главой применяются также к действиям, совершенным во исполнение судебных актов или правовых актов иных органов государственной власти.

Таким образом, действия по выплате участнику действительной стоимости его доли в обществе с ограниченной ответственностью являются распорядительной сделкой, которая может быть оспорена по правилам п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.