1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 972

«Мы решили проблему малых участников строительного рынка»

О том, что приходится менять на ходу в саморегулировании строительной отрасли, рассказал Андрей Шаров, директор Департамента развития малого и среднего предпринимательства Минэкономразвития России.


— Андрей Владимирович, вступление в силу поправок в Градостроительный кодекс сопровождалось разного рода опасениями. Закон действует. Опасения подтвердились?

— Модель, при которой СРО дают членам допуски к проведению опасных видов работ, оказалась несовершенной. В перечень работ, влияющих на безопасность здания, были включены и малоопасные виды.

В результате в СРО пришлось вступать многим малым и микрокомпаниям, которые прежде платили 1300 руб. за лицензию и не несли прочих издержек, связанных с регулированием. Сейчас им предъявлен ценник в 300 000 руб. — отчисление в компенсационный фонд плюс страхование, вступительные и членские взносы.

Кстати, на основе перечня работ, требующих допуска, некоторые чиновники разработали целую схему в госзаказе: в конкурсную документацию на работы по строительству, изысканию и проектированию закладывается набор допусков, которые имеются у «нужной» компании. Все остальные, у кого такого набора допусков нет, сносятся с аукциона, и «нужная» компания побеждает.

В дискуссиях с Минрегионом мы сократили список работ, для которых необходим допуск СРО, с более 800 позиций до менее чем 300. Работы укрупнены, и многие их виды исключены из списка опасных. Тем самым мы на 95% решили проблему малых участников строительного рынка: выпустили на свободу десятки тысяч компаний. Конечно, недовольные остались, но система настраивается. Думаю, в течение года баланс будет найден.

— Каким, на ваш взгляд, он должен быть?

— Наш принципиальный подход: в СРО должны состоять только строители, которые в ходе работ затрагивают конструктивную устойчивость здания. Фундамент, перекрытия, бетонные работы — здесь риски высоки. Именно эти риски государство и бизнес должны делить с саморегулируемыми организациями. Плитка, отрывающаяся от фасада, не влияет на устойчивость здания. И регулятор за результаты работы отвечать не должен. Проявить известную долю осмотрительности обязан потребитель.

Если те, кто выполняет работы, оставшиеся в перечне опасных, докажут, что на устойчивость здания они не влияют, можно будет еще раз пересмотреть перечень. Он рождался не в тиши кабинетов, а стал результатом согласования позиций всех заинтересованных сторон — строителей, Минэкономразвития и Минрегиона.

Пересмотр перечня показал, кто в строительной отрасли умеет отстаивать интересы. Малый бизнес умеет.

— До принятия поправок обсуждалось, что членство в СРО должно быть обязательным только для генподрядчиков, которые берут на себя ответственность за качество всего объекта строительства. Но в результате фигура генподрядчика исчезла. Планируется ли ее вернуть? Смогут ли быть генподрядчиками малые предприятия?

— Понятие генподрядчика должно появиться в законе. Надеюсь, это произойдет весной. Если генподрядчик отвечает за качество работы всех нанятых им субподрядчиков, он должен нести повышенные финансовые обязательства: большие отчисления в компенсационный фонд, более высокий уровень страхования. Поэтому малому бизнесу мы говорим: вы, либо члены СРО, либо только субподрядчики — вот ваша ниша. Бизнес в принципе согласен с этим.

— В некоторых субъектах Федерации удалось собрать только по одной строительной СРО, и то по инициативе региональной администрации. Нет ли угрозы, что СРО регионализируются и начнут охранять местные рынки от «варягов»?

— Противоядие от регионализации простое: увеличить численность членов СРО и требовать, чтобы СРО стали межрегиональными. Сейчас создано около 300 СРО в сфере строительства. Для государства, конечно, хорошо, что теперь оно контролирует деятельность 300 СРО вместо того, чтобы регулировать работу 200 000 строительных компаний. Но еще лучше, если СРО будет 30. Требования к численности СРО надо увеличить в несколько раз.

— Но межрегиональные СРО пока собираются вяло…

— Достаточно установить минимальную численность для строительных СРО — 500 или 1000 членов, и начнут собираться активнее. А что такое 1000 членов? Это значит, что компании будут из нескольких субъектов РФ.

— Вам не кажется, что в такой массовой организации у рядовых членов будет меньше возможности контролировать работу коллег и администрации СРО?

— Это вопрос управления. Допустим, в СРО 1000 членов. Если каждую организацию проверять раз в год в течение недели силами одного-двух человек, а в году 52 рабочие недели, то нужно всего 20 инспекторов на 1000 членов.

— Теперь коррупционеры и бюрократы будут работать в саморегулируемых организациях?

— Если выбирать между коррупцией в госаппарате и коррупцией в СРО, ответ очевиден: профсообщество разберется с ней быстрее, чем госаппарат. Два-три прекращения деятельности СРО — и многие участники строительного рынка поймут, как надо работать. Ведь прекращение деятельности СРО — потеря бизнеса, темпов, контрактов. Уже сейчас можно наблюдать интересный процесс: СРО начинают делиться на чистых и нечистых. Саморегулируемые организации, образованные серьезными компаниями, не принимают кандидатов, если не понимают, кто за ними стоит и какие у них цели.