1. Главная / Статьи 
ул. Черняховского, д. 16 125319 Москва +7 499 152-68-65
Логотип
| статьи | печать | 1344

Истина в суде («Новая бухгалтерия», № 01, 2010 г.)

Налог на добавленную стоимость

Отражение не облагаемой НДС операции в декларации по НДС не означает отказ организации от льготы по налогообложению и не влечет обязанность по уплате налога.

(Постановление ФАС Московского округа от 20.11.2009 № КА-А40/10618-09)

Организация продала квартиру и отразила данную операцию в декларации по НДС как облагаемую налогом на добавленную стоимость.

Инспекция решила, что, указав в декларации сведения о продаже квартиры, организация по существу отказалась от льготы по НДС. По итогам проверки был доначислен НДС.

 

Суд указал, что согласно подп. 22 п. 3 ст. 149 НК РФ не подлежит налогообложению (освобождается от налогообложения) реализация жилых домов, жилых помещений, долей в них. Таким образом, в силу прямого указания закона операция по реализации квартиры не является объектом обложения НДС.

При отказе от применения льготы налогоплательщик должен представить соответствующее заявление в налоговый орган по месту учета в срок не позднее 1-го числа налогового периода, с которого налогоплательщик намерен отказаться от применения льготы. Общество с таким заявлением в налоговый орган не обращалось.

Следовательно, доначисление НДС является неправомерным.

Невозможность проведения встречных проверок поставщиков, неполучение ответов по запросам не являются основанием для отказа экспортеру в возмещении НДС.

(Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 24.11.2009 по делу № А53-5456/2009)

Общество представило в налоговую инспекцию декларацию по НДС по ставке 0%, пакет документов, предусмотренный ст. 165 НК РФ, и одновременно заявило НДС к возмещению.

В ходе камеральной проверки декларации налоговая инспекция отказала в возмещении налога в связи с неподтвержденностью реальности осуществления хозяйственных операций и отсутствия достоверных доказательств перемещения товара. Основанием для такого вывода послужила невозможность проведения встречной проверки поставщиков организации: инспекция послала им запрос, но ответа не получила.

Общество оспорило налоговый отказ в арбитражном суде, который согласился с доводами заявителя.

Ставка НДС 0% применяется при реализации товара, вывезенного в таможенном режиме экспорта, а также товаров, помещенных под таможенный режим свободной таможенной зоны, при условии представления в налоговые органы документов, предусмотренных ст. 165 НК РФ.

Довод налоговой инспекции о фиктивности хозяйственных операций в связи с недобросовестностью поставщиков признан судом несостоятельным. Сославшись на постановление Пленума ВАС РФ № 53, судьи отметили, что факт нарушения контрагентом налогоплательщика своих налоговых обязанностей сам по себе не является доказательством получения налогоплательщиком необоснованной налоговой выгоды.

Налоговая выгода может быть признана необоснованной, если налоговым органом будет доказано, что деятельность налогоплательщика направлена на совершение операций, связанных с налоговой выгодой, преимущественно с контрагентами, не исполняющими своих налоговых обязанностей.

 Представление налогоплательщиком в инспекцию всех надлежащим образом оформленных документов в целях получения налоговой выгоды является основанием для ее получения, если налоговым органом не доказано, что сведения, содержащиеся в этих документах, неполны, недостоверны и (или) противоречивы.

Положения ст. 171 и 172 НК РФ предполагают возможность возмещения налога из бюджета при наличии реального осуществления хозяйственных операций и при осуществлении сделок с реальными товарами.

Суд установил, что приложенный к спорной декларации пакет документов подтверждает реальность и товарность сделок с данным контрагентами, в том числе факт пересечения грузом границы РФ и поступления валютной выручки.

Невозможность проведения встречных проверок поставщиков (субпоставщиков), неполучение ответов по запросам не являются основанием для отказа обществу-экспортеру в возмещении НДС.

Налог на прибыль

Расходы, связанные с выплатой зарплаты работникам, нанятым через организации-аутсорсеры, уменьшают налогооблагаемую прибыль.

(Постановление ФАС Уральского округа от 18.11.2009 № Ф09-8952/09-С2)

Во время выездной проверки инспекция выявила, что при формировании налогооблагаемой прибыли общество неправомерно отнесло к расходам суммы выплат, произведенные аутсорсинговым компаниям по договорам найма персонала, что послужило занижению налогооблагаемой прибыли. Обществу были начислены налог на прибыль, пени и штрафные санкции.

Общество оспорило налоговые начисления в арбитражном суде.

Удовлетворяя исковые требования, судьи сослались на положения подп. 2 п. 2 ст. 253 НК РФ. В силу данной нормы при исчислении налога на прибыль учитываются расходы, связанные с выплатой заработной платы работникам, нанятым через аутсорсинговые компании.

Таким образом, начисление налога, пеней и штрафных санкций является неправомерным.

Убытки от операций хеджирования учитываются при исчислении налога на прибыль.

(Постановление ФАС Московского округа от 19.11.2009 № КА-А40/12229-09)

В ходе выездной проверки налоговая инспекция указала на неправомерное включение обществом в налоговую базу по налогу на прибыль убытков, полученных от операций хеджирования. По результатам проверки обществу было предложено доплатить налог на прибыль и авансовые платежи по данному налогу.

Общество обратилось в арбитражный суд, который поддержал заявителя по следующим основаниям.

Под операциями хеджирования понимаются операции с финансовыми инструментами срочных сделок, совершаемые в целях компенсации возможных убытков, возникающих в результате неблагоприятного изменения цены или иного показателя объекта хеджирования. Объектами хеджирования признаются активы и (или) обязательства, а также потоки денежных средств, связанные с указанными активами и (или) обязательствами или с ожидаемыми сделками (п. 5 ст. 301 НК РФ).

Для подтверждения обоснованности отнесения операций с финансовыми инструментами срочных сделок к операциям хеджирования налогоплательщик представляет расчет, подтверждающий, что совершение данных операций приводит к снижению размера возможных убытков (недополучения прибыли) по сделкам с объектом хеджирования.

Согласно п. 3 ст. 304 НК РФ убыток по операциям с финансовыми инструментами срочных сделок, не обращающихся на организованном рынке, не уменьшает налоговую базу по налогу на прибыль (за исключением случаев, предусмотренных п. 5 ст. 304 НК РФ).

В соответствии с п. 5 ст. 304 НК РФ при условии оформления операций хеджирования с учетом требований п. 5 ст. 301 НК РФ доходы по таким операциям с финансовыми инструментами срочных сделок увеличивают, а расходы уменьшают налоговую базу по другим операциям с объектом хеджирования.

Доходы и расходы, полученные от операций с финансовыми инструментами срочных сделок, признаются соответственно внереализационными доходами и внереализационными расходами (п. 19 ст. 250 и подп. 18 п. 1 ст. 265 НК РФ).

Таким образом, доходы от операций хеджирования с объектом «процентные ставки по кредиту» подлежат учету в составе внереализационных доходов, а расходы — в составе внереализационных расходов в том же порядке, как и проценты по кредитному договору, то есть участвуют в формировании налоговой базы, исчисляемой налогоплательщиком по одной ставке. Такую же позицию занимает Минфин России (письма от 02.02.2007 № 03-03-06/1/53, от 19.06.2008 № 03-03-06/1/363, от 30.06.2008 № 03-03-06/1/377, от 20.02.2009 № 03-03-06/1/77 и от 22.04.2009 № 03-03-06/2/89).

Как установили судьи, общество с целью компенсации возможных убытков, связанных с изменением ставки LIBOR, с учетом которой определяется процентная ставка за пользование заемными средствами по заключенному кредитному договору, заключило соглашение о свопе процентных ставок. В соответствии с условиями этого соглашения обществу компенсируются фактические расходы на уплату процентов по кредитному договору исходя из плавающей ставки LIBOR + 3,25%, взамен которой общество выплачивает по указанному соглашению фиксированную ставку 8,55%.

Заключенное соглашение относится к финансовым инструментам срочных сделок, не обращающихся на организованном рынке ценных бумаг, и является операцией хеджирования, которая оформлена и подтверждена обществом с учетом требований, установленных п. 1 ст. 301 НК РФ. Объектом хеджирования являются процентные ставки, которые при определении налоговой базы по налогу на прибыль подлежат учету в качестве внереализационных расходов.

Следовательно, общество правомерно включило в налоговую базу по налогу на прибыль убытки, полученные по операциям хеджирования.

Сделка по реализации имущества, совершенная между взаимозависимыми лицами, по ценам, превышающим лимит, установленный ст. 40 НК РФ, влечет доначисление налога на прибыль.

(Постановление ФАС Московского округа от 20.11.2009 № КА-А40/10618-09)

 

При проверке налоговая инспекция установила, что общество реализовало имущество (квартиру и машино-место) по цене на 20% ниже его рыночной стоимости. При этом главный бухгалтер общества одновременно являлся генеральным директором организации-покупателя. Инспекция доначислила налог на прибыль.

Общество обратилось в арбитражный суд.

Рассматривая спор, суды первой и кассационной инстанций заняли разные позиции. Первая инстанция поддержала налоговый орган, сославшись на положения ст. 40 НК РФ, регулирующие принцип определения цен на товары (работы, услуги).

Данная норма предоставляет налоговому органу право проверять правильность применения цен по сделкам, в том числе если сделка совершена между взаимозависимыми лицами и при отклонении цены более чем на 20% в сторону повышения или в сторону понижения от уровня цен, применяемых налогоплательщиком по идентичным (однородным) товарам (работам, услугам) в пределах непродолжительного периода времени.

Взаимозависимыми лицами являются физические лица и (или) организации, отношения между которыми могут оказывать влияние на условия или экономические результаты их деятельности или деятельности представляемых ими лиц.

Судьи первой инстанции установили, что рыночная стоимость квартиры и машино-места налоговым органом определялась на основании заключения о стоимости объектов, выданного фирмой, имеющей лицензию на осуществление оценочной деятельности. По мнению судей, указанное заключение подтверждает отклонение продажной цены спорных объектов более чем на 20% ниже рыночной стоимости.

Судьи кассационной инстанции согласились с выводами суда первой инстанции только в части занижения стоимости реализации квартиры (она была продана за 1,5 млн руб., в то время как ее рыночная стоимость составляла 7 млн руб).

В отношении машино-места судьи отметили, что заключение оценщика подтверждает отклонение продажной цены машино-места всего на 5,6% (этот объект был продан за 130 тыс. руб. при рыночной стоимости 137 тыс. руб.). Лимит, установленный ст. 40 НК РФ, в данном случае не превышен. Поэтому начисление налога на прибыль по продаже машино-места незаконно.

Единый социальный налог

Если ежемесячные выплаты, производимые налогоплательщиком своим работникам, носят характер оплаты труда, они облагаются ЕСН.

(Постановление ФАС Уральского округа от 19.11.2009 № Ф09-9017/09-С2)

В ходе выездной проверки налоговая инспекция выявила, что в 2006 г. общество ежемесячно выплачивало своим работникам дополнительное вознаграждение в целях повышения их социальной защищенности. Данные выплаты не учитывались при определении базы по ЕСН. Поэтому обществу были начислены ЕСН и пени.

Общество обратилось в арбитражный суд.

Рассматривая спор, суды первой, апелляционной и кассационной инстанций заняли разные позиции. Суд первой инстанции удовлетворил исковые требования в связи с тем, что спорные вознаграждения выплачивались обществом из чистой прибыли. Апелляционная и кассационная инстанции встали на сторону налоговиков по следующим основаниям.

Объектом обложения ЕСН признаются выплаты и иные вознаграждения, начисляемые налогоплательщиками в пользу физических лиц по трудовым и гражданско-правовым договорам, предметом которых является выполнение работ или оказание услуг (п. 1 ст. 236 НК РФ).

Облагаемая база по ЕСН организаций, производящих выплаты физлицам, определяется как сумма выплат и иных вознаграждений, предусмотренных п. 1 ст. 236 НК РФ.

Данные выплаты и вознаграждения не признаются объектом налогообложения, если у налогоплательщиков они не отнесены к расходам, уменьшающим налоговую базу по налогу на прибыль в текущем отчетном (налоговом) периоде.

Статья 255 НК РФ к расходам на оплату труда относит любые начисления работникам в денежной и (или) натуральной форме, стимулирующие начисления и надбавки, компенсационные начисления, связанные с режимом работы или условиями труда, премии и единовременные поощрительные начисления, расходы, связанные с содержанием этих работников.

Перечень расходов, не учитываемых при обложении налогом на прибыль, определен ст. 270 НК РФ. К ним относятся, в частности, расходы в виде начисленных дивидендов и других сумм прибыли после налогообложения, а также расходы в виде премий, выплачиваемых работникам за счет средств специального назначения или целевых поступлений.

Как установили судьи, спорные дополнительные вознаграждения производились обществом ежемесячно и фактически представляли собой заработную плату, выплаченную сверх установленного штатным расписанием фонда заработной платы.

Кроме того, в 2006 г. данные суммы не могли быть выплачены за счет чистой прибыли, полученной по итогам 2005 г., поскольку прибыль 2005 г. была израсходована обществом в течение 2005 г., что подтверждается вступившим в законную силу постановлением арбитражного суда, принятым по другому делу. По данным бухгалтерского учета в указанном периоде у общества имелся непокрытый убыток, и его уставом не предусмотрена возможность принятия решения о выплате промежуточных дивидендов по итогам квартала.

Поэтому спорные вознаграждения носят характер оплаты труда и должны были включаться в налоговую базу по ЕСН в 2006 г.

Земельный налог

Жилищный кооператив не является плательщиком земельного налога, на котором расположен многоквартирный дом, если в этом доме не имеет в собственности помещения. Излишне уплаченный земельный налог по такому земельному участку подлежит возврату.

(Постановление ФАС Уральского округа от 18.11.2009 № Ф09-9080/09-С3)

Жилищному кооперативу в 1988 г. в бессрочное пользование были предоставлены земельные участки под капитальное строительство и для дальнейшей эксплуатации.

Впоследствии деятельность кооператива заключалась в совместном управлении комплексом недвижимого имущества (многоквартирных домов), обеспечении эксплуатации этого комплекса, владении, пользовании и в установленных законодательством пределах распоряжении общим имуществом в многоквартирных домах. За 2006—2008 гг. кооператив уплатил земельный налог в сумме 305 тыс. руб.

Кооператив обратился в налоговую инспекцию с заявлением о возврате излишне уплаченного налога, поскольку он не относится к плательщикам данного налога.

Налоговая инспекция посчитала, что кооператив фактически использует земельный участок, включенный в состав общего имущества, а право общей долевой собственности на данный участок за собственниками помещений многоквартирного дома не зарегистрировано. Следовательно, по мнению инспекции, он относится к плательщикам земельного налога.

Кооператив оспорил налоговый отказ в арбитражном суде, который поддержал заявителя, указав следующее.

Член жилищного кооператива, полностью внесший свой паевой взнос за предоставленную квартиру, приобретает на нее право собственности.

Собственникам помещений в многоквартирном доме принадлежит на праве общей долевой собственности общее имущество в многоквартирном доме, включающее земельный участок, на котором расположен данный дом, с элементами озеленения и благоустройства и иные предназначенные для обслуживания, эксплуатации и благоустройства данного дома объекты, расположенные на данном земельном участке (п. 1 ст. 36 ЖК РФ).

Доля в праве общей собственности на общее имущество в многоквартирном доме для каждого собственника помещения определяется пропорционально размеру общей площади его помещения.

В силу п. 3 ст. 392 НК РФ, если при приобретении здания (сооружения или другой недвижимости) к приобретателю в соответствии с законом или договором переходит право собственности на ту часть земельного участка, которая занята недвижимостью и необходима для ее использования, налоговая база в отношении данных земельных участков для указанного лица определяется пропорционально его доле в праве собственности на данный земельный участок.

Следовательно, плательщиками земельного налога являются субъекты общей долевой собственности, а не объединяющие их интересы юридические лица. Юридическое лицо, созданное в форме жилищного кооператива, признается плательщиком земельного налога только в отношении доли земельного участка, приходящейся на долю площади принадлежащих ему помещений в общей площади жилых и нежилых помещений многоквартирного дома.

При рассмотрении спора судьи установили, что на всех спорных земельных участках находятся многоквартирные жилые дома, построенные на основании решений органа местного самоуправления.

Паевые взносы были выплачены всеми собственниками жилых помещений. Доказательств, подтверждающих право собственности кооператива на долю помещений в многоквартирных домах, налоговым органом не представлено. Следовательно, в спорном периоде кооператив не являлся фактическим землепользователем земельного участка и плательщиком земельного налога.

Значит, отказ в возмещении спорных сумм земельного налога является неправомерным.

Водный налог

Забор воды для водопоя и обслуживания скота не облагается водным налогом, при этом отсутствие лицензии на водопользование не является основанием для начисления данного налога.

(Постановление ФАС Северо-Западного округа от 17.11.2009 по делу № А56-3027/2009)

По результатам выездной проверки налоговая инспекция установила, что общество осуществляло безлицензионное водопользование (забор воды) из подземного водного объекта. Вода использовалась для водопоя и ухода за скотом.

Поскольку сведения о размерах потребленной воды для иных нужд отсутствовали, водный налог был начислен обществу с применением ставки, установленной п. 1 ст. 333.12 НК РФ.

Общество обжаловало налоговые начисления в арбитражном суде, который встал на сторону заявителя.

Согласно подп. 13 п. 2 ст. 333.9 НК РФ объектом обложения водным налогом не признается забор воды из водных объектов для орошения земель сельскохозяйственного назначения (включая луга и пастбища), полива садоводческих, огороднических, дачных земельных участков, земельных участков личных подсобных хозяйств граждан, для водопоя и обслуживания скота и птицы, которые находятся в собственности сельскохозяйственных организаций. Устанавливая такое правило, данная норма не ставит ее применение в зависимость от наличия или отсутствия у водопользователя лицензии.

Представленные в ходе судебного разбирательства документы подтверждают факт использования спорной воды для целей водоснабжения животноводческого комплекса.

Таким образом, у общества отсутствовал объект обложения водным налогом при заборе воды из скважины для водопоя и обслуживания скота.

Сброс воды не влияет на исчисление объема забора воды, облагаемого водным налогом.

(Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 30.11.2009 по делу № А45-13692/2009)

Общество осуществляло эксплуатацию объектов теплоэнергетики и атомной энергетики с использованием прямоточной схемы водоснабжения.

Налоговая инспекция провела камеральную проверку уточненных деклараций по водному налогу, в которых общество уменьшило сумму водного налога. По результатам проверки инспекция вынесла решение об отказе в привлечении общества к налоговой ответственности за совершение налогового правонарушения, а также обществу было предложено восстановить уменьшенную сумму водного налога.

Общество полагало, что в связи с отсутствием в налоговом законодательстве расшифровки понятия забора воды следует руководствоваться Водным кодексом РФ. Согласно ст. 85 ВК РФ использование водных объектов может осуществляться с изъятием (забора воды) либо без изъятия (сброс, использование в качестве водных путей) водных ресурсов.

Поскольку общество одновременно производило забор воды и сброс сточных вод в водный объект, исключенным (удаленным) объемом воды из водного объекта является объем воды, безвозвратно изъятый из водного объекта, а именно разница между объемом водопотребления и объемом водоотведения.

Отказывая обществу в удовлетворении иска, суд указал, что в силу ст. 333.9 НК РФ объектом обложения водным налогом признается забор воды из водных объектов. Сброс воды объектом обложения водным налогом не является, а также не является фактором, влияющим на исчисление объема забора воды. Налоговое законодательство не содержит иного толкования термина «забор воды» и не содержит отсылочных норм. Поэтому спорное налоговое решение является правомерным.

Взыскание налога

Налоговый орган вправе направить в банк, в котором открыты счета налогоплательщика, инкассовые поручения о взыскании штрафных санкций, если внесудебный порядок их взыскания не противоречит налоговому законодательству.

(Постановление ФАС Московского округа от 18.11.2009 № КА-А40/11938-09)

Инспекция провела камеральную проверку декларации по налогу на прибыль, по результатам которой предприятие было привлечено к налоговой ответственности с предложением уплатить недоимку по налогу на прибыль. В адрес предприятия было выставлено требование об уплате налогов, пеней и штрафа с указанием срока выполнения.

Предприятие данное требование не выполнило. Инспекция приняла решение о взыскании налогов, пеней и штрафов за счет денежных средств на счетах в банках. На основании указанного решения в банк было направлены инкассовые поручения.

Считая выставление инкассовых поручений о взыскании налоговых санкций незаконным, предприятие обратилось в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении исковых требований заявителя, суд указал, что в случае неуплаты или неполной уплаты налога в установленный срок обязанность по уплате налога исполняется в принудительном порядке путем обращения взыскания на денежные средства на счетах в банках (ст. 46 НК РФ).

Взыскание производится по решению инспекции путем направления налоговым органом в банк, в котором открыты счета налогоплательщика, поручения на списание и перечисление в бюджетную систему необходимых денежных средств со счетов налогоплательщика.

В соответствии со ст. 104 НК РФ судебный порядок взыскания штрафов применяется в том случае, когда внесудебный порядок взыскания налоговых санкций не допускается.

Действия налогового органа по направлению спорных инкассовых поручений в банк не противоречат внесудебному порядку взыскания штрафов, определенному НК РФ. Поэтому выставление инкассовых поручений о взыскании штрафов является законным.

Суммы налога, списанные со счета налогоплательщика при наличии достаточного остатка денежных средств на этом счете и не поступившие на счета по учету доходов бюджета, считаются уплаченными.

(Постановление ФАС Московского округа от 26.11.2009 № КА-А41/12607-09)

Обществу было выставлено налоговое требование об уплате НДС и пеней за III квартал 2008 г. со сроками уплаты 50% суммы задолженности до 20 октября 2008 г., а остальной части – до 20 ноября 2008 г. В связи с неисполнением обществом в добровольном порядке указанного требования инспекция приняла решение о взыскании задолженности по НДС за счет денежных средств общества в банках.

Общество обжаловало налоговое решение в арбитражном суде.

Удовлетворяя исковые требования, суд указал, что налогоплательщики обязаны самостоятельно исполнять обязанность по уплате налога, если иное не предусмотрено законодательством о налогах и сборах. Неисполнение или ненадлежащее исполнение этой обязанности является основанием для выставления налоговым органом требования об уплате налога. В случае неуплаты взыскание налога производится в порядке, предусмотренном ст. 46 и 47 НК РФ.

В соответствии с подп. 1 п. 3 ст. 45 НК РФ обязанность по уплате налога считается исполненной с момента предъявления в банк поручения на перечисление в бюджет на соответствующий счет Федерального казначейства денежных средств с расчетного счета налогоплательщика в банке при наличии на нем достаточного денежного остатка на день платежа.

Как установил суд, 14 ноября 2008 г. общество в рамках системы «банк — клиент» предъявило в банк, в котором открыт расчетный счет, платежное поручение на уплату спорной суммы НДС за III квартал 2008 г. Денежные средства были списаны со счета в полном объеме, но на счета по учету доходов бюджета не поступили. Наличие на счете общества достаточного остатка денежных средств на момент списания банком спорной суммы подтверждается выпиской из лицевого счета. Следовательно, обязанность по уплате спорного налога обществом была исполнена.

Вывод суда согласуется с правовой позицией Конституционного суда РФ, изложенной в постановлении от 12.10.98 № 24-П, в соответствии с которой обязанность по уплате налоговых платежей считается исполненной с момента списания денежных средств с расчетного счета налогоплательщика при условии наличия достаточности денежных средств на этом счете. Данное правило распространяется только на добросовестных налогоплательщиков, при этом обязанность доказать их недобросовестность возлагается на налоговый орган (Определение КС РФ от 25.07.2001 № 138-О).

Таким образом, задолженность по НДС за III квартал 2008 г. у общества отсутствовала, а значит, спорное налоговое решение является недействительным.

Налоговые проверки

Извещение о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки, направленное по месту работы председателя ликвидационной комиссии налогоплательщика, не является надлежащим извещением налогоплательщика и влечет недействительность решения, вынесенного по результатам проверки.

(Постановление ФАС Уральского округа от 18.11.2009 № Ф09-9036/09-С3)

Налоговая инспекция провела выездную проверку общества, находящегося на стадии ликвидации. Извещение о назначении времени и места рассмотрения материалов проверки налоговый орган направил по месту работы председателя ликвидационной комиссии общества.

В связи с неявкой представителей общества в назначенное место и время рассмотрение материалов выездной проверки производилось без участия представителей общества. По результатам рассмотрения материалов проверки общество было привлечено к налоговой ответственности с доначислением налогов и пеней.

Общество обратилось в арбитражный суд.

Суд согласился с доводами заявителя, указав, что порядок вынесения решения по результатам рассмотрения материалов проверки определен в ст. 101 НК РФ.

Согласно данной норме руководитель (заместитель руководителя) налогового органа извещает о времени и месте рассмотрения материалов налоговой проверки лицо, в отношении которого проводилась эта проверка.

Несоблюдение этого требования может являться основанием для отмены решения налогового органа вышестоящим налоговым органом или судом.

Нарушение существенных условий процедуры рассмотрения материалов налоговой проверки является основанием для отмены вышестоящим налоговым органом или судом решения инспекции о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

К таким существенным условиям относятся обеспечение возможности лица, в отношении которого проводилась проверка, участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки лично и (или) через своего представителя и обеспечение возможности налогоплательщика представить объяснения.

В данном случае налогоплательщик был лишен возможности участвовать в процессе рассмотрения материалов налоговой проверки и представлять свои объяснения. Это является самостоятельным основанием для признания решения инспекции недействительным.